«Любовь не заканчивается с ранением»: в России могут создать сеть центров психологической реабилитации участников СВО

В Госдуме поддержали инициативу российских общественников по созданию центров психологической реабилитации и социальной адаптации для ветеранов. В Общественной палате РФ считают, что этот вопрос особенно важен в свете спецоперации на Украине и начала частичной мобилизации в РФ. Подобная работа с ветеранами проводилась и раньше, однако и в Общественной палате, и в Госдуме признают, что в стране должно появиться больше подобных реабилитационных центров. Как построена работа по психологической реабилитации участников боевых действий в России, в чём специфика и сложность работы с такими пациентами — разбирался RT.
«Любовь не заканчивается с ранением»: в России могут создать сеть центров психологической реабилитации участников СВО
  • РИА Новости

В Госдуме поддержали идею создания в России центров психологической реабилитации и социальной адаптации для участников СВО и ветеранов боевых действий, обсуждаемую в ОП РФ. Член комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов Екатерина Стенякина в беседе с RT отметила, что считает такую инициативу важной и разумной.

«Естественно, мы понимаем, что, когда люди [участвующие в спецоперации] вернутся домой, психологическая поддержка должна быть всем: и тем, кто вернулся, и членам их семей. Причём семьям она понадобится на постоянной основе, пока их мужья, отцы находятся там. Кризисные центры, центры психологической поддержки, адаптации — это то, что сейчас очень нужно и самим мобилизованным, и их семьям», — пояснила депутат.

По словам Екатерины Стенякиной, центры, оказывающие психологическую помощь участникам боевых действий, уже существуют в России, однако их недостаточно, а к работе в них необходимо привлекать как можно больше новых профессионалов.

«Есть центры помощи МЧС, у них эта работа весьма хорошо поставлена. Но таких центров всё же мало, их не хватает. Создание центров психологической реабилитации, решение этой проблемы — это одна из государственных задач, которая абсолютно точно будет решаться в ближайшее время», — подчеркнула депутат.

Зампред комитета Госдумы по экономической политике Артём Кирьянов также считает, что в стране должны создаваться центры психологической реабилитации и социальной адаптации участников боевых действий. По его словам, способствовать этому процессу могла бы Общественная палата РФ, где уже не первый год говорят о проблеме. В беседе с RT Кирьянов отметил, что государственная поддержка при создании в России центров реабилитации ветеранов могла бы осуществляться в рамках государственно-частного партнёрства.

«Государственно-частное партнёрство — механизм, который мог бы ощутимо помочь [при создании центров реабилитации и социальной адаптации ветеранов]. В рамках ГЧП государство может помогать землёй, зданиями, есть и другие варианты помощи. Но некоммерческие организации, конечно, играют здесь первую роль, потому что работать должны те люди, которые глубоко в теме, которые хорошо понимают проблематику работы», — добавил собеседник RT.

«Вернуть к жизни»

Первый зампред комитета Общественной палаты РФ по безопасности и взаимодействию с ОНК Михаил Аничкин в беседе с RT констатировал, что с началом СВО вопрос о реабилитации ветеранов боевых действий встал особенно остро.

«Любой человек, принимавший участие в боевых действиях, испытывает так называемый посттравматический синдром. Этой проблемой занято большое количество психологов во всём мире, и такую помощь надо будет оказывать в том числе участникам СВО.

Кроме того, люди, которые увольняются из Вооружённых сил РФ, силовых структур, очень слабо трудоустраиваются — всего порядка 20%, и этот вопрос адаптации, переобучения также нужно будет решать», — рассуждает он.

По словам Аничкина, сейчас Общественная палата выясняет, сколько центров реабилитации ветеранов реально действует в России, сколько в стране специалистов-психологов, которые работают с людьми, прошедшими через боевые действия. Член ОП напомнил, что помощь придётся оказывать не только самим военнослужащим и членам их семей, но и мирным жителям Донбасса, которые последние годы жили в условиях войны.

«Миллионы людей вошли сейчас в нашу страну. Они жили в условиях, когда военные действия происходили у них дома. Как их вернуть к жизни, особенно детей, которые пережили такой стресс? Надо немедленно начинать реабилитацию этих людей. Мы все эти вопросы обсуждаем и готовим документ, рекомендации для органов власти. И предложим, как экспертное сообщество, как решать эту проблему», — объяснил Михаил Аничкин.

Он также напомнил, что в России нет единого федерального органа, который занимался бы проблемами ветеранов. По его мнению, такое ведомство могло бы оказывать помощь семьям военных и содействовать их трудоустройству.

«Будет ли это агентство по делам ветеранов или же министерство по делам ветеранов, но такое ведомство необходимо срочно делать, — уверен общественник. — Одними ветеранскими организациями здесь не обойдёшься. У них не хватит средств, чтобы организовать такую системную работу и создать реабилитационные и адаптационные центры для ветеранов».

Поговорить со «Своими»

Один из курсов медико-психологической реабилитации и социальной адаптации для участников СВО создан в Крыму. Это проект «Своим» фонда «Благодатная Таврида». Там оказывают помощь российским военнослужащим, ополченцам и добровольцам, побывавшим в плену и получившим ранения во время специальной военной операции на Украине.

Руководитель проекта Мария Коровина рассказала RT, что помощь осуществляется на базе реабилитационного центра «Феникс». В ближайшие дни центр примет первых военнослужащих, участвовавших в спецоперации: за один раз центр может принять порядка 50—60 человек.

Там готовы оказывать как медицинскую, так и психологическую помощь в реабилитации участников СВО. Создатели проекта исходили из опыта Советского Союза после афганской войны, изучали опыт чеченских кампаний. При этом в работе с людьми, побывавшими в боевых действиях, и в особенности в плену, необходимо учитывать определённую специфику. В частности, предпочтительно, чтобы специалисты — медики, психологи, капелланы — и сами в своё время побывали «за ленточкой».

«Те, кто прошёл плен, тяжёлое ранение, не могут об этом вспоминать, не могут просто так взять и рассказать об этом гражданскому человеку. Они поговорят только с теми, кто сам пережил подобное. Нужны военные психологи, причём не академические, которые сидят на кафедре, а специалисты, которые были либо в Чечне, либо сейчас в СВО.

Таких специалистов немного, но мы их нашли, и они готовы с нами разговаривать, в том числе по конференц-связи», — отмечает руководитель проекта.

Ещё одна цель проекта «Своим» — найти пациентам гражданскую специальность и в дальнейшем трудоустроить их. При необходимости оказать помощь могут и их семьям, особенно в случае, если человек получил серьёзное ранение.

«Нужно объяснять семьям, что их герой на данный момент такой, какой есть, что нужно продолжать его любить, а он всё равно любит их, хотя, возможно, и кажется, как будто вернулся другим человеком, — объясняет руководитель проекта. — Будем работать и с девушками, чтобы они дожидались своих парней со СВО, не бросали, если они вернулись с полученными в бою травмами. Любовь не должна заканчиваться с ранением».

Семейный подход

В России опыт психологической реабилитации и социальной адаптации ветеранов боевых действий сформировался во время конфликтов в Афганистане, Чечне и Сирии. Необходимость проведения такой работы доказывает хотя бы тот факт, что порядка 20% ветеранов, прошедших горячие точки, вернувшись, попадают в места лишения свободы — такую статистику приводит благотворительный фонд «Ветеран».

Центр восстановительной терапии для воинов-интернационалистов им. М.А. Лиходея (санаторий «Русь») в Рузском районе Московской области начинал работу по психологической реабилитации более 35 лет назад. Теперь там всё готово для приёма людей, возвращающихся со СВО на Украине. Гендиректор центра Сергей Ивлеев в разговоре с RT отметил, что помогать будут всем участникам СВО, в том числе добровольцам и сотрудникам силовых ведомств, не входящих в структуру Минобороны. По предварительной информации, первые 200 подопечных прибудут в центр в ноябре или декабре.

«Сейчас наш основной контингент — ребята, побывавшие в Афганистане, но есть и воевавшие на Северном Кавказе, ребята из Сирии. У нас большая программа реабилитации, которая включает в себя большой медицинский блок. И обязательно включается психологическая помощь», — объяснил Ивлеев.

По его словам, важно работать не только с пострадавшим в ходе СВО бойцом, но и с его семьёй: «Совместная реабилитация мужа с женой наиболее эффективна для его скорейшего возвращения к нормальной жизни. Он получает стимул активнее восстанавливаться, а она лучше понимает стрессовую ситуацию, в которой оказался муж, и что при упорной работе он может стать прежним, таким, каким она его изначально полюбила. И в итоге мы ещё сохраняем ячейку общества».

Директор санатория надеется, что при плотном сотрудничестве общественных организаций и властей получится избежать ошибок, которые были допущены после вывода советских войск из Афганистана в 1989 году. Тогда воинам-интернационалистам пришлось самостоятельно объединяться и решать вопрос реабилитации и адаптации, в итоге на весь этот процесс, по словам Ивлеева, ушло больше 20 лет.

«Много афганцев в начале 1990-х покончили с собой, и чтобы такого не произошло с ребятами, которые возвращаются со спецоперации, нужно их обязательно социализировать, — говорит он. — Мы, в свою очередь, всячески готовы помогать — как с помощью специалистов, так и личным примером, в том числе примером наших учредителей, которые это всё уже проходили, вернулись к нормальной жизни и понимают важность реабилитации».

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Вступайте в нашу группу в VK, чтобы быть в курсе событий в России и мире
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить