«Депутат Хахалов сдержал слово»: как в Зауралье уволили инспектора, который разоблачил незаконную VIP-охоту

В Курганской области уволили Алексея Саночкина, государственного лесного инспектора, который в начале 2021 года добился широкой огласки незаконной охоты на волков депутата областной думы Дениса Хахалова и его высокопоставленных приятелей. Несмотря на то что по факту охоты СК расследует уголовное дело, а парламентарий на фоне громкого скандала попросил лишить его мандата, принципиального инспектора от неприятностей это не уберегло. В интервью RT Алексей Саночкин рассказал, как пытался бороться с не имеющими разрешения VIP-охотниками, в том числе из силовых структур.
«Депутат Хахалов сдержал слово»: как в Зауралье уволили инспектора, который разоблачил незаконную VIP-охоту
  • А.П. Саночкин, заведующий сектором охотничьего надзора по северной территориальной зоне
  • © www.priroda.kurganobl.ru

Весной 2021 года в интернете появилось видео, где охотники с особой жестокостью убивали волков. Общественность потрясли страшные кадры, когда мужчины на снегоходе давили ещё живого хищника, а затем веселились, когда перед самой смертью животное пыталось обороняться, кусая дуло ружья.

Позже выяснилось, что среди участников охоты были депутат областной думы Курганской области от «Единой России» Денис Хахалов, егерь, у которого был аннулирован охотничий билет.

На фоне громкого скандала и резонанса в федеральных СМИ егеря и организатора незаконной охоты уволили с должности. Депутата Хахалова сначала исключили из партии «Единая Россия», а несколько дней назад он, по данным СМИ, неожиданно подал прошение о снятии с него депутатского мандата. Оно будет рассмотрено на ближайшем заседании. Камышловский межрайонный следственный отдел управления СК РФ по Свердловской области возбудил уголовное дело по ст. 258 УК РФ («Незаконная охота»). 

Разоблачить незаконную охоту удалось во многом благодаря Алексею Саночкину, который 22 года заведовал сектором охотничьего надзора по северной территориальной зоне отдела надзора в области животного мира Департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды Курганской области.

А 12 июля Саночкина неожиданно уволили. Официальным поводом стали несколько дисциплинарных взысканий.

Сейчас Алексей планирует подавать иск в суд, хочет обжаловать своё увольнение и запись в трудовой книжке. О своих намерениях бывший инспектор рассказал в интервью RT.

Неудобные вопросы

— Как так вышло, что вас уволили?

— Я и мой сектор стали выявлять факты о незаконной охоте на территории Катайского района Курганской области. В моём распоряжении оказались фото- и видеоматериалы, подтверждающие наши догадки. Это всё организовывал егерь Общества охотников Катайского района Ермек Сулейманов, бывший сотрудник ГИБДД. Он не имел права охотиться: у него была судимость, аннулирован охотничий билет и на протяжении восьми лет ему запрещено носить и хранить оружие.

В Департаменте природных ресурсов, в котором я работал и который представлял ранее, он числился как федеральный лесной инспектор и инспектор пожарного надзора в лесах. Вдобавок было выяснено, что в 2020—2021 годах им было незаконно добыто 20 косуль в 12 незаконных охотах, а на его подведомственных территориях производилась незаконная вырубка леса и были неоднократные поджоги в мае этого года, чтобы, как я понимаю, скрыть следы преступлений. Этот человек принёс ущерб государству более чем на 5 млн рублей. Но после скандала с должности егеря его уволили.

В ходе проверки мы также выяснили, что он организовывал охоту для высокопоставленных сотрудников из Следственного комитета Курганской области и депутата областной думы Дениса Хахалова. Проверки, которые я устраивал в отношении егеря и депутата, не давало проводить руководство, но благодаря СМИ ситуация обрела общественный резонанс.

В Курганской области большой коррупционный фактор, касающийся расследования уголовных дел, связанных с незаконными охотами в правоохранительных органах. Эта информация неоднократно доводилась мной до Департамента природных ресурсов, однако руководство не было заинтересовано разобраться в ситуации, и они решили меня просто уволить.

— Расскажите подробнее про те эпизоды незаконной охоты.

— Одна была 5 января, там присутствовали четыре человека, были убиты самка лося и лосёнок. На месте охоты мы обнаружили шкуры, головы и конечности животных. После стали разбираться и оказалось, что охотились высокопоставленные сотрудники из Следственного комитета. На руках у них было всего одно разрешение на отстрел взрослого лося, которое было выдано с нарушениями. По этому факту было возбуждено уголовное дело в отношении неустановленных лиц по ст. 258 УК («Незаконная охота»), но расследование вскоре приостановили. 

А 6 февраля Сулейманов снова организовал незаконную охоту, но уже на волков. В ней участвовал депутат Хахалов. Но дело в том, что за день до этого они осуществляли охоту на лосей и, по всей видимости, на эти забойки пришли волки, которых они начали давить снегоходом, а часть из них застрелили.

На эту охоту у них также не было разрешения. Возможно, никто бы и не узнал об этом, если бы они не стали хвастаться между собой кадрами с охоты и не выкладывали бы эти видео в социальные сети.

  • Денис Хахалов
  • © Курганская областная дума

Таким образом они дошли и до меня. Тогда мы решили, что будем проводить проверку, писать заявления в полицию и делать всё то, что от нас требовалось. Но ответов на наши заявления не было, хотя власти должны были принять какие-то меры и расследовать это. 

«Стал неугодным»

— Как было обставлено ваше увольнение?

— Я стал задавать вопросы своему руководству, но они, по всей видимости, стали для них неудобны, и от меня попытались избавиться. Меня стали отстранять от проверок, ограничили меня в доступе к нашей базе, где содержалась информация об охотниках. Я увидел, что стал неугодным, потому что продолжал свою работу. После начались проверки в моём отношении, о результатах которых я не знал. А проверки по факту незаконной охоты сотрудников Следственного комитета проводились теми же людьми, которые и охотились.  

12 июля в 08:00 меня вызвали в Следственный комитет города Шадринска, где меня ждал мой руководитель с трудовой книжкой и приказом об увольнении, который тут же был написан. Причину написали сухо: за неоднократные взыскания.

Якобы в течение года на меня были наложены дисциплинарные взыскания за то, что из 190 судебных дел по нарушению природоохранного законодательства от моего сектора было прекращено пять административных дел из-за недостаточных доказательств. Так бывает, это рабочие моменты. И благодаря расследованиям нашего отдела сотрудниками полиции было возбуждено немало уголовных дел, и у моего сектора были хорошие показатели: мы выявляли в три-четыре раза больше нарушений, чем другие районы.

Более того, в отношении сотрудников из моего сектора тоже начались проверки, а моё увольнение стало для всех показательным — мол, если кто-то тоже будет таким принципиальным, их ждёт такая же участь.

— Как так вышло, что доследственные проверки по факту незаконной охоты проводят те, кто в ней участвовал?

— Это коррупционный фактор, и мне кажется, что они не вправе были проводить проверки, в которых сами фигурировали. Несмотря на то что мы пытались поднять данный вопрос через вышестоящие инстанции, которым я пытался донести о конфликте интересов в действиях сотрудников Следственного комитета по Курганской области, мои обращения присылали обратно. В те же структуры, которые отвечали, что всё хорошо, это просто у нас инспектору голову напекло. Я обращался и в прокуратуру Курганской области, и в Следственный комитет РФ, и в полицию.

«Был романтиком»

— Алексей, расскажите о себе.

— Я родился в Свердловской области. В 17 лет, когда я приехал на учёбу в Киров и поступил в сельскохозяйственный институт, меня совсем не интересовали деньги, я был романтиком, и это был просто душевный порыв.

С самого детства меня приучали бережно относиться к природе, всю жизнь служу Родине: после учёбы я отслужил в армии, а потом поступил на работу в качестве охотоведа в управление охотничьего хозяйства и стал работать государственным охотничьим инспектором и инспектором по охране природы в Курганской области. Наша специальность очень редкая, и нас всегда ценили. В мои полномочия входило контролировать и следить за соблюдением природоохранного законодательства.

— В 2017 году, насколько я понимаю, у вас менялось руководство. Что изменилось тогда в работе?

— У нас произошла кардинальная смена начальства в отделе охотнадзора. До этого времени работали настоящие специалисты с надлежащим образованием, с высоким стажем, которых сократили.

А на смену поставили силовиков в отставке, которые совсем не компетентны в вопросах экологии и охоты. Я был одним из последних специалистов из старой команды по специальности «биолог-охотовед», который остался в органах управления охотничьего хозяйства.

Понимаете, то, что касается окружающей среды, экологии и общественного природопользования, — очень тонкая, специфическая отрасль, где нужно принимать взвешенные решения и должны работать специалисты, а не полицейские в отставке. 

— Какие у вас сейчас планы?

— На сегодняшний момент я готовлю исковые заявления для подачи в суд, поскольку я уволен по отрицательным мотивам. У меня не очень хорошая запись в трудовой книжке, которую я хочу обжаловать.

Понимаю, что мне не дадут работать, даже если я восстановлюсь, но всё же мне бы хотелось продолжить свою работу в своём департаменте.

У меня нет адвоката, поэтому я самостоятельно пишу исковое заявление, смотрю законодательные акты и нормативы. По большому счёту я всё равно чиновник и надеюсь, что юридически правильно всё обосную. Сейчас мне надо обжаловать приказы о незаконном привлечении к дисциплинарной ответственности, а затем буду обжаловать приказ об увольнении.

— Сталкивались ли вы и раньше с подобными ситуациями?

— За 22 года моей работы у меня случалось разное, не всегда всё было гладко. Много фактов было вскрыто и людей, обличённых в незаконной охоте. Но моё предыдущее руководство защищало своих специалистов. Бывало, что старших коллег вызывали и к высокому начальству, но они были принципиальны и ответственны, всегда отстаивали наши права и защищали своих сотрудников.

Например, история с инспектором Красиковым, которая недавно происходила.

Также по теме
«Справедливость есть»: в Бурятии прекращено уголовное дело в отношении пострадавшего от рук браконьеров инспектора
Уголовное дело о превышении должностных полномочий в отношении инспектора Алтачейского заказника в Бурятии Сергея Красикова...

Это мой коллега, и я сам лично за него переживал.

Такие ситуации возникают у всех инспекторов, кто честно и принципиально отстаивает закон, и они все на этой грани: либо возбуждают уголовное дело в отношении них, либо в отношении браконьеров. Человек должен быть уверен, что, когда он выявляет такие факты, он защищён.

Я хочу отметить, что в той ситуации руководство его защищало и они были в одном направлении. У меня же получилось наоборот — моё руководство меня не поддерживает.

«Дело жизни»

— Вы бы хотели вернуться на работу?

— Конечно, это ведь дело моей жизни, я занимался этим с молодости. Я всегда работал на высоком уровне, и поэтому мне уже не хочется перепрофилироваться. Из-под моего крыла вышло много специалистов, которых я чему-то научил и которые работают по всей области. У меня были лучшие показатели и в моём секторе, и в целом по департаменту. Было бы понятно моё увольнение, если бы я нарушал трудовое законодательство, совершал бы дисциплинарные проступки и прогуливал бы работу. Мне бы хотелось, чтобы данным фактом занялся центральный аппарат Следственного комитета РФ, а не наш областной, чтобы они провели независимую проверку по этим фактам. Я бы хотел этого, чтобы исключить коррупционную составляющую, которая может быть в Курганской области.

— Вы ещё не пожалели о том, что не стали молчать в той ситуации? Можно не сомневаться, что никаких претензий к вам бы не возникло.

— Это мне не к лицу. Про меня пишут и говорят: кто-то отзывается негативно, и это те люди, которых я когда-то наказывал, но я ведь контролирующий орган, не подарки раздаю. Но есть и те, кто ко мне относится положительно.

У нас декларировано: все перед законом равны, и это будет неправильно, если я буду наказывать сельских жителей за то, что они не там сбросили мусор, но буду молчать про незаконную охоту высокопоставленных людей. Я не жалею, потому что поступил по совести и не хожу с опущенными глазами.

В процессе расследования, когда я занимался документами, делал запросы, подавал заявления, мне поступали угрозы. Хахалов и Сулейманов мне звонили, последний угрожал физической расправой, а депутат мне однажды сказал, что меня уволят, и слово сдержал.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Загрузка...
Сегодня в СМИ
Уважаемые читатели, оставленные вами ранее комментарии в процессе миграции из-за смены платформы. В ближайшее время все диалоги вернутся
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить