«Я был на грани»: как биатлонист Тарасов пережил клиническую смерть и стал олимпийским чемпионом

Ровно 25 лет назад россиянин Сергей Тарасов стал олимпийским чемпионом по биатлону. Он выиграл индивидуальную гонку на Играх в норвежском Лиллехаммере. Его победа стала одним из самых удивительных событий в истории отечественного спорта. Ведь всего за два года до этого уроженец алтайского села был при смерти и едва мог помыслить о том, что вообще когда-нибудь вернётся на лыжню. RT рассказывает историю Тарасова и его олимпийского успеха.
«Я был на грани»: как биатлонист Тарасов пережил клиническую смерть и стал олимпийским чемпионом
  • Gettyimages.ru
  • © Mike Powell/ALLSPORT

В юные годы будущий олимпийский чемпион и двукратный чемпион мира по биатлону Сергей Тарасов едва ли мог предположить, какая великолепная спортивная карьера его ждёт. Уроженец села Староалейское Алтайского края в детстве даже не помышлял, что когда-то станет бегать на лыжах с винтовкой.

Тарасова всерьёз манили футбол и хоккей, но заниматься ими возможности не было — для этого надо было переезжать в город, а его семья не хотела покидать родные края. В селе же заниматься можно было только биатлоном. Долгое время Тарасов считал лыжные забеги пустой тратой времени, но стрелять ему нравилось. Возможно, давали о себе знать переданные отцом и дедом охотничьи гены.

Также по теме
Владимир Белоусов С третьей попытки: как советский прыгун с трамплина Белоусов в первый и последний раз стал олимпийским чемпионом
18 февраля 1968 года Владимир Белоусов стал олимпийским чемпионом в прыжках на лыжах с трамплина. Советский спортсмен занял первое...

В девятом классе Тарасов всё-таки решил заняться биатлоном, а окончательно связать жизнь со спортом ему помог случай. После школы он поступил в сельскохозяйственный институт, в общежитии которого водились клопы. Вредные насекомые в первый же день искусали Тарасова, и уже через несколько дней он забрал документы, чтобы затем поступить в педагогический. Там была возможность заниматься лыжами, а после службы в армии мыслей бросить биатлон уже не возникало.

В 1989 году Тарасов дорос до сборной СССР и сразу же стал добиваться серьёзных успехов — на своём первом этапе Кубка мира 24-летний биатлонист выиграл серебро в спринте и в эстафете. В то время в сборной блистали Владимир Драчёв, Сергей Чепиков, Валерий Медведцев, Александр Попов, Юрий Кашкаров и многие другие. Тарасову удалось спокойно влиться в коллектив и стать неотъемлемой частью сборной.

На чемпионате мира в 1991 году уроженец Алтайского края выиграл две медали — серебро в эстафете и бронзу в командной гонке. Будущее Тарасова казалось безоблачным. Команда СССР и СНГ стабильно не опускалась ниже третьего места в любой эстафете, а сам молодой спортсмен мог в любой момент «выстрелить» в личных стартах. О большем накануне Олимпийских игр в Альбервиле сложно было мечтать.

Но все заманчивые перспективы рухнули 6 февраля 1992 года, за два дня до открытия соревнований. Врачи биатлонной сборной решили прибегнуть к запрещённой, но популярной в профессиональных спортивных кругах процедуре и перелить биатлонистам обогащённую витаминами кровь, которая была заготовлена заранее. Первым в очереди на переливание был Тарасов.

«Я был на грани — туда или сюда»

То, что произошло дальше, вполне могло бы стать сценой из фильма ужасов. Кровь, которую хотели перелить Тарасову, везли в Альбервиль несколько суток — и не в специальном холодильнике, а в обычном чемодане. По дороге она испортилась. Врачи сборной совершили ужасную ошибку и всё же решили провести процедуру. Несколько минут в вены спортсмена вливалась заражённая кровь, пока его организм не среагировал — пульс участился в несколько раз. Тарасов потерял сознание и очнулся уже во французской больнице.

«Я чувствую, как сердце разрывает! Руки-ноги вверх подбрасывает. Сразу лить прекратили, но уже пошло отторжение, криз. Сознание то уходило, то возвращалось», — рассказывал Тарасов.

«Сквозь пелену видел, что доктор пытается сделать укол, никак шприцем не попадёт. Начали в обед, а на «скорой» отправили в местную клинику, когда стемнело», — вспоминал Тарасов в интервью «Спорт-Экспрессу».

Биатлонист пережил состояние клинической смерти и только чудом остался жив — спасла невероятная натренированность перед Олимпиадой. Несколько дней подряд сердце Тарасова билось так, словно он бежал на пределе своих возможностей, хотя в тот момент он лежал под капельницей. По собственным воспоминаниям, он потерял десяток килограммов, выпадали волосы и ногти, с рук и ног «лохмотьями слезала кожа». Но жажда жизни оказалась сильнее, и Тарасов буквально вернулся с того света.

«Видел свет. Очень яркий. Думаю, в тот момент я был на грани — туда или сюда. Внезапно услышал голос дочери: «Папа! Папа!» После этих слов умереть не мог. Они вернули к жизни. Дороже Кати у меня нет никого. Когда очнулся, предложили, чтобы жена прилетела в Альбервиль. Ответил, что не надо. Зачем её пугать? Я потерял более десяти килограммов. От ветра шатало. День на пятый вывели под руки на прогулку, вдохнул воздух — так сиделка меня еле удержала», — рассказывал спортсмен.

Также по теме
Участники Британской экспедиции на Джомолунгму 1922 года в базовом лагере Покорённые вершины: как 95 лет назад МОК начал награждать за успехи в альпинизме
95 лет назад Международный олимпийский комитет впервые в истории разыграл медали в альпинизме, наградив участников экспедиции на...

Всю Олимпиаду-1992 Тарасов провёл в больнице, после чего, несмотря на протесты врачей, его вместе с делегацией Объединённой команды республик бывшего СССР отправили домой. Его отсутствие на лыжне удивляло многих. Чтобы не подставлять спортсмена, была выдумана легенда об отравлении привезёнными с родины грибами, из-за которых отказали почки. При этом иностранные журналисты быстро узнали о переливании, однако официального подтверждения получить не смогли.

По приезде домой Тарасову надо было возвращаться к нормальной жизни. Помог спорт — организм для полного восстановления требовал нагрузок. Хотя на нём уже поставили крест в сборной, Тарасов считал своей целью возрождение биатлонной карьеры. Ему дали единственный шанс — проявить себя на «Ижевской винтовке». В первом старте на 20 км он показал 24-й результат, а в спринте одержал победу — с неё и начался его новый путь к олимпийскому золоту.

Уже в сезоне-1992/93 биатлонный мир встретил нового Тарасова, ещё лучше прежнего. На чемпионате мира в Боровце он выиграл серебро и бронзу в личных стартах, подкрепив их «дежурной» серебряной медалью в эстафете. Олимпийский сезон Тарасов начал с победы в индивидуальной гонке и мог уже возлагать определённые надежды на Лиллехаммер.

Заветная победа

В те годы биатлонная программа на Олимпийских играх была гораздо скуднее, чем нынешняя. Выиграть можно было только три медали — в индивидуальной гонке, спринте и эстафете. Биатлонистам пришлось ждать больше недели после церемонии открытия, чтобы наконец-то выйти на старт 20-километровой гонки, запланированной на 20 февраля.

Был морозный солнечный день, температура застыла на отметке -16 ºС. При такой погоде в выигрыше оказываются спортсмены, которые стартовали позже остальных, а у Тарасова был ранний 26-й номер. Как он сам рассказывал, ему было не принципиально, когда вступать в борьбу, и тогда тренеры отправили его во вторую стартовую группу.

Напомним, что в индивидуальной гонке значительно возрастает роль промахов на огневых рубежах — каждая осечка добавляет к итоговому времени одну штрафную минуту. И уже на первой стрельбе лёжа Тарасову не повезло — две пули пролетели мимо цели. Однако эти промахи словно отрезвили спортсмена — он перестал волноваться и просто бежал оставшуюся дистанцию в своё удовольствие, подгоняемый криками многочисленных зрителей.

Вскоре стало очевидно, что проблемы со стрельбой преследуют многих. Подход к стрельбищу был очень сложным, и фавориты все как один сбивали дыхание перед тем, как встать на коврик.

Три-четыре промаха на 20 выстрелов стали вполне нормальным результатом, что в любой другой день приравнивалось бы к провалу. И у Тарасова, который закончил гонку с тремя незакрытыми мишенями, вдруг появился шанс на медаль.

Обогнав на финише немца Свена Фишера, россиянин принялся ждать, когда же кто-то сбросит его с первого места, которое он удерживал благодаря лучшему ходу. Пять раз намазал Чепиков, четыре — серебряный призёр прошлой Олимпиады Марк Кирхнер, три — действующий чемпион мира Андреас Зингерле. Из тех, кто ещё мог подвинуть Тарасова, остался только бывший лыжник Франк Люк.

Немец безупречно прошёл первую стрельбу, но дважды промахнулся на стойке. К тому времени он опережал Тарасова на полминуты. После третьей стрельбы немец вновь вышел на первое место, но на последнем рубеже опять не сумел отработать идеально. Только теперь этот промах принёс Люку отставание от Тарасова в полминуты.

На последнем круге бывший лыжник пытался вырвать золото, но не смог это сделать на скользкой трассе. В итоге Тарасов опередил его на 3,4 секунды.

До сих пор это самый маленький разрыв между первым и вторым местом, который случался в 20-километровой гонке на Олимпиадах.

А сам Тарасов остаётся единственным биатлонистом из России, который после распада СССР выигрывал три медали на одних Играх.

Следующий гонкой в Лиллехаммере был спринт. Тарасов к его началу приболел вместе со всей командой, но сумел занять третье место. А если бы не один промах, который заставил свернуть на штрафной круг, то не факт, что победу одержал бы Сергей Чепиков. Спустя три дня Тарасов вместе с Чепиковым, Драчёвым и Кириенко стали серебряными призёрами в эстафете.

После Игр-1994 Тарасов продолжил успешно выступать, словно он никогда и не был в шаге от смерти. Он выиграл два золота и два серебра на чемпионатах мира, а завершил карьеру на Олимпиаде в Нагано, где ему покорилась бронза в эстафете. В тот момент Тарасову только исполнилось 33 года. Как он сам признавался в последующих интервью, мог бы ещё несколько лет бегать — здоровье позволяло.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Кадры с места главных событий дня на нашем Youtube
Загрузка...
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить