Битва за Ирак

Короткая ссылка
Юлия Юзик
Юлия Юзик
Журналист

Первый серьёзный виток обострения ситуации в Ираке начался 1 октября, когда тысячи иракцев вышли на улицы с осуждением коррупции и неспособности правительства предоставлять элементарные услуги (воду и электричество).

Первоначальные социально-экономические требования быстро переросли в требования отставки премьера Адиля Абдул-Махди и его правительства. Чтобы было понятно далёким от иракской политики: Абдул-Махди, шиит по вероисповеданию, креатура Тегерана, духовного лидера и КСИР (Корпуса стражей Исламской революции).

С тех пор как США в 2003-м вторглись в Ирак под предлогом того, что там разрабатывают химическое оружие, и погрузили его в хаос, там же усилил своё влияние и Иран, так как присутствие американцев у границ угрожало его национальной безопасности. И если сразу после казни Саддама Ирак был больше под американским влиянием, то спустя 15 лет страна стала скорее ирано-американской. Установилась сложная конструкция разделения власти после американского вторжения (президент курд, премьер-министр шиит и суннитские квоты плюс министерские портфели), которая позволила Ирану усилить своё тайное влияние и, начиная с премьер-министра Малики, ставить своих премьеров.

Похоже, спустя 16 лет цикл, открытый падением Саддама Хусейна и американским вторжением, подходит к концу, и страну ждут большие перемены. Открытый вопрос: какими они будут?

Волнения, которые сотрясали страну весь месяц, унесли жизни около 400 человек и оставили 12 тыс. раненых. Начавшийся в конце ноября второй виток охватил огнём южные провинции Наджаф, Насирию, Кербелу, прямо сегодня тысячи протестующих блокируют Тахрир, центральную площадь Багдада.

Показательно бунтовщики поджигали иранские консульства, нападали на офисы проиранских служб безопасности и ударили по самому чувствительному для Тегерана месту — иранскому консульству в священном для шиитов городе Кербела.

Когда в 2017 году я работала на телеканале Iran Today (близком к военным и религиозным кругам иранской власти), паломничество миллионов иранских верующих в иракскую Кербелу освещалось столь масштабно и круглосуточно на всех государственных телеканалах страны, как, например, в 1945-м в СССР могло бы освещаться взятие Рейхстага.

В той самой Кербеле арабами был убит один из главных святых иранских шиитов имам Хусейн, внук пророка Мухаммеда, отказавшийся принести клятву верности халифу Язиду. Битву при Кербеле принято считать точкой разделения ислама на суннитов и шиитов.

Возвращение Ирана в ключевое место силы шиизма — иракскую Кербелу и сам Ирак — означало возвращение былого влияния на Ближнем Востоке, усиление шиитской (персидской) дуги. Это был результат долгой и кропотливой работы по реставрации персидской империи, которую в течение последних 20 лет проводит главный архитектор иранской внешней политики генерал Касем Сулеймани. В этой концепции важным пунктом является выбрасывание американцев из региона и возвращение безопасности и спокойствия для иранских друзей и партнёров.

Также по теме
Шесть человек погибли в результате трёх взрывов в Багдаде
Шесть человек стали жертвами трёх взрывов в столице Ирака Багдаде. Об этом сообщает агентство AFP со ссылкой на медицинских...

Синхронные массовые волнения, проходящие по идентичному сценарию и охватившие, кроме Ирака, Ливан (ещё один плацдарм иранского влияния в регионе), а также жесточайшая антииранская риторика не оставляли сомнений в том, что США и Израиль предприняли серьёзнейшую в новейшей истории попытку демонтажа иранского влияния в регионе.

Восстания проходили одинаково: радикальная молодёжь жгла покрышки, устраивала поджоги, скандировала антииранские лозунги, громила иранские объекты и обвиняла в коррупции правительство проиранского премьера.

Не вызывает сомнений, что в Иране нерешительность иракских властей (месяц страна утопала в крови, но протест не был погашен) восприняли с яростью и презрением. Что такое протесты и что с ними делать, в Иране знают, возможно, лучше всех в мире. В 2009-м там подавили одно из самых массовых восстаний за время существования исламской республики — тогда на площадь Азади (площадь Свободы) в Тегеране вышли около 3 млн человек, протестуя против якобы фальсификации результатов президентских выборов властью в пользу Ахмадинежада.

3 млн человек едва не снесли режим, который тогда оказался не готов к такому масштабу, а кадры кровавых сцен подавления протестов обошли весь мир, принеся Ирану жестокие западные санкции и поддержку «зелёного протеста» всем миром.

Протесты, сотрясавшие Ирак в октябре и ноябре, едва не вынудили премьер-министра Адиля Абдул-Махди уйти в отставку.

Он даже публично пообещал это сделать, что вызвало некоторое ослабление протестной волны — казалось, что цель восстаний достигнута. Однако отставки не случилось, так как в это время внимание мира неожиданно переключилось на сам Иран, где начались жесточайшие протесты против правительства и коррупции, охватившие почти 90 городов страны.

Мировые СМИ переключились с Ирака на Иран — наконец иранцы, воодушевлённые примером соседей, решили свергнуть режим! Ирак подождёт, когда народ сметает режим аятолл!

А дальше случилось интересное: за 24 часа иранские власти полностью отключили всю страну от интернета, впервые в мире реализовав безупречный технически блэкаут мировой сети в стране. Тотальная блокировка интернета быстро остановила протестное движение, так как оно было лишено возможности координации через мессенджеры Telegram, WhatsApp, Facebook, Instagram. Запад не видел происходящего в Иране — и Западу нечего предъявить Ирану.

Не исключено, что внезапные иранские протесты были организованы самими властями для обкатки успешной схемы подавления протестов, которую Иран продемонстрировал союзникам в регионе, в том числе Ираку: дайте нам возможность сделать грязную работу, если не можете сами.

Конечно, Ирак не может позволить себе того, что может позволить Иран. Но локальные отключения интернета уже начались — например, в Насирии, где проходит жестокое подавление протестов. У девяти иракских телекомпаний были отобраны лицензии на вещание. Однако в Ираке до сих пор находится пятитысячная группировка американских войск, и никому не хочется оказаться в «иранской петле» санкций Запада. В этом в первую очередь не заинтересован сам Иран: Ирак является его главным международным рынком и позволяет экспортировать свою продукцию в обход западных санкций. Через Ирак лежит путь Ирана в Сирию, Ливан и выход к Средиземному морю.

Но понятно, что для Ирана битва за Ирак будет не на жизнь, а на смерть. Собственно, это уже и происходит.

Представитель Сил народной мобилизации Ирака (проиранских сил безопасности, добившихся успехов на прошлогодних выборах) Абу Махди аль-Мухандис заявил, что все его бригады находятся под командованием аятоллы Систани: «И мы отрубим руку любому, кто попытается приблизиться к господину Систани».

Обратившись к фигуре Систани, авторитетнейшему священнослужителю, к которому выстраиваются в очередь с согнутой спиной все политики региона, а французский журнал Le Point называет его «невидимым хозяином Ирака», силы безопасности легитимизируют будущий жёсткий ответ на протесты.

«Если страна войдёт в гражданскую войну, ни один квадратный дюйм Ирака не будет пощажён, и первый, кто будет уничтожен огнём, — американский враг», — предупредили в одной из самых радикальных проиранских группировок «Катаиб Хезболла», эти слова приводит The Wall Street Journal.

Также по теме
Иран выразил протест Ираку в связи с нападением на консульство
МИД Ирана вызвал иракского посла в Тегеране и выразил ему решительный протест в связи с поджогом протестующими консульства страны в...

27 ноября неизвестные бунтовщики подожгли консульство Ирана в Наджафе. Консульство сгорело почти дотла на радость фотожурналистам мировых агентств, бунтовщики блокировали проезд пожарных машин. 47 человек из числа нападавших были ранены. Нападения на иранские дипломатические объекты показывают Иран пострадавшей стороной, вынужденной защищать свои интересы, а не агрессором.

Примечательная деталь: консульство к моменту поджога было пустым — все иранские служащие были заблаговременно эвакуированы, а представитель иранского МИД Мусави тут же призвал иракские власти «эффективно и решительно дать отпор преступникам». Возможно, пока Запад был отвлечён протестами в Иране, второй этап битвы за Ирак перехвачен самими иранцами и может развиваться по их сценарию.

Не просто так иракский премьер-министр Абдул-Махди заявил о реформе Конституции страны, которая произойдёт впервые с 2005 года. Детали её пока не ясны, но, как заявил проиранский премьер, она может привести к изменению политического строя страны. На рассмотрение поправок специальной комиссией из 18 представителей этнических и конфессиональных групп отведено не более четырёх месяцев. И ещё два месяца — на проведение референдума.

Это значит, что Ирак ожидает ещё полгода кровавых потрясений. Если, конечно, какая-то из сторон конфликта не ускорит развитие событий.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Добавьте RT в список ваших источников
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить