Американская иллюзия

Короткая ссылка
Кейтлин Джонстоун
Кейтлин Джонстоун
Независимый журналист из Австралии

Свобода слова в США — такая же иллюзия, как яйца от кур свободного выгула. Ни того ни другого здесь на самом деле нет.

Америка так же авторитарна и нетерпима к инакомыслию, как и любая мелкая диктатура. Его в США так же подавляют, но в более скрытой, изощрённой манере, при поддержке конформистских мейнстримных СМИ.

Основатель WikiLeaks Джулиан Ассанж получил от Минюста США новое обвинение, которое журналист портала Shadowproof Кевин Гостола охарактеризовал как «очевидную попытку криминализовать журналистскую деятельность противоборствующей медиаорганизации, которую США пытались уничтожить последние десять лет». 

Порталы Shadowproof, WSWS и Consortium News очень обстоятельно и информативно освещают новый виток этого дела.

Обвинительное заключение не выдвигает новых обвинений, изобилует неточностями, вопиющими дырами в повествовании и дилетантскими ошибками, во многом основывается на показаниях осуждённого педофила с диагнозом «социопатия», и в сущности оно представляет из себя разве что хилую попытку легитимизировать включение слов «хакерская деятельность» и «хакеры» в прокурорский нарратив.  

Партнёр Ассанжа Стелла Моррис заявила следующее: «Джулиану здесь предъявили не жёсткое обвинение, а скорее какие-то мятые обрывки, завалявшиеся в столе».

Преследование Джулиана Ассанжа — это вполне прозрачная топорная попытка правительства США криминализовать в глобальном масштабе публикацию утечек, неудобных централизованной империи США, — чтобы журналисты по всему миру знали, какую черту им ни в коем случае нельзя переходить.

Также по теме
Плакат с требованием свободы Ассанжу «Показал миру изнанку американской демократии»: чем грозит Ассанжу новое обвинительное заключение, выдвинутое США
В отношении основателя WikiLeaks Джулиана Ассанжа было вынесено новое обвинительное заключение, сообщил Минюст США. В ведомстве...

Это вывернутая наизнанку тоталитарная олигархическая империя в своём самом явном тираническом проявлении. Заключение Ассанжа под стражу — это тот момент фильма, когда злодей наконец-то являет своё истинное лицо, лицо жуткого монстра, которым он был всегда. Всем, кто следил за этой историей, стало ясно, что альянс власти в США такой же авторитарный и нетерпимый к инакомыслию, как и любой мелкий диктатор. 

Но это самая редкая форма имперской цензуры. Обычно, когда есть такая возможность, структуры власти, господствующие над человеческой цивилизацией, предпочитают делать это, не привлекая к себе внимания, а в идеале — чтобы ещё и заключённые были сами себе надзирателями.

Аарон Мате, на данный момент один из моих самых любимых журналистов в мире, написал в Твиттере следующее (выделение — моё): «Просто поразительно наблюдать, как одна книга за другой тиражирует всё ту же шумиху вокруг уже развенчанного «рашагейта». Когда я обсуждал с одним из редакторов в крупном издательстве вопрос издания книги, основанной, знаете ли, на реальных фактах, он мне ответил, что его друзья разозлятся, если её опубликуют, и на этом разговор был окончен».

Это превосходный пример мягкой тирании, посредством которой осуществляется большинство ключевой работы по подавлению свободы слова в сегодняшней империи.

Нет закона, который бы запрещал издать результат журналистского труда Аарона Мате, удостоенного награды за вклад в дело независимых СМИ и посвящённого теме массированной психологической операции, известной как «рашагейт». Того, кто издаст такую книгу, не подвергнут пыткам, и ему не грозит приговор к 170 годам лишения свободы, как в случае Джулиана Ассанжа.

Но свобода слова всё равно остаётся ограниченной. Крупные издательства к работе Мате даже не притронутся. Вы не увидите его в качестве приглашённого эксперта в эфире канала MSNBC или CNN. Не потому, что этим платформам запрещено его приглашать, а потому, что они не хотят этого делать. Как объяснила в прошлом году бывшая ведущая MSNBC Кристал Болл, конформистский подход насаждается сверху, чтобы гарантировать попадание на верхушку самых влиятельных платформ тех, кто без каких-либо подсказок понимает, как не выходить за рамки, установленные истеблишментом. Людей туда набирают из тех же самых университетов, где культивируется конформизм, а отбором занимаются руководители, которых, в свою очередь, отбирают владеющие СМИ плутократы, исходящие из готовности кандидатов защищать статус-кво, на котором зиждутся их плутократические королевства. И только те, кто играет по правилам этой системы, могут претендовать на значимые и влиятельные позиции.

Также по теме
«Требуем от властей США принять эффективные меры»: посольство России заявило об угрозах после публикации NYT
Российские дипломаты в Вашингтоне и Лондоне стали получать угрозы после публикации The New York Times, в которой содержатся...

Вспомнилось известное скандальное интервью, взятое у Ноама Хомского британским журналистом Эндрю Марром. В ходе той беседы Хомский высмеял ложные представления мейнстримных журналистов о своей работе как о «профессии поборников справедливости, ориентированных на противостояние, на непокорность перед лицом власти», выразив мнение, что хороший журналист в СМИ практически бессилен предпринимать какие-то реальные усилия в этом направлении.

«Откуда вам знать, что я занимаюсь самоцензурой? Откуда вы знаете, что журналисты… (Марр не успевает договорить до конца. — RT)», — начинает возражать Марр.

«А я и не говорю, что вы занимаетесь самоцензурой, — отвечал Хомский. — Уверен, вы убеждены во всём, что говорите. Я имею в виду, что, будь у вас иные убеждения, вы бы не занимали то место, на котором находитесь».

А ещё вспомнились слова из фильма «Мой ужин с Андре»:

«Думаю, Нью-Йорк — это новая модель концентрационного лагеря, который построили сами ньюйоркцы. Там они и узники, и охранники. Они гордятся тем, что они построили. Они построили собственную тюрьму. Там они и существуют в состоянии шизофрении, когда они одновременно и те и другие. И в результате они не в состоянии — из-за того, что у них промыты мозги, — покинуть эту тюрьму, которую сами же и построили, и даже видеть в ней тюрьму». 

Знаете ли вы, что — в зависимости от того, в какой стране вы живёте, — надпись на коробке яиц, заверяющая вас, что птица находилась в «свободном выгуле», зачастую может означать нечто совершенно другое?

Взять, к примеру, США. По требованиям, для того чтобы кур признали курами «свободного выгула», им достаточно лишь обеспечить выход наружу. На деле это означает, что тысячи птиц содержатся в тесных, грязных многоярусных сараях, устроенных так, чтобы вместить как можно больше животных, и в дальнем конце таких сараев открыта крошечная дверь, за которой — маленькая территория, куда большинству птиц так и не суждено будет найти дорогу.

Министерство сельского хозяйства США не требует, чтобы куры в принципе когда-либо выходили наружу. В его требованиях даже не обозначено, как должно выглядеть то самое пространство снаружи. Вот и получается так, что на практике эти куры «свободного выгула» и близко к двери никогда не подбираются — да и резона пытаться у них, собственно, и нет.

Точно так же на деле выглядит и хвалёная «свобода слова» западного мира, когда речь идёт о платформах, имеющих реальное влияние.

The New York Times и CNN могли бы сделать слышнее голоса тех, кто выражает несогласие с официальной имперской линией относительно того, что происходит в мире, — дверь у них для этого, в общем-то, открыта.

Но они предпочитают не пользоваться этой возможностью, потому что здесь была создана определённая система, которая способствует тому, чтобы такое желание у них не появлялось.

Средства массовой информации — это агропромышленные фермы в сфере выражения мыслей. И то и другое начисто лишено свободы, гуманности и органичности. В здоровом мире, который мы, надеюсь, когда-нибудь увидим, не будет места ни тому, ни другому.

С другими материалами автора можно ознакомиться на сайте caitlinjohnstone.com или в её Twitter

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Добавьте RT в список ваших источников
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить