В поисках выхода: чего ждать от официальных переговоров Великобритании и ЕС по брекситу

На состоявшемся год назад референдуме Великобритания сделала выбор в пользу выхода из ЕС — 51,89% пришедших на избирательные участки проголосовали за брексит. С тех пор вопрос развода с «европейской семьёй» превратился едва ли не в главную головную боль британского правительства. О том, как за прошедший год изменилась политика Лондона и каких результатов ждать от стартовавших на днях официальных переговоров по брекситу с Брюсселем, — в материале RT.

Долгие проводы

Год предварительных консультаций Великобритании с Евросоюзом показал, что королевству не так просто покинуть «европейскую семью».

«Большинство британцев по-прежнему думает, что брексит должен осуществиться, — заявила RT ведущий научный сотрудник Центра британских исследований Института Европы РАН Елена Ананьева. — Так считает 70%, но твёрдых сторонников брексита, согласно социологическим опросам, — 44%, а тех, кто не поддерживает брексит, но считает, что правительство обязано выполнить волю народа, — 26%».

19 июня 2017 года начался процесс официальных переговоров между представителями Великобритании и ЕС о выходе страны из Евросоюза.

Почти год стороны потратили на то, чтобы определить позиции Лондона и Брюсселя в этом сложном процессе, обозначить проблемные вопросы и наметить план «развода» Великобритании с Европой, и ничего не добились.

«Более того, усилился накал страстей вокруг брексита», — подчеркнула в беседе с RT доцент кафедры европейских исследований факультета международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета Наталья Ерёмина.

Первые две недели после начала официальных переговоров по брекситу займут очередные консультации и подготовительные процедуры. Затем ЕС и Великобритания должны начать решение трёх острых вопросов, которые вышли на первый план на саммите лидеров Европейского союза 29 апреля 2017 года.

Во-первых, ЕС требует решить проблемы, связанные со свободой передвижения и социальной защитой британцев, живущих в ЕС, а также граждан стран ЕС в Великобритании (таких несколько миллионов человек). Во-вторых, урегулировать все споры финансового характера между ЕС и Великобританией. Это так называемый «счёт за брексит», согласно которому Великобритания должна выплатить порядка €57 млрд в период с 2013 по 2020 год. А в-третьих, стороны должны договориться, как урегулировать ситуацию в Северной Ирландии, где по Белфастскому соглашению 1998 года, которое закончило длившийся десятилетиями конфликт, были установлены облегчённые правила передвижения между Республикой Ирландия и провинцией Ольстер.

«И Северная Ирландия, и Республика Ирландия (государство — член ЕС. — RT) приветствуют идею открытой границы. И этот вопрос в переговорах с ЕС оговаривается, — отметила Наталья Ерёмина, — но непонятно, как юридическим образом можно оформить эту границу, каким образом и с кем нужно подписывать соглашения, чтобы эта граница оказалась открытой».

Собеседница RT подчеркнула, что решение этой проблемы связано с принципиальным вопросом будущего формата отношений Великобритании и ЕС — проблемой перемещения людей между королевством и странами Евросоюза, по которому стороны также не смогли прийти к соглашению.

  • globallookpress.com
  • © Artur Widak

Брексит мягкий или жёсткий?

Как утверждает Наталья Ерёмина, первоначально Брюссель стремился наказать Великобританию, чтобы показать другим странам, что выходить из ЕС не следует. Евробюрократы, отмечает эксперт, пытались продемонстрировать, что «государство, которое покидает ЕС, не может обладать теми правами доступа к рынку Евросоюза, которые оно имело ранее».

Именно вопрос доступа к общему европейскому рынку стал основным камнем преткновения между Евросоюзом и Британией в ходе проходивших весь этот год консультаций.

Изначально ЕС настаивал на полном выходе Великобритании. Эта схема получила название «жёсткий брексит». В свою очередь, Соединённое Королевство, как отмечает Наталья Ерёмина, стремится максимально сохранить прежние преференции на рынке ЕС. Такой подход получил название «мягкий брексит».

Также по теме
Опрос: жители Евросоюза уверены, что после Великобритании из ЕС выйдут другие страны
Большинство жителей ведущих европейских стран считают, что в составе ЕС в ближайшее время возможны изменения.

Но Европейский союз не согласен идти на такие уступки, утверждая, что все предусматриваемые правилами общего рынка свободы, а именно: свободы передвижения людей, капиталов, товаров и услуг внутри общего рынка ЕС, должны рассматриваться комплексно, и нельзя выйти из пространства одной свободы и сохранить три другие, пояснила Елена Ананьева.

«Сам производственный процесс таков, что внутри ЕС должны свободно перемещаться товары, услуги, капиталы и — за ними — рабочая сила, поэтому ЕС и исходил из того, что по логике вещей не может быть трёх свобод без четвёртой (свободы перемещения людей. — RT)», — подчеркнула Ананьева. В свою очередь британцы, голосуя за брексит, как утверждают эксперты, были обеспокоены именно притоком мигрантов из стран Евросоюза, в первую очередь из Польши и Прибалтики, и стремились максимально закрыть границы от мигрантов из стран ЕС.

Для Великобритании вопрос сохранения в составе единого рынка — проблема не только экономическая, но и политическая, и касается не только Северной Ирландии, но и будущего британской колонии Гибралтар на юге Пиренейского полуострова, зависящей в экономическом плане от Испании. Второй политический аспект связан с судьбой Шотландии, население которой голосовало за то, чтобы остаться в ЕС. По мнению Елены Ананьевой, «если Великобритании удастся остаться в едином рынке в каком-нибудь формате, то Шотландия снимет с повестки дня вопрос независимости».

  • Reuters

Клубок противоречий

Ситуация вокруг выхода Великобритании из ЕС тем более запутана, что в переговорный процесс были вовлечены самые разные участники: кабмин Великобритании, руководящие структуры Евросоюза, правительства национальных государств ЕС и администрации регионов Великобритании, в первую очередь Шотландии, которая вела свои консультации с Брюсселем. В результате, как отмечает Наталья Ерёмина, создался клубок противоречий. «Разные страны ЕС занимают разные позиции по разным вопросам. Великобритания в лице правительства занимает одну позицию, регионы — другие, Брюссель ещё какую-то позицию, и в этом компоте очень сложно определить узловые точки», — утверждает эксперт.

Правительство Терезы Мэй, не договорившись с ЕС, постепенно стало склоняться к идее «жёсткого брексита», утверждая, что страна может покинуть Евросоюз без всяких соглашений с Брюсселем. Для того чтобы упрочить позиции в парламенте, правительство анонсировало в апреле 2017 года досрочные выборы. Но на них консерваторов поддержало меньшее число избирателей, чем на прошлых выборах 2015 года. Тори потеряли абсолютное большинство в парламенте и стали искать союзников. А единственной партией, которая вызвалась поддержать Мэй, оказалась Демократическая юнионистская партия из Северной Ирландии. Её члены хоть и сторонники брексита, но мягкого, и в первую очередь преследуют интересы своих избирателей, заинтересованных в том, чтобы никакой реальной границы с Республикой Ирландия не было. Так чаша весов снова склонилась в сторону «мягкого брексита».

  • Тереза Мэй
  • Reuters

Наталья Ерёмина пояснила, что выход из запутанной ситуации всё же будет найден, но по итогам долгих и многосторонних переговоров со всеми заинтересованными сторонами. «Результатом этого переговорного процесса станет не мягкий и не жёсткий брексит, а что-то другое», — подчеркнула политолог. Поскольку многие страны ЕС, такие как Кипр, Нидерланды и даже Германия, слишком тесно связаны с британской экономикой, она так или иначе останется в общем европейском рынке, полагает эксперт.

 

Кризис элит

По словам Ерёминой, тот факт, что переговоры по брекситу идут с таким скрипом, свидетельствует «о кризисе элит, неспособных прийти к консенсусу, и о столкновении идей интеграции и суверенности, национальных интересов». Многие обозреватели отмечают, что референдум 23 июня 2016 года во многом был плебисцитом о доверии избирателей политическим элитам, большая часть которых выступала за сохранение страны в составе ЕС. «Голосовали, скорее, за эфемерную возможность перемен, за некую надежду на них», — подчеркнула в интервью RT историк и публицист Моргана Девлин. Перемены в элитах действительно произошли, хотя, возможно, и не те, которых ждали британцы. Именно референдум 23 июня привёл к власти Терезу Мэй, министра внутренних дел в кабинете Дэвида Кэмерона. Сам Кэмерон, инициировавший этот референдум, чтобы напугать ЕС и добиться от Брюсселя ряда уступок, в конце концов агитировал голосовать против и после оглашения результатов объявил о решении уйти в отставку.

Опрошенные RT эксперты отмечают, что ни одна из британских политических партий не выиграла от брексита.

«Проиграли, безусловно, в первую очередь консерваторы, которые при наличии уверенного большинства в парламенте вынуждены были отложить свои инициативы и заняться новой и огромнейшей проблемой брексита», — пояснила Моргана Девлин. По мнению эксперта, лейбористы и Партия независимости Соединённого Королевства (UKIP) не смогли обратить в свою пользу проблемы оппонентов. «Нельзя говорить и о том, что однозначно выиграли лейбористы, которые горячо отстаивали выход из ЕС», — подчеркнула Девлин.

Также по теме
Мэй заявила о намерении защитить права граждан ЕС в Британии
Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй заявила о намерении защитить права граждан Евросоюза, проживающих в её стране, передаёт AFP.

По мнению Натальи Ерёминой, следствием хаотичного начала брексита стал рост партийно-политического дисбаланса в общественной жизни страны. «Мы видим, что население не понимает, что происходит, поэтому ни одна партия не может рассчитывать на абсолютную поддержку избирателей», — полагает политолог. В результате, по словам собеседницы RT, в ближайшее время «ни одна из этих политических сил не получит поддержку большинства населения и ни одна из них не сможет без поддержки других политических сил принимать какие-либо значимые решения».

В то же время опасения, связанные с ухудшением экономической ситуации в стране и отделением Шотландии от Соединённого Королевства, которые перед референдумом высказывали противники брексита, не оправдались. Шотландия, несмотря на активное желание покинуть Британию, до сих пор всё-таки остаётся в её составе. Более того, на последних парламентских выборах выступающие за новый референдум о независимости шотландские националисты уступили многие избирательные округа консерваторам. «Инфляция и экономические показатели остаются относительно стабильными — ни резких ухудшений, ни резких взлётов не демонстрируют, — отмечает Моргана Девлин. — Такие инициативы, как брексит, вообще очень долгоиграющие, растянутые по времени, поэтому судить о действительных видимых результатах можно будет только через несколько лет».

  • Переговоры по брекситу в Брюсселе
  • Reuters

Глобальная Британия

В своих программных манифестах на последних выборах все партии выступили в поддержку идеи глобальной Британии, констатируют эксперты. Страна и раньше мыслила себя вполне независимым от ЕС центром силы, а агитация за выход из Евросоюза часто сопровождалась ностальгией по Британской империи. Теперь же, в условиях выхода из ЕС, Соединённое Королевство переосмысливает своё место в мире, определяя себя в качестве глобального экономического и политического игрока.

«Мои министры гарантируют, что Соединённое Королевство сохранит и усилит свою ведущую роль на мировой арене, когда оно покинет Европейский Союз», — продекларировала этот подход 21 июня 2017 года в своей тронной речи королева Елизавета II, оглашая приоритеты правительства Терезы Мэй на ближайшие два года.

«И лейбористы, и консерваторы — все они обратили внимание на то, что Британия была стратегическим игроком, все они говорят, что брексит — это новый способ проявления этой глобальной роли Британии», — утверждает Наталья Ерёмина. Но если лейбористы считают, что Соединённое Королевство может играть эту роль и внутри европейского рынка, то тори полагают, что такое объединение — лишь один из инструментов, и не самый главный. «Консерваторы считают, что брексит является не препятствием, а подспорьем для развития глобальной роли Британии», — уточнила в беседе с RT доцент СПГУ.

«Они предлагают выйти на новые рынки, обратить внимание на новые развивающиеся страны, на Содружество наций (объединение государств, в которое входят Великобритания и некоторые её бывшие колонии. — RT), — отмечает эксперт. — Этот поворот к миру при поддержке своего союзника номер один — Соединённых Штатов Америки — является для них делом первоочередной важности».

  • Борис Джонсон
  • Reuters

С точки зрения Морганы Девлин, главное изменение во внешней политике Великобритании, которое принёс брексит, — нынешний эксцентричный министр иностранных дел Борис Джонсон. «Здесь нужно понимать, что премьер-министр Великобритании, в принципе, небольшое влияние способен оказать на главу МИД — тот имеет полную власть держать внешнюю политику в своих руках и зачастую идти вразрез с позицией премьера. И Джонсон этим с удовольствием пользуется», — добавила Девлин.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...