«Будто на разных планетах»: почему в современном мире существует сегрегация

70 лет назад в Южной Африке на государственном уровне начала проводиться политика апартеида. Миллионы людей были официально лишены элементарных прав человека и заперты в резервациях. И хотя в 1994 году власть в стране сменилась на демократическую и президентом ЮАР стал борец с апартеидом Нельсон Мандела, последствия событий XX века до сих пор значительно влияют на государство. Об истории преступного режима и сегрегации в современном мире — в материале RT.
«Будто на разных планетах»: почему в современном мире существует сегрегация
  • Демонстрация против апартеида, 20 декабря 1969
  • © Central Press/Getty Images

Началом воплощения в жизнь политики апартеида на государственном уровне в Южно-Африканской Республике (на тот момент — Южно-Африканском Союзе) считаются парламентские выборы 26 мая 1948 года, на которых победила Национальная партия, сделавшая сегрегацию одним из ключевых моментов предвыборной кампании. На самом деле своими корнями апартеид уходит в далёкое прошлое.

Англичане и буры

В 1652 году служащий Голландской Ост-Индской компании Ян ван Рибек основал на южноафриканском мысе Доброй Надежды форт, ставший впоследствии пунктом обеспечения водой и продуктами судов, следующих из Европы в Азию. Поселение было названо Капстадом (современное название — Кейптаун). У колонистов сразу же начались столкновения с местным населением: голландцы захватывали землю и рабов, а коренные жители Южной Африки угоняли у них скот.

Также по теме
За последние 20 лет в ЮАР были убиты 4 тысячи белых жителей
Власти ЮАР заявили, что им удалось прекратить жестокие преступления на расовой почве и тем самым решить проблему, которая, по их...

Из-за того, что климатические условия в регионе напоминали европейские, новая колония привлекла внимание выходцев не только из Голландии, но и из Германии, Австрии, Скандинавии и Франции (из последней в XVII веке массово бежали протестанты-гугеноты). Основой религиозного самосознания переселенцев стал кальвинизм (направление протестантизма). Белые поселенцы в Южной Африке сами себя начали называть бурами, что в переводе означает «крестьяне».

Колонисты изгнали из районов, прилегающих к мысу Доброй Надежды, коренное население, а после банкротства Ост-Индской компании образовали в конце XVIII века две независимые республики — Свеллендам и Граф Рейнерт. Однако просуществовали они недолго. Бывшую голландскую колонию оккупировали англичане, которые в это время стали массово проникать в регион. Наполеон Бонапарт попытался вернуть Южную Африку голландцам, но по итогам Венского конгресса 1815 года мыс Доброй Надежды с прилегающими к нему территориями отошёл Великобритании.

Британцы обложили буров высокими налогами, стали принуждать их подчиняться колониальной полиции, набранной из темнокожих, и ликвидировали в Южной Африке рабство, лежавшее в основе сельскохозяйственного производства. Все выступления буров англичане жестоко подавляли.

В середине XIX века более 150 тыс. потомков первых колонистов Южной Африки покинули британские колонии и двинулись на север, где захватили у коренного населения земли, на которых основали две новые республики – Трансвааль и Оранжевое Свободное Государство. Неравенство белого и темнокожего населения было официально закреплено в их законодательстве.

  • Буры на фоне холма Спион-Коп, 1900 год
  • © Wikipedia

Вскоре на территории молодых республик были обнаружены богатые месторождения полезных ископаемых, что привело к очередному витку англо-бурского противостояния. Какое-то время южноафриканские государства отбивались от Великобритании при поддержке Германии, но в 1899 году началась Англо-бурская война, в ходе которой впервые в мире масштабно стали применяться пулемёты, бронепоезда, рассыпчатый строй, форма цвета хаки и концлагеря (в них англичане содержали семьи буров и нелояльное к Британии темнокожее население). В 1902 году война завершилась победой англичан. Под властью официального Лондона оказалась вся Южная Африка. В 1910 году все захваченные британцами колонии были объединены в доминион под названием Южно-Африканский Союз.

Путь к апартеиду

«Система апартеида не возникла в одночасье в 1948 году. Она складывалась на всём протяжении существования доминиона, и даже до его создания, выражаясь во внедрении практики сегрегации, расизма и дискриминации», — рассказала в интервью RT научный сотрудник Института Африки РАН, кандидат исторических наук Александра Архангельская.

Несмотря на то что светлокожие жители Южной Африки составляли меньшую часть населения региона, среди избирателей их было 93%. Темнокожие африканцы, потомки от смешанных браков и переселенцы из Азии, имели право голоса лишь по высокому имущественному цензу, да и то не повсеместно. Нарезка избирательных округов давала определённые преимущества жителям сельских регионов, заселённых консервативно настроенными бурами.

  • Южноафриканский политик Ян Смэтс (1870—1950)
  • © Hulton-Deutsch Collection/CORBIS/Corbis via Getty Images

В 1917 году заместитель главы правительства и будущий премьер ЮАС Ян Христиан Смэтс впервые публично использовал термин «апартеид» («разделённость», или «раздельное проживание»).

Вскоре после образования доминиона наиболее консервативные представители бурской элиты образовали Национальную партию, выступающую против межрасовых браков и в поддержку языка африкаанс, на котором говорили потомки голландско-германских поселенцев, а также за выход ЮАС из состава Британской империи.

Несмотря на то что между двумя мировыми войнами у власти в ЮАС находились политики, считавшиеся относительно умеренными, в 1920-е годы были официально запрещены «безнравственные» отношения между светлокожим и коренным африканским населением, а также свободное перемещение африканцев по «белым» районам.

В 1930-е годы умеренная Южноафриканская партия официально объединилась с Национальной. В руках единой политической силы оказалась вся полнота власти в ЮАС. Это не понравилось наиболее радикальным правым консерваторам во главе с экс-министром внутренних дел Даниэлем Маланом, официально заявившим об образовании отдельной «Воссозданной национальной партии».

Перед началом Второй мировой войны среди бурских консерваторов царили прогитлеровские настроения. После начала боевых действий, когда проправительственная коалиция в парламенте с незначительным перевесом провела решение об отказе от сепаратного мира с Третьим рейхом и объявила о поддержке Британии, коалиция развалилась и «умеренные» националисты помирились с Маланом.

  • Премьер-министр Южной Африки Даниэль Франсуа Малан с женой
  • AFP

ЮАС официально вошёл в Антигитлеровскую коалицию и участвовал в войне против немцев и итальянцев в африканском театре боевых действий. Однако среди местного светлокожего населения крепли антибританские и антисоветские настроения.

В 1947 году, в преддверии очередных парламентских выборов, Национальная партия объявила о курсе на установление апартеида и о радикальной борьбе с коммунизмом. Позже в партии уточнили, что собираются переселить всё темнокожее население в закрытые резервации.

26 мая 1948 года Национальная партия Малана победила на выборах и, образовав коалицию с Африканерской партией, сформировала правительство, установившее режим апартеида.

«На популярность правых политиков и идей апартеида в ЮАС повлиял начавшийся после Второй мировой войны процесс деколонизации. Белое меньшинство в Южной Африке боялось потерять власть», — пояснил RT главный научный сотрудник Института Африки РАН, доктор исторических наук Андрей Урнов.

Сегрегация и бантустаны

Для разработки теории и практики апартеида вскоре после выборов в ЮАС было создано специальное Южноафриканское бюро по изучению расовых отношений.

По его инициативе парламент принял решение о полном запрете браков «белых» с «не белыми», предполагавшее не только отказ от межрасовых браков на территории ЮАС, но и признание недействительными таких браков, заключённых за границей.

К юридической ответственности по новым законам были привлечены тысячи людей.

Кроме того, был принят акт о «регистрации» жителей ЮАС, делящий людей на три категории: европейцы, темнокожие и цветные (жители Союза неевропейского происхождения, в то же время не являющиеся коренными африканцами). Расовая принадлежность фиксировалась в удостоверениях нового типа и заверялась несмываемой печатью.

«Права разных групп отличались друг от друга. Самой жестокой дискриминации подвергались темнокожие жители ЮАС. Права индийцев и выходцев из Юго-Восточной Азии были шире, но и против них действовал ряд ограничений», — подчеркнула Александра Архангельская.

  • Дети живут в трущобах, Южная Африка, 1952
  • © Afro American Newspapers/Gado/Getty Images

В начале 1950-х на территории страны был создан ряд резерваций, названных по имени группы народов банту — бантустанами. Хотя темнокожие составляли около 80% населения ЮАС, под их проживание было выделено всего 13% территории государства. Причём территории с самой неплодородной и наименее пригодной для проживания землёй.

Начался снос трущоб, построенных в период индустриализации для темнокожих работников.

Более 3 млн человек в рамках этой кампании подверглись насильственному переселению в гетто.

Образование белые и темнокожие дети получали отдельно. Причём всё, что противоречило националистическим взглядам, было исключено из программы. В учебниках пропагандировалась «иерархия рас», присутствовали оскорбительные утверждения в адрес целых народов, основанные на этнических стереотипах. Чиновники от образования прямо говорили о том, что их цель — вбить в голову маленьким африканцам, что равенство с белыми для них невозможно.

Раздельной была и медицина. Если для лечения жителей ЮАС европейского происхождения были созданы максимально комфортные условия, то в ряде гетто больниц не существовало в принципе.

  • © Bettmann / Getty Images

Была введена сегрегация на транспорте, в сфере общественного питания, в кинотеатрах, в религиозных сооружениях.

Коммунистическая партия после объявления режима апартеида оказалась под полным запретом. Во всех сферах жизни пропагандировался воинствующий антикоммунизм.

В 1961 году ЮАС вышел из Содружества наций и преобразовался в Южно-Африканскую Республику. Бантустаны лидеры ЮАР решили объявить формально независимыми. «Власти ЮАР стали создавать фиктивные власти в резервациях», — отметил Андрей Урнов. Сделано это было для того, чтобы окончательно лишить африканцев гражданских прав. Хотя мировое сообщество и не признало «независимость» бантустанов, в ЮАР с их жителями пытались обращаться формально как с иностранцами, закрывая им свободный доступ на «территории для белых».

«Происходящее при апартеиде стало мировым прецедентом из-за того, что расистские и сегрегационные проявления являлись официально провозглашённой политикой государства», — подчеркнула Александра Архангельская.

«Постепенно в стране начали возникать экономические проблемы. Сегрегация не могла привести к благосостоянию и процветанию», — отметила эксперт.

Также по теме
The New York Times: К аресту Нельсона Манделы было причастно ЦРУ
Центральное разведывательное управление (ЦРУ) США сыграло важную роль в аресте южноафриканского лидера в 1962 году, когда чернокожий...

«ЮАР при апартеиде была частью западного мира. Против республики вводились какие-то санкции, но в то же время западные страны щадили её власти и не давали никому подорвать сам режим, опасаясь усиления Африканского национального конгресса (АНК) и южноафриканских коммунистов», — заявил Андрей Урнов.

По словам эксперта, африканцы долгое время пытались бороться за свои права мирным путём. Они находились под сильным влиянием идей Ганди и, выступая против любой дискриминации, требовали не преимуществ, а официального равенства. Но в конце концов, не выдержав массовых избиений и расстрелов мирных демонстраций, темнокожее население взялось за оружие и развернуло партизанскую борьбу.

«В 1980-е годы АНК набрал силу. А вскоре начался развал социалистического лагеря, и западные страны перестали опасаться потенциального роста советского влияния в ЮАР, из-за чего правые в Южной Африке стали утрачивать лояльность со стороны иностранных государств. В националистическом движении произошёл раскол, и представители его умеренной части осознали, что режим апартеида обречён. К счастью, им хватило мужества осуществить передачу власти в стране бескровным путём», — рассказал Андрей Урнов.

Дискриминационные меры были официально отменены. В 1990 году на свободу вышел один из лидеров АНК Нельсон Мандела, находившийся в заключении с 1964 года. На всеобщих выборах 1994 года Африканский национальный конгресс одержал уверенную победу.

  • Нельсон Мандела с женой Винни после освобождения из тюрьмы
  • globallookpress.com
  • © Aftonbladet/ZUMAPRESS.com

«Апартеид остался в прошлом, но его последствия ощущаются до наших дней. Это касается и социально-экономических моментов, когда многие люди так ещё и не получили доступа к нормальной инфраструктуре, и психологических — среди тех, кто помнит о дискриминации, есть люди, до сих пор ощущающие желание отомстить», — отметила Александра Архангельская.

«В масштабах планеты»

«На сегодняшний день расовый апартеид в его привычном виде остался в прошлом, однако в мире существуют явления, которые можно охарактеризовать как апартеид экономический», — пояснил RT главный научный сотрудник Института США и Канады РАН, доктор экономических наук Владимир Васильев.

По словам эксперта, эта новая форма апартеида существует в двух вариациях: внутри социума и в масштабах планеты. «Во многих странах мира мы можем наблюдать резкую поляризацию общества. Богатые живут в районах, которые я называю «золотыми клетками», а бедные — в подобиях гетто. В тех же Соединённых Штатах неравенство зашкаливает. И, вопреки мифам, оно не имеет чёткой расовой привязки, оно носит социально-экономический характер. Белый тоже может быть бедняком. Так вот, социально-экономическая сегрегация достигла во многих странах такого уровня, что богатые могут вообще физически не контактировать с бедными. Они живут в закрытых районах и передвигаются в закрытых машинах от вертолётной площадки к аэропорту, чтобы вылететь куда-то специальным рейсом. В одной стране, в одной географической зоне люди живут как будто на разных планетах», — пояснил Васильев.

  • Бездомные Нью-Йорка
  • © Robert Nickelsberg/Getty Images

По его словам, на общемировом уровне глобальная сегрегация существует между западными странами и странами третьего мира. «Люди в них не просто отличаются по уровню доходов. Общества богатых стран элементарно не понимают тех, кто живёт в бедных. Это как разные измерения», — пояснил эксперт. По словам Васильева, такое положение сформировалось в результате проведения неолиберальной экономической политики.

«Хотелось бы, конечно, верить в то, что об апартеиде можно забыть навсегда после избрания Манделы президентом ЮАР. Но, к сожалению, дискриминации в мире за последние десятилетия не стало меньше, скорее даже наоборот. Существует глобальное неравенство, разговоры о «золотом миллиарде» идут не на пустом месте. Кроме того, преследуя свои политические цели, власти некоторых могущественных государств заигрывают с откровенно ультраправыми режимами, в том числе на территории постсоветского пространства, и это во многом напоминает попустительство, существовавшее по отношению к режиму апартеида в Южной Африке. И когда сегодня кто-то может безнаказанно оставлять миллионы людей без воды и электроэнергии или блокировать их свободное перемещение, кто знает, не получим ли мы завтра новые апартеиды?» — задаётся вопросом академик Академии политических наук РФ, заведующий кафедрой РЭУ им. Г.В. Плеханова Андрей Кошкин.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Кадры с места главных событий дня на нашем Youtube
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить