Когда умирают дети

Короткая ссылка
Екатерина Винокурова
Екатерина Винокурова
Журналист, правозащитник, член СПЧ при президенте

Благотворительность плотно вошла в нашу жизнь. Если ещё десять лет назад привычка регулярно жертвовать деньги благотворительным фондам казалась уделом богатых и знаменитых, то сейчас она становится нормой жизни для самых обычных людей. Некоторые втягиваются и становятся волонтёрами, а кто-то начинает собственные проекты помощи тем, кто оказался в сложной ситуации.

Также по теме
«Верят, что Москва их не бросит»: пациенты со СМА добиваются жизненно необходимых лекарств от столичных властей
В Москве третий раз за месяц прошли одиночные пикеты в поддержку страдающих спинальной мышечной атрофией — тяжёлым генетическим...

Мотиваций, с которыми люди начинают помогать другим, может быть много, но бесспорно одно: благотворительность и помощь дают нам возможность стать причастными к чуду спасения или улучшения чужой жизни, как бы ни был мал наш личный вклад в это. Благотворительность и помощь дают нам с детства забытую веру в то, что чудеса бывают, а добро в итоге побеждает зло.

К сожалению, чудеса случаются не всегда.

Очень больно перевести деньги на сбор больному ребёнку, а потом узнать, что операция прошла неудачно и ребёнок умер.

К сожалению, в благотворительности и волонтёрстве иначе не бывает, и умолчать об этом означает соврать жертвователям и волонтёрам. Да и самим себе.

На прошлой неделе в проект RT «Дети войны» пришла беда.

У нас умер маленький подопечный из Донбасса. Операция, казалось, прошла успешно, предстояла ещё одна — у 14-летнего Андрея Шевченко была терминальная почечная недостаточность. Мальчика выписали из больницы для восстановления, но потом резко пошли осложнения. И Андрея не стало.

Все, кто занимается ситуацией, обсуждают её между собой нарочито буднично, чтобы не сорваться на крик. Чтобы не задавать друг другу страшный вопрос: как же так, почему же умирают дети?! Ещё раз повторяют друг другу диагноз, обсуждают вопросы места на кладбище, похорон, оформления документов, правила общения с родными погибшего. Всё, чтобы только не обсуждать, что и тебя известие разрезало напополам. И так будет каждый раз.

Когда мы идём в благотворительность, волонтёрство, помощь, мы хотим на самом деле раскрасить свою жизнь историями со счастливым финалом. Быть сопричастными этим финалам. Быть немного, но волшебниками.

К сожалению, не все истории в нашем мире имеют счастливый конец. К сожалению, если заниматься помощью людям, то, кроме успехов, будут и вот такие дни.

Если заниматься помощью больным детям, то кто-то из этих детей всё равно умрёт. То же самое касается взрослых, стариков — да всех, кому нужна помощь. Кто-то не доживёт до того, когда помощь придёт, у кого-то неудачно пройдёт операция, а в каких-то ситуациях вообще ничего не получится сделать. И тут остаётся только вспомнить формулу, которую постоянно повторяла покойная Елизавета Петровна Глинка: «Если человека нельзя спасти, это не значит, что ему нельзя помочь».

И мы все это должны понимать с самого начала.

И понимаем, и знаем.

И всё равно каждый раз — как первый. И ширится, разрастается твоё личное внутреннее кладбище, потому что ты всё равно помнишь каждого и всё равно каждую эту могилу посещаешь время от времени у себя внутри.

А далее встаёт вопрос: как рассказать эти истории окружающим? И стоит ли рассказывать? Люди ведь занимаются благотворительностью и волонтёрством ради надежды, чуда и света, и в ком-то такие истории с трагичными финалами могут эту веру убить. Всегда найдётся и тот, кто обвинит в неудаче тех же волонтёров.

Но говорить об этом надо.

Во-первых, потому, что самое главное — это честность. Я уверена, что если жертвователя обманут и скажут, что всё прошло хорошо, или просто не дорасскажут финал истории, то это куда хуже, чем сказать честное: «Чуда не произошло. Мы пытались, но не вышло».

Во-вторых, как я уже неоднократно сказала, сперва люди приходят в благотворительность и волонтёрство ради причастности к чуду. А потом наступает стадия, когда в ней остаются уже с полным осознанием того, что чудо это может не случиться. И что самое главное — чтобы тебе не было стыдно потом за то, что ты прошёл мимо. Стыдно за нежелание «впускать негатив в свою жизнь». Стыдно за то, что ты отворачиваешься, потому что, мол, всё равно безнадёжно. Потому что только тогда ты понимаешь, зачем ты на самом деле всем этим занимаешься — жертвуешь, волонтёрствуешь, организуешь. На самом деле таким образом ты помогаешь не другим. Ты прежде всего помогаешь самому себе стать хоть немного лучше, не забывая о том, что все мы остаёмся лишь людьми.

А сказки и чудеса рождаются только из этой самой базовой честности. Из той доброты, которая не терпит добреньких. Той доброты, которая принимает и то, что не все истории будут счастливыми. И трагичный финал одной истории — это причина идти не назад, а вперёд, к новой истории. В которой, возможно, ещё что-то получится изменить.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
Загрузка...
Уважаемые читатели, оставленные вами ранее комментарии в процессе миграции из-за смены платформы. В ближайшее время все диалоги вернутся
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить