«Может стать злокачественной опухолью»: почему врач из Краснодара взялся за удаление огромной родинки у американки

Хирург-онколог из Краснодара Павел Попов, который взялся удалить огромное родимое пятно на лице шестимесячной американки Луны Феннер, считает, что откладывать операцию до того момента, как малышка подрастёт, нельзя. В интервью RT он заявил, что родинка — или, если быть точнее, гигантский меланоцитарный невус — может превратиться в злокачественную опухоль и убить девочку. При этом врач отметил, что уже работал со столь обширными образованиями.

Луна Феннер, которой сейчас всего шесть месяцев, родилась с огромным чёрным родимым пятном на лице — оно покрывает область глаз, носа, щёк и большей части лба малышки. В США семья Феннер столкнулась с тем, что окружающие регулярно пугаются столь необычной внешности Луны, а сами родители опасаются, что в старшем возрасте девочка столкнётся с издевательствами.

Мать девочки, 35-летняя Кэрол Феннер, обратилась за помощью к американским врачам, но те не давали гарантий успешного исхода лечения. К тому же оно стоило немалых средств — в клиниках США предлагали в течение пяти лет сделать около 80 операций общей стоимостью до полумиллиона долларов.

Оказать помощь девочке вызвался российский хирург-онколог Павел Попов из Краснодара. Он предложил щадящий метод лечения, который займёт от одного года до полутора лет. 26 сентября Кэрол и Луна Феннер прилетели из Майами в Краснодар, а 30 сентября состоялась первая консультация.

— Как вы узнали о Луне Феннер? Как связались с её мамой?

— С Луной Феннер я познакомился совершенно случайно — на глаза попалась её фотография в новостной ленте. Глядя на фото, я сразу понял, что это гигантский меланоцитарный невус. Локализация, конечно, очень сложная. С точки зрения классической хирургии, его практически невозможно удалить, не создав серьёзных функциональных проблем с веками, да и в общем-то косметический результат будет весьма скромным после такой масштабной пересадки кожных лоскутов.

Сами кожные лоскуты такой площади негде взять у маленького ребёнка, поэтому потребуется несколько лет, в течение которых силиконовые баллоны, внедрённые под кожу, будут растягивать кожные покровы девочки. То есть она будет вынуждена жить со страшными банками, прежде чем кожа растянется настолько, что появится её избыток, который можно будет использовать для пересадок.

— Родители Луны обращались к американским врачам? 

— Мама Луны с самого рождения девочки была озабочена вопросом, как избавить её от этого страшного заболевания, она обращалась к большому количеству специалистов. Девочку обследовали в различных медицинских центрах Америки. На компакт-дисках собрана куча исследовательских материалов, но решения вопроса никто не предложил. И что маму больше всего не устроило — это сроки начала лечения, которые предполагали, что девочка должна подрасти. Далее — длительность самого лечения, которая должна была измеряться пятью годами, а может, и больше. Тоже понятно, почему нельзя было откладывать лечение и растягивать его.

Самое главное — специалисты, к которым обращалась мама Луны (а она обращалась к лучшим пластическим хирургам), не показали ей никаких убедительных фото и видеоматериалов ранее пролеченных пациентов, которые бы могли вселить в неё уверенность, что это всё закончится благополучно.

— Почему вы решили прямо сейчас взяться за операцию?

— Вы прекрасно понимаете, что принятие таких необычных особенностей внешности миром — не самое благоприятное, то есть психика девочки будет разрушена её средой обитания — детским садом, школой и пр. Это социальные аспекты, а есть ещё и сугубо медицинские.

Гигантский меланоцитарный невус, такой как у Луны, является практически облигатным предшественником меланомы. То есть рано или поздно невус станет злокачественным и возникшая меланома убьёт девочку.

К сожалению, до сих пор почти половина больных с меланомой обращается за медицинской помощью, когда её уже невозможно оказывать радикальным способом. Таким образом, нужно не ждать у моря погоды, а заниматься удалением невуса уже сейчас, пока девочка мала, пока она не понимает тяжести своего состояния.

Кроме того, дети до трёх лет амнезируют события, поэтому, если она выздоровеет до этого момента, в её жизни не останется никаких печальных эпизодов.

— Родимое пятно Луны — самое большое, с которым вам приходилось работать в вашей практике?

— За мою практику мне приходилось работать с невусами площадью гораздо больше, чем у Луны, и локализация невусов, которые я удалял, была аналогичной локализации у Луны, но самое главное не это.

Я очень давно занимаюсь фотодинамической терапией меланомы кожи. Это намного сложнее, чем лечение невусов, потому что меланома — злокачественная опухоль, которая активно метастазирует. Стаж наблюдения за моими пролеченными пациентами с меланомой составляет десять и более лет. Для онкологии сегодняшнего дня это практически чудо.

— Луна — ваш самый младший пациент?

— Нет, не самый младший. С врождёнными дефектами лица пациенты частенько попадают к нам сразу после появления на свет, потому что новообразования бывают опасны для жизни ребёнка. Допустим, тяжёлая эпидермодисплазия — сроки её возможного превращения в плоскоклеточный рак измеряется фактически месяцами, то есть с момента рождения времени на принятие решения очень мало, и это нужно сделать до того, как произойдёт процесс малигнизации. Поэтому мы берём самых маленьких, практически только родившихся пациентов.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Добавьте RT в список ваших источников
Загрузка...
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить