«Уравнение со всеми неизвестными»: как может измениться внешняя политика Великобритании после брексита

После выхода из ЕС Великобритания собирается создать новый альянс для защиты международного миропорядка, заявил британский министр иностранных дел Доминик Рааб. Каким именно будет новое объединение и кто в него войдёт, глава внешнеполитического ведомства не сообщил. Однако Рааб назвал страны, которые альянс будет «сдерживать» — Иран и Россия. Впрочем, по мнению экспертов, говорить о формировании каких-либо новых структур с участием Соединённого Королевства пока рано, поскольку страна до сих пор не завершила процедуру брексита. К тому же аналитики сомневаются, что Лондону удастся создать союз, основой которого станет противодействие Москве и Тегерану.
«Уравнение со всеми неизвестными»: как может измениться внешняя политика Великобритании после брексита
  • Reuters
  • © Gonzalo Fuentes

После выхода из Евросоюза Великобритания будет укреплять экономические связи с неевропейскими странами, заключит с ними новые торговые отношения, а также создаст новый альянс для противодействия глобальным угрозам, в числе которых — деятельность России и Ирана. Об этом 6 августа заявил британский министр иностранных дел Доминик Рааб перед началом своего визита в страны Северной Америки — США, Мексику и Канаду. 

«Я хочу построить более сильный альянс для защиты международного правопорядка и борьбы с угрозами нашей безопасности, будь то угрожающее поведение Ирана, действия России по дестабилизации Европы или же опасность, исходящая от терроризма и изменения климата», — цитирует заявление Рааба пресс-служба британского внешнеполитического ведомства. 

Каким именно должен быть этот альянс, министр не сообщил. Однако глава МИД Британии подчеркнул, что едет в Северную Америку в первую очередь для того, чтобы обеспечить «плавность переходного периода», который наступит после выхода Великобритании из ЕС, и «быстро перейти к заключению широкого спектра торговых соглашений». Сфера безопасности и работа над созданием новых политических альянсов отнесены Раабом к стратегическим вопросам, не требующим немедленного решения. 

Напомним, в апреле этого года Евросоюз определил очередную дату, до которой парламент Великобритании должен согласовать условия выхода из ЕС, — 31 октября 2019 года. Британский премьер-министр Борис Джонсон, избранный на свой пост в конце июля, заявил, что на этот раз страна уложится в отведённый срок. Назначение Доминика Рааба главой внешнеполитического ведомства было одним из первых кадровых решений нового главы правительства. В предыдущем кабмине, который возглавляла Тереза Мэй, министром иностранных дел был основной оппонент и соперник Джонсона в борьбе за пост премьер-министра Джереми Хант.  

Министр с ограниченными возможностями

Эксперты считают, что заявление Рааба отражает линию нового правительства Великобритании на расширение сотрудничества с неевропейскими странами, в первую очередь с США.

«Сама идея брексита очень поддерживается Дональдом Трампом. Если он выиграет президентские выборы в 2020 году, а к этому времени Великобритания выйдет из ЕС, сотрудничество с Лондоном будет одной из приоритетных внешнеполитических линий Вашингтона», — сказал в беседе с RT член Экспертного совета Фонда «Институт социально-экономических и политических исследований» Леонид Поляков.

  • Глава МИД Великобритании Доминик Рааб
  • Reuters
  • © Hannah McKay

Вместе с тем, по мнению политолога, вовсе не факт, что Великобритания покинет ЕС к 2020 году. Не исключён вариант, что страна не сможет завершить брексит. 

«Правительство Бориса Джонсона встречает очевидное противодействие со стороны парламента, со стороны палаты общин», — констатирует Поляков. 

Если кабинет министров не выполнит волю избирателей, высказавшихся на референдуме 2016 года за выход страны из ЕС, премьер-министр, как и его предшественница, вынужден будет уйти в отставку, напоминают эксперты. В этих условиях заявления о каких-либо союзах после брексита пока выглядят очень умозрительными, особенно когда их автором выступает такой человек, как Рааб, отмечает в беседе с RT заведующий отделом социальных и политических исследований Института Европы РАН Владимир Швейцер. 

Также по теме
Сигнал Джонсона: почему курс британского фунта обвалился до двухлетнего минимума
30 июля курс британского фунта к доллару опустился до минимального уровня за последние два года. Резкое удешевление валюты аналитики...

«Министр был назначен недавно и уже говорит о том, что хочет строить какие-то серьёзные долгосрочные альянсы. При этом сколько Рааб будет находиться на нынешнем посту, неизвестно. У Джонсона очень скверный характер, с людьми он расстаётся быстро и легко», — сказал он.  

Однако, по мнению Швейцера, если брексит всё-таки будет завершён, это в любом случае повлечёт перемены в мировой системе межгосударственных отношений, которые затронут отнюдь не только страны ЕС.

«Даже России придётся пересматривать целый ряд соглашений с Великобританией. Если британцы выйдут из ЕС к 31 октября, это поставит в крайне сложное положение прежде всего само Соединённое Королевство. Разорвутся не просто связи с Евросоюзом. Разорвутся связи со странами, с которыми Великобритания контактировала через ЕС. Реальность, которая сложится после брексита, — это пока уравнение со всеми неизвестными», — говорит Швейцер. 

Контуры будущего альянса

Заявление Рааба о новом альянсе отражает лишь общий вектор, которого будет придерживаться во внешней политике кабинет Джонсона, считают эксперты.  

«Поскольку Рааб упомянул Иран, то это значит, что новое правительство Великобритании, скорее всего, как ранее США, выйдет из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по иранской ядерной программе. Британцы и американцы будут плотнее сотрудничать во всём, что касается ситуации в районе Персидского залива. Это сотрудничество чревато угрозой военного конфликта в регионе», — полагает Поляков. 

  • Борис Джонсон и Дональд Трамп
  • Reuters
  • © Kevin Lamarque

Тем не менее новый альянс, ядром которого станут Великобритания и США, вряд ли будет основываться только на антииранской и антироссийской линиях. 

«Разумеется, попытки создать какой-то новый межгосударственный союз ради «сдерживания» России или Ирана будут предприниматься. Но вряд ли они увенчаются успехом, особенно если Трамп переизберётся. Я не уверен, что он пойдёт на создание альянса с однозначным антироссийским вектором», — считает Поляков. 

Что касается борьбы с «дестабилизирующей ролью России», то на практике её не будет, полагает Владимир Швейцер.

«Отношения наших стран и при Борисе Джонсоне будут такими, как всегда, то есть стабильно плохими, но до известного предела», — считает эксперт.

Леонид Поляков обращает внимание на то, что ещё Тереза Мэй высказывала идею расширения сотрудничества Великобритании со странами Британского содружества — то есть с бывшими колониями и доминионами Британской империи. 

«Лондон может расширить связи с Австралией, с Новой Зеландией, с частью азиатских и африканских государств, с Канадой. Это, в отличие от антироссийского и антииранского союза, вполне вероятно», — полагает Поляков.

Любой новый альянс с участием Великобритании также не будет какой-то альтернативой НАТО, не приведёт к распаду ЕС, считают политологи. По их мнению, найти союзников в Европе новому объединению будет непросто.

Также по теме
Фаворит Трампа: что может изменить приход Бориса Джонсона к власти в Великобритании
Борис Джонсон сменит Терезу Мэй на посту лидера Консервативной партии и главы британского правительства по итогам внутрипартийного...

«Пока никто, кроме британцев, из Европейского союза не собирается выходить. Даже самые недовольные политикой Брюсселя хотят улучшить своё положение в ЕС, а не порвать с ним. Лондон также не может надеяться на страны Западной Европы, не входящие в Евросоюз: Исландию, Норвегию, Швейцарию. У них прочные связи с ЕС, торговые преференции и так далее. Их объединение с Великобританией в какой-то новый альянс нереально», — считает Швейцер.

Пока единственным реальным членом нового объединения с участием британцев выглядят Соединённые Штаты, полагают эксперты. Однако Швейцер подчёркивает, что при любом руководстве сотрудничество между странами, несмотря на их политическую и культурную близость, возможно лишь до известного предела. 

«Я не уверен, что Вашингтон возьмёт на буксир британскую экономику и будет ей всячески содействовать. США и Великобритания находились в конкурентной борьбе всегда. В политическом плане они действительно единомышленники, и в плане антироссийских действий их голоса созвучны. Но в борьбе за экономические интересы вряд ли они будут большими друзьями», — заключает Швейцер.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Загрузка...
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить