Материалы

«Я был частью революции футбола в Америке»: экс-игрок сборной США Лалас о ЧМ-1994, встрече с Киссинджером и текиле

25 марта 2018, 09:00
«Я был частью революции футбола в Америке»: экс-игрок сборной США Лалас о ЧМ-1994, встрече с Киссинджером и текиле
/ globallookpress.com

Футбол имеет такое же значение для американцев, как бейсбол и баскетбол. Об этом в интервью RT заявил бывший защитник сборной США Алекси Лалас. Участник двух чемпионатов мира рассказал в программе Stan Collymore Show о домашнем первенстве 1994 года, встрече с бывшим госсекретарём страны Генри Киссинджером и распитии текилы в компании группы Metallica.

— Сборная США не смогла квалифицироваться на чемпионат мира 2018 года. Важно ли это для страны, ведь по популярности футбол у американцев находится не на первом месте?

— Американцы всё больше жалуются на плохие выступления наших футболистов. За неудачи критикуют всех, и неважно, игрок ты или тренер, связан ты с футболом или нет. Заметно, что люди интересуются этим видом спорта всё больше и больше. Многие расстроены тем, что команда не попала на мундиаль.

Также по теме
«Уругвай может выиграть мундиаль»: экс-футболист «Интера» Соса о Марадоне, соперничестве с Аргентиной и ЧМ-2018
Команде Уругвая вполне по силам выиграть чемпионат мира по футболу 2018 года. Об этом в интервью RT в рамках программы Stan Collymore...

— Панама и Коста-Рика значительно уступают США по численности населения и по развитию инфраструктуры. За счёт чего им удалось обойти звёздно-полосатых и пройти на турнир?

— Одна из тех вещей, благодаря которым моя страна стала великой, — это разнообразие. Правда, оно также подразумевает и различие во взглядах. Если спросить у прохожих, что они понимают под хорошим футболом, можно получить сотню разных ответов. У нашей команды нет единого стиля игры. Мы пытаемся учесть пожелания всех и каждого. Это похвально, поскольку соответствует духу Америки. Но то, что полезно для нации, не обязательно принесёт пользу сборной.

— Значит, в ближайшее время качественных изменений в команде США ждать не стоит?

— В какой-то момент мы осознаем, что настала пора определяться с собственным стилем, а также обрести некоторую исключительность в ущерб инклюзивности. Это нужно сделать несмотря на то, что многих это пугает. В нашей команде собраны прекрасные футболисты, но вместе они выступают неважно. Сборная уступила в тех играх, где должна была победить.

— Вы были лицом сборной США на чемпионате мира 1994 года. Чего вы ожидали от себя и команды на домашнем мундиале?

— Чемпионат виделся мне площадкой, где я мог себя показать. Событием, которое могло открыть передо мной хорошие возможности. Я знал, что в моих силах, а что нет. Понимал, на что способна наша сборная.

Мундиаль способен перевернуть карьеру футболиста: после него моя жизнь на поле и за его пределами в корне изменилась. Благодаря мировому первенству я сейчас хожу по пляжу в Лос-Анджелесе.

Для меня тогда открылись все двери. Надеюсь, что на чемпионате мира 2026 года какому-нибудь неизвестному американскому футболисту выпадет такой же шанс, как и мне.

— Вспоминая мундиаль-1994, что вы испытываете?

— Прежде всего, чувство гордости, потому что я был частью события и команды. Можно сказать, что я участвовал в революции, которая изменила отношение американцев к футболу. Именно тогда многие впервые увидели матчи высшего уровня.

— Какой момент на чемпионате мира 1994 года вам запомнился больше всего?

— Их два. Приведу пример того, насколько футболист абстрагируется от всего во время чемпионата мира. Пару лет назад я встречался с партнёрами по сборной на турнире 1994 года. Один из них спросил: «Помнишь встречу с Киссинджером?» Я сказал, что этого не было, иначе я бы запомнил. Он настоящий корифей нашей политики, его знают во всём мире. Но товарищи продолжали об этом говорить, и я вспомнил. Генри сыграл важнейшую роль в организации того мундиаля. Перед игрой, которая проходила на стадионе «Сильвердоум» в Детройте, он зашёл в нашу раздевалку и пожал всем руки. Но в тот момент я был предельно сосредоточен.

— На его месте тогда мог оказаться кто угодно, и вы бы его всё равно не заметили.

— Совершенно верно. Наверное, я тогда произнёс что-то из серии: «Приятно познакомиться, но мне пора на матч против Швейцарии».

— А второй эпизод?

— А вот его я помню отлично. После игры с Бразилией мы пили текилу с музыкантами группы Metallica.

— США, Канада и Мексика совместно претендуют на проведение чемпионата мира 2026 года. Какой эффект может оказать этот турнир на развитие футбола в стране?

— Америка является футбольной нацией. У страны есть культура и история в этом спорте. Американцы знают в нём толк, они без ума от своего увлечения. Мне кажется, у нас одни из самых сведущих болельщиков в мире. В 2026 году нам представится возможность сказать, что чемпионат мира — 1994 был неплох, но это было только начало. Люди со всего мира смогут увидеть своими глазами, как за двадцать с лишним лет изменились наша страна и отношение к футболу. Это станет настоящим торжеством игры, которая, как мне кажется, так же важна для США, как и американский футбол, бейсбол, хоккей, баскетбол и другие популярные здесь виды спорта.