Саммит в швейцарском шоколаде

Короткая ссылка
Сергей Строкань
Сергей Строкань
Журналист, обозреватель издательского дома «Коммерсант»

Российско-американская встреча в верхах принесла главную сенсацию, которая состоит даже не в том, что президенты двух стран сумели прыгнуть выше головы и не дать ни малейшего повода сторонникам продолжения полномасштабной конфронтации Москвы и Вашингтона назвать саммит провальным.

Также по теме
«Продемонстрировано желание искать пути к сближению позиций»: что обсуждали Путин и Байден на переговорах в Женеве
В Женеве на вилле La Grange состоялись переговоры президентов России и США Владимира Путина и Джо Байдена. Оба лидера положительно...

Главная сенсация, значение которой ещё предстоит осознать всему коллективному Западу, — уход на второй или даже на третий план многострадальной темы украинского кризиса.

Было невозможно не заметить отсутствие у преемника Дональда Трампа в Белом доме какого-либо желания или интереса к тому, чтобы и дальше муссировать украинскую тему, считать её главным инструментом давления на Россию.

Джо Байдена это явно не занимало, не возбуждало. 

Как выяснилось, Вашингтон также не претендует на ведущую или какую-то особую, самостоятельную роль в украинском урегулировании. По идее, она могла бы состоять в том, чтобы попытаться растолкать локтями членов «нормандской четвёрки» (Россия, Германия, Франция, Украина) и сделать четвёрку пятёркой. Поменять нормандский формат на какой-то другой — после гипотетического присоединения к нему США.

Именно этого столько лет добивалась украинская дипломатия, которая искала любой повод откосить от Минских соглашений, прилагая к этому воистину титанические усилия и с надеждой глядя на Вашингтон: вот придёт Америка и всё переиграет, наведёт порядок.

Как выяснилось в Женеве, украинская дипломатия занималась сизифовым трудом.

Самостоятельная роль, которая могла бы идти вразрез с усилиями и наработками международных посредников, Америке совсем не нужна. Её в первую очередь сегодня заботят совсем другие вещи — стратегическая стабильность, будущее ядерных арсеналов США и России, кибератаки на американские стратегические объекты, открытие гуманитарных коридоров в Сирии, ядерная сделка с Ираном, противодействие терроризму в Афганистане, а также здоровье Алексея Навального и многое другое. Но уж точно Джо Байдена почти не волнует или даже совсем не волнует Крым, который он не упомянул ни разу. 

В целом Украина в длинном списке приоритетов новой администрации США, если судить по прозвучавшим в Женеве заявлениям первого лица в Вашингтоне, — вопрос десятый.

Пресс-конференция Джо Байдена, который отвечал на вопросы американских журналистов уже после того, как свою версию саммита изложил прессе Владимир Путин, подтвердила это в полной мере. Когда российский президент первым заявил, что украинская тема в Женеве была затронута лишь «мазком», в Киеве, наверное, могли подумать, что Путин что-то недоговаривает, лукавит, скрывает, искажает суть.

Разве такое может быть, чтобы об Украине — и всего лишь «мазком»? Да ни за что! Вспомним, как буквально выпрыгивал из штанов и спешил встретиться с Джо Байденом до Владимира Путина президент Зеленский, как он и его окружение внушали всем мысль о том, что женевский саммит будет прежде всего крайне тяжёлым для Москвы разговором об Украине.

Поэтому так ждали российско-американского саммита украинские политики, депутаты и армия говорящих голов в Киеве.

Но ведь они так ничего и не дождались, и это плохая новость для Киева, который выглядит главным проигравшим.

Украинского сала в швейцарском геополитическом шоколаде не получилось. В своём итоговом заявлении на пресс-конференции в Женеве президент Байден произнёс одну-единственную фразу об Украине, которую имеет смысл привести целиком. «Я передал незыблемую приверженность США суверенитету Украины, мы обсудили и минские договорённости. Он (Путин) не перечил мне, но, конечно, различия были», — рассказал о своём обсуждении Украины с Владимиром Путиным президент США. 

В дальнейшем по ходу пресс-конференции Джо Байден к украинской теме больше не возвращался по той простой причине, что американские журналисты его об этом почему-то ни разу так и не спросили. А украинских журналистов, как и российских, на пресс-конференцию американского президента не пригласили.

Также по теме
Власти Украины прокомментировали встречу Путина и Байдена
Советник главы офиса президента Украины Михаил Подоляк прокомментировал встречу российского лидера Владимира Путина и главы США Джо...

За пару часов до этого Владимир Путин на своей пресс-конференции заявил: «У России только одно обязательство по Украине — реализация Минских соглашений, если Киев готов».

Сравнение заявлений Джо Байдена и Владимира Путина по Украине позволяет сделать вывод, что оба президента даже не рассматривают возможность отказа от Минских соглашений или их пересмотра. В связи с этим вполне понятны слова Джо Байдена о том, что Владимир Путин ему «не перечил». 

В самом деле, зачем перечить, когда звучат здравые вещи?

Точно так же, судя по всему, Владимир Путин мог бы сказать о Джо Байдене, что по вопросу Минских  соглашений президент США ему перечил. Разными словами лидеры России и Америки в этом конкретном случае говорили об одном и том же.

Что же касается высказанной Джо Байденом «незыблемой приверженности суверенитету Украины» — так ведь этому принципу привержена не только Америка, но и Россия, разве не так? 

Если бы вопрос для Москвы стоял по-другому, если бы её задачей и вправду было покушение на украинский суверенитет, разрушение, дезинтеграция украинского государства и изменение его нынешних границ, то Донбасс давно мог уйти в Россию, давно мог стать российским. Но ведь не ушёл и не уйдёт, несмотря на продолжающийся кровопролитный внутриукраинский конфликт на востоке страны, потому что есть всё те же Минские соглашения, закрепляющие приверженность суверенитету и территориальной целостности украинского государства. 

И этими договорённостями нельзя пренебречь.

Российско-американский саммит в Женеве был совсем не об Украине, не стал «украиноцентричным» и, конечно, это уже само по себе тянет на то, чтобы стать сенсацией.

В перспективе стать новым поворотом в отношениях России не только с Америкой, но и с её западными союзниками.

Напомним, что семь лет назад именно украинский кризис стал тем водоразделом, той отправной точкой продолжающейся и сегодня полномасштабной конфронтации между Москвой и Западом, которая привела к исключению России из G8, к войне санкций и ко многим другим разрушительным последствиям, перечислять которые не имеет смысла.

Также по теме
В Киеве высказались об обсуждении Путиным и Байденом Минских соглашений
Советник главы офиса президента Украины Михаил Подоляк прокомментировал данные о том, что российский лидер Владимир Путин и глава США...

Именно тогда президент Обама, у которого Джо Байден был тогда вице-президентом, заявил, что Россия «оказалась по другую сторону истории» и она за это дорого заплатит. После этого задачей украинской дипломатии, которую она декларировала открыто, стало продление западных санкций в отношении России и подталкивание США и их союзников к сваре с Москвой.

И вот после Женевы, похоже, в этой схеме что-то сломалось, система дала сбой. Оставаясь стратегическими соперниками и не скрывая этого, Москва и Вашингтон уже ищут области практического взаимодействия, которых, как выясняется, может быть не так уж мало. При этом — самое главное — Джо Байден и Владимир Путин не хотят, чтобы российско-американские отношения и дальше были поставлены на паузу из-за Крыма и Донбасса, и дальше оставались заложниками украинского кризиса.

Этого больше не будет, и с этой крайне неприятной для них новой реальностью придётся смириться и Владимиру Зеленскому, и его предшественнику и главному архитектору украинской политики международного давления на Москву Петру Порошенко.

Необычайно любопытно, как и когда отреагируют на эту смену приоритетов США их европейские союзники, которые в своё время вводили свои санкции, впечатлённые словами Барака Обамы о том, что Россия оказалась по другую сторону истории.  

Будут ли они и дальше жевать одну и ту же котлету по-киевски, упрямо долдонить одно и то же про Крым и Донбасс, не боясь оказаться не в тренде, заданном Джо Байденом в Женеве. 

Российско-американская встреча в верхах — первая после смены администрации США — может быть названа продуктивной и результативной уже хотя бы потому, что она не стала украинским салом в швейцарском шоколаде, который нельзя путать с шоколадом «Рошен». Как бы кто этого ни хотел.

Президенты Байден и Путин смогли провести её максимально конструктивно и неконфликтно, старательно обходя острые углы и предусмотрительно не открывая шкафы, в которых спрятаны многочисленные российско-американские скелеты. 

В этой ситуации можно позволить себе лёгкую фривольность сравнения и рискнуть назвать женевскую встречу саммитом в шоколаде. Другое дело, что вкусный шоколад имеет свойство быстро съедаться и скоро от Женевы может остаться одна обёртка. Конфликтный потенциал российско-американских  отношений весьма внушителен. Но в любом случае, даже если это и произойдёт, это будет совсем другая история.

Не про Украину.

 

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Добавьте RT в список ваших источников
Сегодня в СМИ
Загрузка...
Уважаемые читатели, оставленные вами ранее комментарии в процессе миграции из-за смены платформы. В ближайшее время все диалоги вернутся
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить