«Возможно, останусь в России и приду на матч сборной Франции»: баскетболист ЦСКА о чемпионате мира по футболу — 2018

Защитник баскетбольного ЦСКА Нандо Де Коло в интервью RT рассказал о том, изучает ли его дочка русский язык и насколько хорошо знает его он сам, задумался о возможности посетить матчи чемпионата мира по футболу в России в 2018 году и признался, что не поддерживает ни одну из сборных на Кубке конфедераций в отсутствии Франции. Также разыгрывающий объяснил, почему его команда уступила в стамбульском «Финале четырёх» Евролиги и не смогла защитить титул клубного чемпиона Европы.

— По ходу карьеры вы успели поиграть во Франции, Испании, США, а последние три года провели в России.

— Да, верно.

— И как впечатления?

— Очень хорошие. Я действительно доволен. Мне был необходим этот российский этап; думаю, здесь я сыграл свои лучшие матчи. И теперь, спустя несколько лет, моя семья чувствует себя в Москве более комфортно. Так что, пожалуй, грех жаловаться.

— Как вам кажется, баскетбол в России развивается?

— Думаю, что да, как и во всей Европе. В России сейчас примерно 6-7 сильных команд, которые постоянно принимают участия в еврокубках. ЦСКА и кто-то ещё всегда отстаивает честь страны в самом престижном клубном турнире континента, а другие команды достойно сражаются в Кубке Европы и часто его выигрывают. Причём армейцы постоянные участники «Финала четырёх» Евролиги, а в 2016-м это удалось совершить и «Локомотиву». Это показатель очень высокого уровня.

— В прошлом году всех удивил ЦСКА, а в этом выше головы прыгнул «Зенит», почти добравшийся до финала Единой лиги ВТБ…

— Да, это так. Прошлым летом о них не так много говорили. Мне кажется, в Санкт-Петербурге сами не представляли, что собрали отличную команду. А в итоге коллектив Василия Карасева нащупал свою игру. И, если я не ошибаюсь, они одержали над нами победу, а потом у них было около 20 триумфов подряд. И это замечательно.

— Недавно в Стамбуле прошёл «Финал четырёх». Что случилось с ЦСКА в полуфинале?

— Дело в том, что «Финал четырёх» это рулетка, то есть результат любого матча предсказать достаточно трудно. Полуфинал — это всего один матч, и неважно, как ты выглядел до этого в течение всего сезона. Необходимо просто хорошо подготовиться. И мне кажется, мы сделали это… Но на результат влияют малейшие детали, и нам не хватило совсем чуть-чуть. Во время 40 минут встречи ты не можешь расслабиться ни на секунду. А учитывая, что нашим противником была такая мощная команда, как «Олимпиакос»… про греков обычно говорят, что они очень яростно играют и не выпадают из ритма, что бы ни случилось на площадке. Вот это, собственно, и произошло.

— ЦСКА не завоевал трофея, однако вас включили в символическую пятёрку турнира. Какое значение для вас имеют такого рода индивидуальные награды?

— На самом деле, как я уже не раз говорил, для меня — и, думаю, для многих других игроков — важнейшими являются титулы, завоёванные в составе команды. Это первично. Индивидуальные награды своего рода бонус, который означает, что и ты хорошо потрудился на благо коллектива. Ошибкой было бы считать, что если ты хороший игрок, то обязательно получишь все индивидуальные призы. Для этого твоя команда тоже должна отлично играть.

— Ранее вы становились чемпионом Европы в составе сборной. Каково быть чемпионом Европы на клубном уровне?

— Верно, в 2013 году, я играл в составе сборной Франции. Игроку очень важно осознавать, что он представляет свою страну. Думаю, это имеет огромное значение. По крайней мере, для меня. И то, что мы первыми в стране завоевали трофей, стало одним из важнейших достижений в карьере. В Евролиге же нам пришлось пройти огонь, воду и медные трубы для того, чтобы поднять заветный кубок над головой. Это как раз то, ради чего стоит ежедневно тренироваться.

  • globallookpress.com

— Вы воспринимаете каждую награду по-разному? Или главное — выиграть, а празднуете все победы одинаково?

— На самом деле — когда как. В баскетболе всё иначе, нежели в футболе. В Лиге чемпионов празднование оставляют на последний матч. И вот тогда уже можно оторваться как следует. У нас немного другая ситуация. Есть «Финал четырёх», который проходит в середине мая. И после этого ты должен завершить серию плей-офф в национальном чемпионате. Вот почему в прошлом году, например, у нас почти не было времени на то, чтобы толком отпраздновать триумф. Я помню, как уехал с арены в Берлине, чтобы побыть какое-то время со своими родственниками — мамой, папой, младшей сестрой, женой и дочкой. Мы провели вместе совсем немного времени, и я отправился ночью на встречу с болельщиками. Потом мы немного посидели и попраздновали вместе с ребятами из команды. А на следующий день нам уже необходимо было возвращаться в Москву, чтобы через два дня начать готовиться к одной из серий плей-офф национального чемпионата. То есть, у нас фактически не было времени, чтобы всё осмыслить.

— Но если говорить о сборной, то там тоже не так много времени на то, чтобы отпраздновать, потому что дело обычно происходит сентябре, за несколько недель до начала сезона.

— Да. Но тут немного другая история. Ты знаешь, что впереди у тебя есть по крайней мере неделя, чтобы отдохнуть. Клубы понимают, игрокам нужен хоть какой-то отдых. Поэтому, например, со сборной у нас была возможность вернуться в Париж, провести вместе один день — раздать массу интервью, принять участие в съёмках, побывать на радио. А потом в нашем распоряжении была целая ночь.

— В клубе вы проводите вместе с другими игроками около 10 месяцев, и успеваете хорошо друг друга узнать. А как обстоят дела в сборной, успеваете завязать дружеские отношения?

— Думаю, каждый из нас рад тому, что у него есть возможность представлять сборную Франции. Мы знаем друг друга, поскольку каждый из нас первоначально состоялся как игрок на родине, а уже потом все разъехались по миру. Но изначально мы играли вместе. К тому же если ты проводишь ни одно лето с теми же партнёрами, то, во-первых, тебе уже не надо тратить столько времени на тренировки, чтобы понять, как вы будете играть вместе, а во-вторых, тебе просто приятно находиться рядом со своими товарищами.

— Вернёмся к Евролиге. В этом сезоне формат турнира изменился. Вам он нравится больше?

— Да, очень. Но я думаю, что мы должны и дальше его совершенствовать, и в первую очередь думать о спортсменах. Мне кажется, что формат мини-чемпионата из 14-16 лучших европейских команд — неплохая идея. Но нам надо подумать, как сделать его ещё лучше, потому что, скажем, некоторые команды располагают меньшими денежными ресурсами, а зачастую «регулярка» — это довольно долгие поездки. Я помню, как во время игр Единой лиги ВТБ я разговаривал с игроком УНИКСа, и он рассказал мне, что нередко им приходится делать по нескольку перелётов в день. Получается, ты целый день проводишь в самолёте. И я знаю, насколько это тяжело. Нам повезло, что у ЦСКА есть свой самолёт. Мы вылетаем за день до матча и возвращаемся сразу после игры, таким образом, можем отдохнуть немного больше. И даже несмотря на это, сезон очень долгий и напряжённый. Но, думаю, это именно то, чего хотят зрители, — чтобы лучшие команды соревновались каждую неделю. 

— Зрители хотят зрелища?

— Без сомнения. И в Европе, по-моему, хотят сделать своего рода аналог НБА. Это чувствуется: с каждым годом они стараются как-то приблизиться к американским стандартам. Но надо помнить, что НБА — это закрытая лига, они всё делают для команд, игроков, в том числе организуют перелёты. И я считаю, что в Евролиге мы должны для начала хотя бы обговорить этот вопрос. Необходимо улучшить условия.

— Многие говорят о том, что НБА – чуть ли не отдельный вид спорта. Как вы считает, пропасть между американским и европейским баскетболом растёт или уменьшается?

— Не знаю, сложно судить… Ведь если мы не будем проводить международных соревнований, то не сможем этого оценить. И я не говорю о выставочных играх, которые проходят в предсезонный период. Они тоже нужны, потому что болельщики могут воочию посмотреть на звёзд, которых видят преимущественно по телевизору. Но это всё-таки не всерьёз. Я думаю, тут как в любом виде спорта: в НБА есть франшизы с больших и маленьких рынков, с разным уровнем достатка. В Европе тоже достаточно приличных клубов. Конечно, за океаном собрана элита, но это вовсе не означает, что все в НБА лучше ребят, которые выступают в Старом Свете. К тому же, сейчас в НБА уезжает гораздо больше игроков из Европы. А это говорит о том, что теперь скауты знают, здесь умеют играть в баскетбол.

— Какие цели ставит перед собой сборная Франции на грядущем чемпионате Европы?

— Не знаю. Посмотрим, что произойдёт этим летом. Мы бы хотели продолжать играть в том же ритме, что и в последние годы, претендовать на медали и оставаться успешными. Но, безусловно, это новый этап, сейчас уже в команде не будет Тони Паркера, Флорана Пьетруса, Микаэля Желабаля. Им на смену придут другие ребята.

  • globallookpress.com

— Какую ещё страну вы видите в качестве кандидата на европейский чемпионский титул в 2017 году?

— Таких много. Есть Испания, которая всегда выступает на высоком уровне. В последние годы очень сильная сборная у Сербии. Есть ряд других — не буду перечислять все страны, но думаю, что в этом году борьба предстоит нелёгкая.

— Вы неплохо говорите по-испански. Как поддерживаете свой уровень языка в России?

— Вы забываете, что у меня жена испанка, так что дома мы общаемся на её родном языке намного чаще, чем по-французски. Хотя, когда жена встречается с моей семьёй, переходит на французский. Но поскольку изначально я лучше говорил по-испански, чем она по-французски, мы решили, что пусть лучше будет так. По-моему, мне легче приходят в голову слова на испанском, чем ей — на французском.

— А ваша дочь?

— Дочь говорит на обоих языках. Она ходит в школу в России, это французская школа, и там у них два дня уроки французского, два дня – английского и один день – русского. Это действительно хорошо. В наше время языки всегда пригодятся в жизни. Так что для неё это плюс. А дома она говорит на двух языках. Я отвечаю ей на том же языке, на котором она ко мне обращается. Если на испанском, то отвечаю на испанском, но тут же перевожу сказанное на французский.

— Она уже знает, что вас считают лучшим баскетболистом Европы?

— Лола? По крайней мере, она знает, что я играю в баскетбол, всегда очень рада, когда приходит в зал и смотрит матч. Но не более того. Иногда мы вдвоем играем дома — и всё.

— А на русском дома общаетесь?

— Честно говоря, это трудно. Мне бы хотелось не просто говорить, но и понимать его. Пока что я знаю только традиционные фразы — могу поздороваться с людьми, поблагодарить их, обычные правила приличия и вежливости. Но у нас такой ритм… Кто-то может подумать, что у нас много свободного времени, но на самом деле всё проносится очень быстро: утром отвожу дочку в школу, днём у меня тренировки, вечером провожу время с семьёй. А русский всё-таки сильно отличается от английского, французского или испанского. И алфавит другой. Думаю, нужно, чтобы всё время рядом был кто-то, кто с тобой на нём говорил бы.

— А на каких языках у вас говорят в команде?

— Понемногу на всех. Чаще всего — на русском и английском. Но иногда наш тренер говорит на греческом со своим ассистентом, а физиотерапевт — на сербском с Милошем Теодосичем. Некоторые игроки выступали за испанские клубы, так что мы можем немного и по-испански поговорить, когда собираемся вместе или в компании жён.

— Когда вы начали заниматься спортом, кто вас водил на тренировки, вдохновлял, мотивировал, чтобы продолжать занятия?

— Конечно же, мои родители. Они всё для меня делали – как и для моих сестёр. Для них не было проблемой поехать в какой-нибудь далёкий город, чтобы мы могли заниматься тем, что нам нравилось. Они всегда очень нам помогали. Мои родители тоже играли в баскетбол, поэтому хорошо знают все его особенности. Разумеется, они предпочитали, чтобы я занимался именно баскетболом, но, когда мне пришлось выбирать между ним и футболом, не пытались навязывать своего мнения, а просто сказали: «тебе решать».

— Когда вы начинали играть в баскетбол, кто был вашим кумиром?

— У меня не было кумира. Кажется, сначала я вообще смотрел женский баскетбол, потому что у меня три сестры и я часто ходил на матчи, в которых они принимали участие. В детстве я был фанатом Энн Воутерс. Сама она из бельгийка, но один из сезонов провела в команде из Валенсии. Я следил за матчами её клуба и вот так увлёкся профессиональным баскетболом. Потом, когда я сам начал играть в «Шоле», мне очень нравился как действует Дерон Айе. Но если говорить о кумире, то для меня это слишком сильное слово. Да, есть те, за чьей работой на площадке мне импонировало наблюдать, и я стараюсь перенимать всё лучшее от игроков, которых видел, применять это в своей игре.

  • globallookpress.com

— А в футболе за кого переживали? Когда Франция стала чемпионом мира, вам ведь было лет 10-11…

— Да. Зинедин Зидан. Та команда показывала что-то невероятное, каждый игрок был на виду. Любой из них мог забить гол, меня это очень впечатляло. Потом, я в течение двух лет играл в футбол, и в какой-то момент пришлось выбирать между футболом и баскетболом, поскольку и на то, и на другое сил просто не хватило бы. Когда ты попадаешь в этот небольшой профессиональный мир, невозможно заниматься сразу двумя видами спорта. Из современных игроков мне очень нравится Андрес Иньеста.

— Сейчас идёт Кубок Конфедераций, а вы – в отпуске. Сборная Франция в нём участие не принимает, но возможно ваши симпатии принадлежат кому-то ещё. Кого вы хотели бы видеть победителем турнира: Португалию, Чили, Россию…

— Нет, я никому не отдам преимущества. Мне в принципе нравится смотреть футбол, я ни за кого особенно не болею. Конечно, когда играет сборная – другое дело, я болею за неё, в остальных случаях – пусть выиграет тот, кто лучше. Да, кстати, если Франция встречается с Испанией, то смотрим матч вместе с женой.

— Будем надеяться, что в следующем году сборная Франции примет участие в чемпионате мира по футболу и тогда вы сможете поддержать её…

— Посмотрим. В 2018-м у баскетбольной сборной не запланировано сборов и матчей, так что мы действительно сможем остаться в России, чтобы посмотреть какой-нибудь матч с участием Франции. Например, против Испании. Если жребий сведёт их в одной группе, конечно. Это вряд ли случится, но было бы неплохо.

— А в детстве вы были болельщиком футбольного или баскетбольного клуба?

— Футбольного «Ланса». Он из города на севере Франции. Это клуб, которому принадлежит моё сердце, если можно так сказать. Цвета их основной формы — красный и жёлтый. Просто там живёт много испанцев, приехавших на север Франции, и от них у клуба остались такие цвета. Эту любопытную историю мне недавно рассказала моя жена, так что да, нас многое связывает. Мне нравятся кроваво-золотые. Сейчас они выступают во втором дивизионе и едва не пробились в первый. Кстати, «Ланс» стал чемпионом Франции как раз в том году, когда сборная выиграла чемпионат мира. И в том сезоне я ходил на все их матчи вместе с отцом.

— А сейчас следите за командой пристально?

— Разумеется. Два года назад после триумфа на Евробаскете, мне посчастливилось приехать на их матч и сделать первый удар по мячу.

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе важных новостей.
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...