«С братом воюем по разные стороны»: ополченец Хитрый — о жизни на фронте и конфликте с родственниками из-за СВО

30-летний Сергей Ломов с позывным Хитрый пережил тяжёлое ранение, восемь операций и клиническую смерть. Мать почти перестала с ним общаться, потому что в 2014 году он ополченцем ушёл защищать Донбасс, а с февраля 2022-го участвует в спецоперации. Младшего брата Сергея, оставшегося на Украине, забрали служить в ВСУ. Но, оказавшись после ранения в госпитале, Хитрый неожиданно вновь обрёл отца, которого не видел почти четверть века.
«С братом воюем по разные стороны»: ополченец Хитрый — о жизни на фронте и конфликте с родственниками из-за СВО
  • © Фото из личного архива

«Когда к нам во двор полетели мины и одна из них упала совсем рядом с нашим домом, я положил двухмесячного сына на дно ванны, а сам лёг сбоку, чтобы прикрыть его своим телом. Украинские войска хаотично работали по всем направлениям, по сёлам били без передышки — аж окна дрожали, — вспоминает апрель 2014 года Сергей Ломов, живший тогда под Дебальцевом. — Я так взбесился из-за того, что моя семья в опасности».

После этого Сергей, никогда не служивший в армии, пошёл на блокпост «Колосок» и вступил в ряды ополченцев ДНР. Сейчас 30-летний мужчина с позывным Хитрый — заместитель командира гранатомётного взвода Народной милиции ДНР.

Потерял мать

Сергей Ломов родился в России, в Ивановской области, но, когда ему исполнилось четыре года, мать разошлась с отцом и увезла сына к бабушке в Харьковскую область. «Мы жили в Изюме, там же родился мой младший брат. После школы я выучился на помощника машиниста и устроился на работу в Дебальцеве, а потом в Торецке», — рассказывает он.

В 2013 году, когда начался «евромайдан», Сергей и его жена ждали появления первенца. «Думал, там разберутся. А потом началось, — вздыхает он. — О том, что пошёл в ополчение, маме и брату не сказал. В итоге, когда она всё же узнала, то отказалась от меня, мол, как я могу «убивать украинскую армию». Потом уже внуки появились, она стала кое-как со мной общаться, раз в полгода звонила, не чаще».

Впрочем, добавляет Ломов, возможно, причина в том, что мать не простила ему переезд в Донбасс. «Я был старшим сыном, работал с 14 лет, в некоторые моменты тянул на себе семью. А тут я уехал, и она обиделась. Отношения начали портиться ещё с моей свадьбы», — предполагает он.

  • © Фото из личного архива

В марте 2015-го Ломов перешёл в состав 7-й бригады Чистяковской дивизии: «Здесь за участие в самых холодных и страшных боях я был награждён медалью «За Дебальцево». После этого попал в Донецк, где и получил свой позывной. У нас так устроено, что ты не можешь его сам себе придумать. Мне дал мой командир с позывным Волшебник, за что я ему очень благодарен. Считаю, что лучшего и придумать нельзя было».

К 2018 году Хитрый отслужил ещё в двух батальонах, получил звание старшего лейтенанта и поступил в академию МВД. В это время он работал в охране судей и сотрудников судебной системы в Верховном суде ДНР: «Мы тоже принимали участие в боевых действиях и, например, по просьбе главы республики Александра Захарченко в составе группы быстрого реагирования выезжали в Горловку».

За время этой работы Ломов организовал в Донецке футбольный клуб «Империя». По его словам, он не гнался за славой и топовыми игроками, а просто хотел развивать детей и отвлечь их от войны.

  • © Фото из личного архива

Брат на брата

20 февраля 2022 года всем друзьям Хитрого пришла повестка, вспоминает он: «У меня была бронь, но я поехал в военкомат и тоже попросился служить с товарищами». Их бригаду выдвинули на позиции 24 марта. Они участвовали в боях под Волновахой и Мариуполем.

«Я очень люблю свой батальон, — говорит Ломов. — Здесь мои друзья и очень достойные люди, с которыми я стоял плечом к плечу: мой комбат с позывным Сокол, который всегда заходил первым и не давал возможности неопытному бойцу попасть на передок, и командир роты 50-летняя Люда. Они с мужем пошли воевать за своего 25-летнего сына, который погиб в 2015 году».

При этом брат Сергея, оставшийся на Украине с мамой, сейчас воюет на стороне противника. «Последний раз я говорил с братом в начале марта. Он был в Харькове, а мама — в Изюме. Сказал, что видел бомбёжки и тогда прочувствовал, как мы жили под обстрелами восемь лет», — рассказывает Ломов.

Сначала брат со своей девушкой уехал в Кировоград, где они прятались в подвале, продолжает Хитрый: «Как рассказали наши общие друзья, за ним пришла украинская полиция и забрала служить. Теперь мы воюем по разные стороны. Надеюсь, что брат окажется в плену, живой, и я смогу за ним ухаживать».

  • © Фото из личного архива

12 июня 2022 года Хитрый попал под миномётный обстрел, но благодаря тому, что был в бронежилете, отделался ушибом грудной клетки. Хотя Сергей рвался продолжить бой, комбат запретил ему выходить на позиции и отправил на лечение. На следующий день в здание, где находились раненые, полетели снаряды.

Ломов убеждён, что их выследили, потому что его товарищи включали телефоны, чтобы отправить смс родным. «Я своим ничего не пишу и не звоню. Лучше живым вернусь, чем эти сообщения писать», — добавляет он.

Первый удар во время того обстрела слегка оглушил бойца, но он устоял и побежал к штабу. Затем прилетел второй снаряд. «ВСУ прицельно стреляли по гражданским. Тот снаряд попал в здание, погибли женщина и ребёнок, а осколок пробил мне ногу. Она была вся переломанная, как резиновая, — вспоминает Ломов. — Я дополз до ребят, они увидели, что я ранен, дали жгут. Помню, как сказал командиру, что не хочу умирать. Сам себя перевязал, меня погрузили в машину и повезли в ближайший медпункт».

Нашёл отца

Хитрый сменил несколько госпиталей и перенёс семь операций. Восьмая почти стала для него роковой. «Во время операции у меня началась аллергия на какой-то препарат и, как говорят врачи, я умер на три минуты. Но они красавцы, вытащили меня с того света. Огромное им спасибо», — рассказывает Сергей.

  • © Фото из личного архива

Свой 30-й день рождения в октябре Ломов встретил на больничной койке. Мама позвонила ему через мессенджер, но вместо поздравлений Сергей снова услышал упрёки. «Опять говорила, что я убиваю украинскую армию, что не приехал за ней, когда началась СВО. Я ответил, что мне с июня вообще-то врачи ногу собирают. А она даже не спросила, как я, как внуки», — с горечью говорит он.

Потеряв связь с матерью, Хитрый неожиданно воссоединился с отцом, которого не видел почти четверть века: «Когда попал в госпиталь, написал сестре — у нас папа один, а мамы разные. Она дала его телефон, и мы созвонились по видеосвязи. К сожалению, лично увидеться пока не получается: мне после лечения сразу надо будет в часть, а он сейчас не может приехать ко мне».

По словам мужчины, хотя он хотел бы наладить отношения с отцом, особой близости с ним пока нет, «всё-таки почти всю жизнь его не видел». За всех родных — и «старых», и «новых» — он сильно переживает. «Старший сын с грудного возраста слышал обстрелы, я его отвлекал как мог. Он патриот, гордится мной, знает, что я ранен. Пока я в госпитале, получил вместо меня медаль «За освобождение Мариуполя» и орден СВО. Младшему два года, он у меня прямо каратист и боксёр», — улыбаясь, рассказывает Сергей.

  • Награды и памятные знаки Сергея Ломова
  • © Фото из личного архива

По словам Хитрого, лучшее, что он может сделать, пока лечит ранение, — помощь товарищам, которые сейчас находятся на передовой. Он связался с одним из попечителей благотворительного проекта «Своим» Борисом Корчевниковым и со своим комбатом, узнал, что нужно бойцам, и скоординировал передачу необходимого.

Не забывает Сергей и ребят из футбольного клуба: двое из них также находятся на передовой, а один проходит срочную службу в России. Сам Ломов, по его словам, из-за ранения уже вряд ли вернётся в зону боевых действий: «Тем активнее я стучусь в закрытые двери и прошу для своих пацанов, которые за ленточкой».

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Подписывайтесь на наш канал в Дзен
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить