Вива Моралес

Короткая ссылка
Исраэль Шамир
Исраэль Шамир
Публицист

Ясным июльским днём, когда президент Боливии Эво Моралес спокойно летел в своём самолёте из Москвы домой, в небе появились истребители НАТО и, угрожая открыть огонь, посадили президентский борт в Австрии. 14 часов они не давали лайнеру взлететь, нарушая все нормы дипломатии и международного права, пока насильно не обыскали его. Они искали Эдварда Сноудена — американца, который раскрыл миру секреты американской слежки за немецким канцлером, за французским президентом, за британской королевой... и за нами. 

Также по теме
Путин: отношения России и Боливии развиваются успешно
Президент России Владимир Путин на встрече с боливийским коллегой Эво Моралесом в Москве заявил, что отношения двух стран в последние...

Это был акт воздушного пиратства. Как недавний захват иранского танкера был актом пиратства морского. Вот он, западный расизм: с президентом латиноамериканской страны, да ещё индейцем, соблюдать дипломатические политесы они не собираются. 

Было это ровно шесть лет назад. И вот Моралес снова в Москве. Легендарный Моралес, который назвал Джорджа Буша террористом, Эво Моралес, составивший с Уго Чавесом и Фиделем Кастро «ось добра» Латинской Америки, один из самых замечательных современных политических деятелей, снова встретился с президентом Путиным.

До Моралеса его страна, Боливия, была самой нищей во всей Латинской Америке, а там этот титул завоевать нелегко — конкуренция велика. Сейчас она поднялась, темпы роста — стабильные 4—5% в год, но и до семи доходило. До Моралеса 80% жителей страны не умели читать и писать — Моралес ликвидировал безграмотность. До Моралеса большинство населения — индейцы, то есть коренные жители страны, — даже людьми не считались. Моралес — первый коренной американец, ставший правителем американской страны со времён Колумба.

Он совершил столько чудес, что и не перечесть. До Моралеса нефтяные компании платили в казну 18%, а Моралес оставил им 18%, а 82% взял в виде налогов в казну. До Моралеса янки поддерживали тамошних наркобаронов и выжигали плантации под предлогом борьбы с наркотиками. Моралес разрешает выращивать коку — традиционный продукт индейцев — и давит наркобаронов. 

Он сумел прогнать из страны американцев: отказался дать им судебный иммунитет — и они ушли.

Моралес поддержал Джулиана Ассанжа и Эдварда Сноудена, осудил израильскую агрессию против Газы, дружит с Кубой и Венесуэлой, с Китаем и Ираном.

Он поднял благосостояние народа, и народ голосует за него. Он правит уже три срока и будет править и дальше. Конституционный суд Боливии признал незаконным ограничение срока правления — сколько народ захочет, столько и будет переизбирать Моралеса. 

Оппозиция в стране есть — и яростная. Это правые и крайне правые, которым хочется вернуться в золотые для них денёчки, когда у латифундистов-помещиков и прислуги западных корпораций было всё, а у народа — ничего. Но Моралес — незаурядный политик, ему удаётся добиваться компромисса и не доводить конфликт до гражданской войны. 

Он умеренный социалист. Вместо конфискаций и национализаций он повышает налоги, не позволяет распродавать национальные ресурсы, обеспечивает бесплатное высшее образование, даёт гарантированные пенсии бедным старикам и пособия на детей. 

Его упрекают левые радикалы за мягкость его социализма, а правые ненавидят, как самого Кастро, но народ с ним. Экономически боливийский социализм оказался весьма успешным. 

Моралес вышел из самых низов, из крестьян-индейцев, поднялся на борьбе за коку и против американских ставленников, которые выжигали их посадки. В политике дружил с коммунистами, и в его правительстве заседают толковые левые эксперты высшего класса. Он часть той «розовой волны», которая 20 лет назад поднялась в Латинской Америке. 

Со временем огромный ресурс нашёл путь обманов, терроризма и военных переворотов, и на континенте произошёл резкий поворот вправо. Тогда обманом сместили Лулу в Бразилии и Киршнер в Аргентине, на место Корреа поставили Морено в Эквадоре, пытаются свергнуть венесуэльского Мадуро. «Розовые» были слишком мягкими и не всюду справились. Но Моралес удержался и окреп. 

Также по теме
РУДН присвоил президенту Боливии звание почётного доктора
Российский университет дружбы народов (РУДН) присвоил президенту Боливии Эво Моралесу звание почётного доктора.

Моралес любит Россию, как её любят все латиноамериканские левые. Хотя давно не реет красное знамя над Кремлём, но в глазах бывших друзей — и врагов! — Советского Союза ничто не изменилось. Россия для них — всё тот же Советский Союз, только хитрее. Для Боливии, Венесуэлы, Кубы Россия — естественный союзник, для церэушников и латифундистов — естественный враг. Мавзолей на Красной площади в 1905 году, как в американском сериале, отражает глубокое понимание — не истории, но сути видения России извне.

Сколько бы ни подымались голоса антисоветчиков и булкохрустов в самой России, за границей, а тем паче в Латинской Америке, они не слышны и не понятны. Для латиноамериканцев Россия — это всё та же Россия, где вчерашние крепостные (по-ихнему — пеоны) взяли власть в свои руки, пришли в университеты, создали промышленность, освободились от полуколониальной зависимости. То есть Россия — это флагман и модель для Латинской Америки. И чем больше России противостоят, чем больше её душат санкциями, тем сильнее латиноамериканцы отождествляют себя с Москвой. Им надо, чтобы их не грабили, и тут они учатся у России.

Советское прошлое — это самый мощный внешнеполитический ресурс России. Мы внутри России можем задумываться об Иване Ильине, о Колчаке, о Константине Леонтьеве и царе Александре III, но эти имена ни на йоту не прибавят Москве поддержки за рубежом. У них своих Колчаков и Александров III полно. Но Россия победившей революции продолжает привлекать миллионы на сторону Москвы в Латинской Америке. 

Путин трезво ведёт латиноамериканскую политику России, позволяет российским нефтяным компаниям вложиться и заработать, строит ядерные реакторы, продаёт оружие — иными словами, он сумел сделать эту политику не только морально верной, но и экономически прибыльной. И всё это в тени Соединённых Штатов, которые с негодованием глядят на русские наезды на свой «задний двор».

Они-то считают, что им в Эстонию можно, а нам в Боливию — низзя! Но разница в том, что они приходят в Эстонию как преемники Третьего рейха, опираясь на самые реакционные силы, а русские идут в Латинскую Америку как преемники Советов, как сила света и освобождения. И Боливия для нас — важный друг, а не сбежавший пеон. Вива Моралес! Приезжай почаще, дорогой друг Эво!

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Добавьте RT в список ваших источников
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить