Заложник правовой системы: кто и почему не даёт лечить двухлетнего Сашу Сергеева

Саше Сергееву сейчас два года и восемь месяцев. Он живёт в деревне Язово (Новая Москва). Мальчик родился сильно недоношенным — в шесть месяцев. Благодаря помощи врачей он выжил и сегодня практически догнал сверстников в физическом развитии. К сожалению, из-за преждевременных родов у Саши оказались нарушены нервные связи между полушариями мозга (резидуальная энцефалопатия). Это лечится, причём даже по полису ОМС. Саше не нужна астрономически дорогая операция за границей. Проблема в другом: мальчик стал заложником правовой коллизии. Его родители находятся под следствием: папа сидит в СИЗО, мама — под домашним арестом. Им запрещено участвовать в лечении ребёнка, а без них врачи не могут делать свою работу. В подробностях истории разбирался корреспондент RT.
Заложник правовой системы: кто и почему не даёт лечить двухлетнего Сашу Сергеева
  • © Фото из личного архива

Отец Саши Андрей Сергеев работал в центральном аппарате Федеральной службы исполнения наказания (ФСИН). Мужчину обвиняют в мошенничестве, совершённом в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК). По версии следствия, Андрей Сергеев в 2017 году вымогал у коммерсанта 18 млн рублей за то, чтобы договор на поставку оборудования для ФСИН был закрыт без проволочек. Правоохранители полагают, что мама Саши Евгения Садовская помогала мужу в этой мошеннической схеме.

Суд ещё даже не начался, поэтому говорить о виновности или невиновности родителей Саши Сергеева рано. Остановимся на том, как мальчик оказался без государственной медицинской помощи.

«У Саши редкая аномалия крови — в диагнозе написано про химеру по резус-фактору, — рассказала RT бабушка мальчика Нина Попова. — Это значит, что кровь моего внука со временем меняет характеристики. Группа крови и резус-фактор сохраняются, а резус-фенотип и келл-антиген (другие параметры крови) могут измениться. Из-за этой аномалии Саше нельзя перелить обычную донорскую кровь — ему может подойти только кровь отца, у него схожий фенотип».

Саше Сергееву не сделали положенные прививки в раннем возрасте из-за недоношенности. Врачи дали медицинский отвод на два года — до момента, когда организм доразовьётся. Сейчас же прививки не делают — это опасно: у мальчика крайне низкий иммунитет и склонность к аллергии.

«Побороть аллергическую реакцию (если она возникнет после прививки) возможно, лишь перелив кровь. Но Саше подойдёт только кровь отца, который сейчас в СИЗО. В итоге Саше не делают прививки, а без прививок внука не кладут в больницу и не берут в корректирующий детсад. Хотя о необходимости госпитализации нам сказали в Научно-практическом центре детской психоневрологии ещё давно», — жалуется Нина Попова.

  • © Фото из личного архива

Как оказалось, взять отцовскую кровь практически невозможно. Сашин папа год провёл в СИЗО — неизвестно, как изменилось его здоровье и какими болезнями он мог заразиться. До переливания надо сдать проверочные анализы, но в изоляторе сделать это негде, а в больницу мужчину просто так никто не повезёт, особенно сейчас, в разгар пандемии.

Адвокат Евгении Садовской Эдуард Исецкий утверждает, что ещё до проблем с коронавирусом минимум десять раз обращался к следователю с просьбой разрешить Андрею Сергееву сдать донорскую кровь для сына. В ответ он получал отказы под предлогом, что не указана конкретная дата переливания крови.

«Кулуарно следователь мне сказал, что отца Саши никогда не повезут в больницу на переливание. Для этого в изоляторе надо согласовать миллион бумаг, выделить конвой, а людей мало», — сказал RT Эдуард Исецкий.

По словам бабушки мальчика, врачи в Национальном медицинском исследовательском центре здоровья детей Минздрава РФ (ещё одно учреждение, где обследовали Сашу) неофициально посоветовали купить за свой счёт дорогие импортные прививки. Они «лучше очищены», поэтому вероятность возникновения аллергии ниже. Но проблема в том, что риск всё равно остаётся, а врачи даже так не хотят рисковать без отцовской донорской крови, разве что если родители мальчика подпишут отказ от любых претензий к медикам. Мама Саши не готова настолько рисковать здоровьем сына.

«Их устроит только мать»

«Саша растёт, как обычный мальчик. Он любит гонять на самокате, его любимая игрушка — железная дорога. Саша уже начал говорить... Но потом что-то поменялось, он замолчал, перестал смотреть в глаза», — рассказывает бабушка мальчика.

Сначала медики думали, что у Саши Сергеева может быть аутизм. Но потом анализы показали резидуальную энцефалопатию. Это поражение мозга из-за кислородного голодания во время родов. Самое главное, что этот недуг можно исцелить: лечебный массаж, занятия у логопеда-дефектолога, посещение логопедического детсада помогут. Всё это способно восстановить нарушенные связи между полушариями головного мозга. Для лечения резидуальной энцефалопатии нужна и госпитализация.

«Поправить состояние Саши можно до пяти лет. Сейчас мы логопеда, массаж, детский сад оплачиваем из своего кармана. На лечение внука ежемесячно уходит около 100 тыс. рублей. Нам пришлось продать две машины, которые были в семье, шубу, мебель. Сейчас живём на остатки сбережений, ветеранскую пенсию прабабушки Саши и деньги, одолженные у друзей», — говорит Нина Попова.

Саша Сергеев имеет право на временную инвалидность. Это позволило бы компенсировать значительную часть трат на лечение. Чтобы оформить ребёнку инвалидность, надо собрать большое количество справок для медкомиссии. Для этого маме мальчика вместе с сыном необходимо обойти многих врачей. Но следствие не разрешает Евгении Садовской нарушать режим домашнего ареста.

«Но можно же оформить нотариальную доверенность и сделать вас законным представителем мальчика?» — спрашиваем у Нины Поповой.

«Увы, не всё так просто. Часто врачи настаивают именно на присутствии родителей, если речь идёт о нервном или психическом отклонении у ребёнка, — говорит бабушка. — Каждый раз в кабинете врача мне надо объяснять, почему не пришла мама. Кроме того, бывает, доктора задают такие тонкие вопросы, что я и не знаю ответ. Только мать знает. В клиниках надо подписывать информированное согласие на лечение Саши, и медики плохо относятся к тому, что это делает не родитель».

Адвокат Эдуард Исецкий рассказал корреспонденту RT, что следователь в 2019 году дал предварительное согласие на встречу обвиняемой и нотариуса. Но это закончилось ничем, потому что надо было сначала утвердить у следствия кандидатуру нотариуса, потом за десять суток согласовать день посещения, а параллельно то же самое согласовать с самим нотариусом.

«Это всё было нужно для посещения врача. Пока шли переговоры, медики заявили, что их устроит только мать, а не родственник с доверенностью», — говорит адвокат.

В итоге нотариус к маме Саши так и не приехал.

Адвокат минимум шесть раз обращался к следователю и в Пресненский суд с просьбой разрешить матери «посещать медицинские учреждения, в том числе в связи с выполнением родительских обязанностей», но каждый раз получал отказ. В постановлениях суда (они практически одинаковые) написано, что следствием «приведены убедительные доказательства, что Садовская Е. И. в случае освобождения из-под домашнего ареста может скрыться от органов следствия и суда, воспрепятствовать производству по делу».

  • © Фото из личного архива

Иногда следствие всё же идёт навстречу Сашиной маме. Минимум четыре раза Евгении разрешали выйти из дома, чтобы с сыном посетить врача. К сожалению, этого недостаточно в случае тяжёлой болезни мальчика.

Ситуация патовая. Саше нужна прививка от кори, чтобы лечь в больницу на обследование и чтобы попасть в логопедический детсад. Но прививку от кори врачи не делают, потому что нет — и, видимо, не будет — крови биологического отца. Инвалидность тоже не оформить. А маму подозревают в желании скрыться от правосудия, если она сможет ходить с сыном по врачам.

Детей — в интернат

У Саши есть два старших брата и сестра. После ареста Андрея Сергеева и Евгении Садовской следователь написал в органы опеки письмо (есть в распоряжении редакции) с просьбой «рассмотреть вопрос о помещении детей в соответствующие детские и социальные учреждения». При этом, судя по письму, следователю было известно, что дети не остались одни, а живут с бабушкой. Да и мама фактически осталась со своими сыновьями и дочерью, пусть и под домашним арестом. Но почему-то правоохранитель решил, что в детдоме всем будет лучше.

Органы опеки никого забирать из семьи не стали. В акте обследований условий жизни написано, что «одежда и обувь имеются в достаточном количестве», «базовые потребности удовлетворяются в полном объёме», «воспитанием ребёнка занимается мать», «эмоциональные потребности удовлетворены», «угроза здоровью и развитию отсутствует». По словам Нины Поповой, следователь повторно писал в опеку с просьбой забрать детей, но результат был тем же.

Неизвестный человек позвонил в школу, где учится 13-летняя сестра Саши Василиса, и рассказал, что на родителей девочки заведено уголовное дело.

«Ко мне подошёл учитель и спросил, за что задержали мою маму. Я ему ничего отвечать не стала. Но, конечно, было очень неприятно», — рассказала RT сестра Саши Василиса.

Кто именно сообщил в школу об уголовном деле, неизвестно.

  • © Фото из личного архива

Правоохранители знают о проблемах детей Евгении Садовской: корреспондент RT видел смс мамы Саши следователю, в которых она просит отпустить её с сыном к врачам (женщине выдали самый простой телефон для связи с органами). Но на такие сообщения Евгении не отвечают. Впрочем, следователь и не обязан реагировать — это не официальный запрос, полученный по почте.

«Ходатайств не поступало»

«Обвиняемый Сергеев А. С. содержится под стражей в СИЗО-4 УФСИН России по Москве. Оказание медицинской помощи и производство необходимых медицинских процедур в местах содержания под стражей организуются администрацией соответствующих учреждений, в которых содержатся обвиняемые, без согласования с органом следствия, в производстве которого находится уголовное дело», — написала в ответ на запрос RT старший помощник руководителя Главного следственного управления Следственного комитета по городу Москве Юлия Иванова.

То есть формально решение о переливании принимает не следователь. Хотя с позицией СК согласны не все.

«В СИЗО невозможно организовать переливание крови. Штатный медик изолятора может оказать лишь общую помощь. А чтобы перевезти арестанта в больницу для сдачи крови, нужна санкция следователя, — пояснил RT глава фонда «Правовое государство», вице-президент Федерального союза адвокатов России Евгений Тарло. — Ситуация неординарная, и её нельзя решать формальными методами».

«Ходатайств и обращений в органы следствия от обвиняемого Сергеева А. С. о намерении сдать кровь в качестве донора не поступало», — написала RT представитель СК Юлия Иванова.

Между тем адвокат Эдуард Исецкий считает странным утверждение, что следствие не в курсе имеющейся проблемы. Формально сам отец Саши обращения следователю не писал, но о необходимости переливания говорилось каждый раз, когда суд продлевал сроки содержания (а это происходит каждые два месяца).

«Проблема в том, что не пустить гораздо проще, чем пустить, — находит объяснение действиям правоохранителей президент российской секции Международного общества прав человека Владимир Новицкий. — Следователь ничем не рискует, заворачивая обращения родителей, тем более пока нет какого-то общественного резонанса. А вот если поднимется шум из-за здоровья мальчика, то начальство, скорее всего, сделает следователя крайним».

Дело о коррупции во ФСИН, в котором фигурирует отец Саши, рассматривается на самом высоком уровне. Постановление о продлении предварительного следствия подписал сам глава Следственного комитета Александр Бастрыкин.

Юлия Иванова в ответе RT обратила внимание на то, что следователь всё же выпускал Евгению Садовскую для посещения врачей вместе Сашей: «В период предварительного расследования Садовская Е. И. не менее семи раз с согласия следствия покидала жилое помещение с целью посещения различных медицинских и административных учреждений». Далее перечислены медучреждения, садики и госорганы, которые посещала с сыном Садовская.

Также по теме
Возбуждено административное дело: прокуратура выявила нарушения в подмосковном СИЗО после публикации RT
После публикации RT о проверке СИЗО №10 в Можайске, проведённой членами ОНК, прокуратура Московской области внесла начальнику...

Может быть и ещё одно объяснение действиям следователей, считает юрист Евгений Тарло: «У нас в Конституции написано, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью.

Поэтому следователи не должны доводить до такого, чтобы люди страдали. Но это в теории. А на практике сложное положение сына оказывается хорошим инструментом воздействия для получения признательных показаний».

***

Во время подготовки материала в распоряжении редакции оказалось письмо следователя Умяра Сайфулова. В нём он просит подразделение ФСИН по месту жительства Евгении Садовской «организовать прибытие» женщины для следственных действий в здание СК на Новокузнецкой улице, причём самостоятельно, без привлечения сотрудников и транспорта ФСИН, несмотря на режим самоизоляции из-за коронавируса и наличие у Садовской детей и пожилых родственников.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Загрузка...
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить