«Мы ломаем стереотипы»: как в России появилась Детская следж-хоккейная лига

В конце 2015 года в России была зарегистрирована Детская следж-хоккейная лига. От отбора принципиально отказались: на лёд выходят ребята с нарушениями опорно-двигательного аппарата, синдромом Дауна, аутизмом, но вместе с ними могут играть и дети без ограничений по здоровью. В этом году также заработали первые секции хоккея для слабовидящих и людей с ментальными расстройствами. Как в России развивается инклюзивный спорт — в материале RT.
«Мы ломаем стереотипы»: как в России появилась Детская следж-хоккейная лига
  • © Фото из личного архива

Несколько лет назад 13-летний Ренат Тихватуллин из Оренбурга попал вместе с родителями в аварию. Из-за травмы он лишился ноги. Протезист, к которому подросток пришёл на приём, предложил ему заняться следж-хоккеем, в котором игроки по площадке передвигаются на специальных санях. 

Сейчас Ренат выступает за местную команду «Ястребы» и входит в состав юношеской сборной России.

«Тот протезист раньше сам у нас играл на воротах, вот он и отправил Рената к нам в клуб. Потихоньку тренируемся, работаем, сейчас уже готовим его во взрослую команду», — рассказывает RT тренер подростка Михаил Чекмарёв.

«Инклюзивная история»

В 2015 году москвичка Анастасия Барадачёва попала на соревнования детских следж-хоккейных команд в Канаду. На тот момент девушка работала в единственной на всю Россию детской следж-хоккейной команде «Ладога». В эту команду детей отбирали с перспективой дальнейшего роста, рассчитывая, что они потом пополнят взрослые команды и паралимпийскую сборную.

«Вместе с «Ладогой» я поехала на соревнования в Канаду, где увидела совершенно другой подход. У нас отбирают профессиональных спортсменов в команду. А там детские команды нацелены на общение, туда могут прийти все желающие. Больше всего поразило, что в положениях закреплено, что могут играть и те, у кого нет ограничений по здоровью. У брата церебральный паралич, сестра смотрит и говорит: «Я тоже хочу играть». Это уже больше инклюзивная история — люди разные, у всех особенности, и все вместе играют, не выделяя кого-то. И тут я подумала: «Почему у нас не так?» — рассказала Анастасия Барадачёва.

Сразу по возвращении, 29 декабря 2015 года, она зарегистрировала в России Детскую следж-хоккейную лигу.

«Сложностей было много, но тогда я не понимала, за что взялась. Была просто обида за российских детей, которые этого лишены, — рассказывает Анастасия. — Во взрослом хоккее играют спортсмены, которые защищают честь страны. Пусть у них есть проблемы с опорно-двигательным аппаратом, это настоящие атлеты, там всё заточено на результат. Мы же в Детской лиге развиваем совершенно другой подход. Наши команды открыты для всех».

«Деньги на сани собрали через краудфандинг»

Главной проблемой стало отсутствие необходимой экипировки. В России сани для следж-хоккея не производились, их приходилось везти из США или Канады.

«Сначала я просила во взрослых клубах, чтобы хотя бы пару саней дали. Но там они на вес золота, все индивидуально подогнаны, поэтому ничего не вышло. Заказывать за границей не было возможности — импортные сани стоят порядка 120 тыс. рублей. Поэтому первые полгода я занималась тем, что ездила по производителям. Согласился выпускать сани Тульский машиностроительный завод. Мы им привезли пару саней как образец, они их разобрали и сделали такие же», — рассказывает Анастасия.

  • © Фото из личного архива

Деньги на производство первых российских саней для следж-хоккея собирали через краудфандинг, а экипировку командам подарила Федерация хоккея России, которая стала поддерживать Детскую следж-хоккейную лигу.

Сейчас, по словам Анастасии, российские сани стоят 30—35 тыс. рублей (в зависимости от комплектации).

Первые два года ребята просто учились кататься, владеть клюшкой, а с прошлого года начали проводить первые товарищеские матчи.

«Мы запустили соревнования, чтобы дети поняли, что это за игра, ради чего они тренируются», — вспоминает Анастасия Барадачёва.

Прийти может любой

В Детской следж-хоккейной лиге принципиально отказались от отбора в команды.

«Мы пропагандируем, что заниматься у нас могут все. В командах есть дети с ментальными расстройствами, с синдромом Дауна, с аутизмом, а вместе с ними играют нормотипичные дети. В «Крыльях Советов» мальчика погнали из спортшколы, но он всё равно заходил на тренировки, потом попал на занятие следж-хоккеистов и остался. Стал приходить как волонтёр, помогать тренеру, поднимать детей. Потом говорит: «А что я сам не играю?» — и начал выступать», — говорит Анастасия Барадачёва.

Самому младшему участнику лиги четыре года, старшим ребятам уже по 18—19 лет. Мальчики и девочки играют вместе. Принимать участие в игре могут даже те, кто не в состоянии самостоятельно передвигаться по льду.

«Ребятам, которые сами не могут отталкиваться, помогают специальные ассистенты (пушеры), которые за них передвигают сани. Так они могут тоже почувствовать себя в команде, в игре», — объясняет Анастасия Барадачёва.

Также по теме
«Беспомощность и ужас»: актёры помогают почувствовать себя на месте ребёнка в детдоме
Накануне Всемирного дня сирот благотворительный фонд «Арифметика добра» провёл 12-часовой иммерсивный спектакль «Другая жизнь». В ходе...

Помимо следж-хоккея, в лиге с этого года начали развивать и другие виды адаптивного хоккея.

«Адаптивный хоккей — общее название для разных методик, адаптированных для людей с разными возможностями. Хоккей доступен каждому, главное найти методику. Есть хоккей на санях, есть вертикальный — для ампутантов, которые играют стоя, но на протезах. Для тех, кто не может стоять, есть сани. Для слабослышащих разработали специальные визуальные сигналы. Люди с нарушениями зрения играют, ориентируясь на звуковые сигналы. И так далее», — рассказывает Анастасия Барадачёва.

В этом году внутри лиги появилась первая команда по хоккею для слабовидящих, а также команда для людей с ментальными расстройствами.

«В специальном хоккее всё как в обычном, но другой подход у тренеров и судей, учитывая особенности игроков. Долгое время был миф, что люди с синдромом Дауна и аутисты не могут участвовать в командных видах спорта. Мы ломаем этот стереотип», — объясняет Анастасия Барадачёва.

В Москве тренировки по хоккею для слабовидящих регулярно посещают шесть воспитанников специальной коррекционной школы-интерната №2. Чтобы спортсмены с нарушениями зрения могли ориентироваться на поле, используется специальная большая шайба, издающая  громкий звук, а у арбитров — свистки с сигналами разной тональности.

«Сначала было сложно: дети не умели кататься на коньках. Первые два месяца ушли на то, чтобы поставить их на коньки. Сейчас дети адаптировались, им очень нравятся тренировки, мастер-классы, они сами посещают хоккейные матчи», — рассказывает директор интерната Ольга Брызгалова. 

Люди готовы подстраиваться

Сегодня в Детской следж-хоккейной лиге уже 16 команд. Где-то им приходится платить владельцам стадионов за лёд, где-то площадки предоставляются безвозмездно.

«Например, в Красноярске построили к Универсиаде несколько ледовых объектов и они готовы давать лёд в свободное время. Условно: представители арены звонят руководителю команды и спрашивают: «Послезавтра с часа до двух свободный лёд. Ставить в график?» В Санкт-Петербурге команда занимается в семь утра. Если есть заинтересованность, люди будут подстраиваться», — описывает механизм Анастасия Барадачёва.

  • © Фото из личного архива

В Москве хоккейные клубы стали брать юных спортсменов под своё крыло. Три следж-хоккейные команды сейчас играют на базе «Крыльев Советов». Также тренировки проходят на базе спортивной школы «Спартак».

Работа с детьми с самыми разными особенностями требует особой квалификации от тренеров, которых специально готовят.

«Мы разработали специальную программу для тренеров, и каждый год её проводим. С этого года начинаем проводить и для судей, чтобы они тоже понимали, как себя вести», — говорит Анастасия.

Параллельно со всероссийскими сборами проводятся курсы для тренеров, где их обучают, как работать с детьми с разными формами инвалидности.

«Там объясняют, что такое дети с ДЦП, как детей поднимать и тому подобное. Специалисты рассказывают, как правильно вести себя, что можно, что нельзя, объясняют основы психологии. Например, свои особенности есть у ребят с аутизмом. Поскольку обучение идёт одновременно со сборами, тренеры слушают теорию и тут же на практике получают навыки общения и работы с этими детьми», — говорит Анастасия Барадачёва.

Дети перестают болеть

15-летний Денис Камлык — ветеран лиги. На лёд он вышел в ноябре 2016 года, после того как попал с классом на семинар по следж-хоккею.

«Денису очень понравилось. Я понимала, что у него переходный возраст, нужна физическая активность, а детей с такими особенностями мало где готовы принять», — вспоминает его мать Ольга Кондратенко.

Также по теме
Специальный показ: как тифлокомментирование помогает незрячим знакомиться с искусством
Последние несколько лет в России возрождается система тифлокомментирования, то есть лаконичного описания предметов, явлений и...

У Дениса аутизм, и сначала он практически не участвовал в играх.

«Первое время он не слышал тренера, я выступала переводчиком. Он просто катался по коробке, но потом стал подъезжать, интересоваться, что происходит, и постепенно включился в игру. Теперь я его могу спокойно оставлять: он уже участвует в соревнованиях, сам забивает шайбы, появился азарт», — рассказывает Ольга. 

По словам Барадачёвой, многие родители сначала боятся выпускать детей на лёд, думая, что это может быть опасно. Но страхи проходят, после того как становится виден результат.

«Если заниматься регулярно, появляется оздоровительный эффект. Параллельно происходит и социальная реабилитация», — говорит Анастасия Барадачёва.

В конце ноября в Сочи прошёл ежегодный фестиваль детского следж-хоккея, в котором приняли участие 16 команд. Денис Камлык забил на турнире первую шайбу.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Вступайте в нашу группу в VK, чтобы быть в курсе событий в России и мире
Загрузка...
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить