Белорусская схема

Короткая ссылка
Небойша Малич
Небойша Малич
Американский журналист сербского происхождения, обозреватель RT

Когда где-то в мире проходят массовые антиправительственные выступления, у скептиков практически сразу возникает вопрос, уж не «цветная» ли это революция — попытка сделать из обоснованного недовольства государственный переворот.

Хороший пример — последние события в Белоруссии. Журналист Брэдли Блэнкеншип считает, что это не «цветная революция», а результат «повторения советских ошибок» президентом Лукашенко. Но если Блэнкеншип рассуждает о действиях протестующих, то Кейтлин Джонстоун смотрит в сторону Госдепа. И действия Вашингтона, и то, как официальные средства американской пропаганды курируют подачу информации, убеждают её в том, что это «цветная революция». И не только её.

Также по теме
«В открытую заявляют о сборе средств»: Лукашенко — о финансировании Западом уличных протестов в Белоруссии
В Белоруссии остаются сложности «в общественно-политической ситуации». Об этом в ходе заседания Совбеза заявил президент Александр...

В том-то и проблема — в мире, где «цветные революции» вошли в норму, практически невозможно определить, носят массовые протесты спонтанный и подлинно народный характер или организованы искусственно в рамках операции по смене режима. Для авторов «цветных революций» в этом не изъян, а плюс всей методы.

Первую обкатку она прошла после выборов в Сербии в сентябре 2000 года и практикуется уже два десятилетия. Для сценария нужны активисты (их подготовят «негосударственные организации», работающие при поддержке США), обильное финансирование, стратегии и тактики, изложенные в руководстве за авторством покойного Джина Шарпа. Ключевой элемент — управление дискурсом, которое позволяет революционерам узурпировать изначальные протесты и направить их на достижение уже своих целей.

Одна из отличительных черт искусственно организованных кампаний — визуальный маркетинг, опора на образы, такие как трафаретный кулак «Отпора» в Сербии (с тех пор где он только не мелькал) или оранжевые шарфы и знамёна в 2004 году на Украине. Кажется, что в эту схему вписываются и внезапно заполонившие Белоруссию бело-красно-белые флаги, которые недолго использовались в 1918 году, и плакаты вроде Belarusian Lives Matter («Белорусские жизни имеют значение»), адресованные не только жителям республики, но и Западу.

На заре экспорта государственных переворотов, когда Америку пьянил успех, западные СМИ открыто говорили о руке Вашингтона в этих «стихийных» волнениях. Вскоре после переворота в Белграде появились истории о «чемоданах, полных денег», которые подпитывали беспорядки в Сербии. В ноябре 2004 года газета The Guardian с одобрением писала о том, как США «искусно» наладили механизм «внедрения демократии через голосование и гражданское неповиновение», разработав со времён Белграда «шаблон для победы на чужих выборах».

В наши дни уже не хвастают, но практика продолжается. В последнее время сценарий разыгрывали в Боливии (удачно), Венесуэле (неудачно) и Гонконге, где «продемократические» протесты против закона об экстрадиции ещё долго продолжались и после того, как его отозвали.

Правда, после того как ряду правительств удалось отбить натиск искусственно организованных волнений, Соединённые Штаты и их медийная машина решили отрицать свою причастность и подавать «цветные революции» как подлинное выражение демократии. Такой подход сохранился даже этим летом, когда тактику «цветных революций» применили в самих США.

В июне Франклин Фоэр из журнала The Atlantic, рупора истеблишмента, даже написал статью, проводя благовидное сравнение между погромами, которые идут по Америке под вывеской мирных протестов за «расовую справедливость», и «цветными революциями» в таких странах, как Украина и Сербия. Отметим, что Фоэр считает те революции явлением подлинным и позитивным, а не враждебными действиями по захвату власти и насмешкой над демократией.

Демократия по своей сути предлагает гражданам простой уговор. Они голосуют по какому-то вопросу или кандидату и соглашаются следовать правилам, победил их вариант на выборах или нет. Но что, если сторонние силы устраивают манипуляции с голосованием — в данном случае путём насилия на улицах, — а правила летят в мусорную корзину?

Вот почему «цветные революции» не просто неправильны, они — зло. Они в буквальном смысле уничтожают демократию, разъедая самые правила, на которых она зиждется. За провалом протестов может последовать эскалация по ливийской, сирийской или украинской схеме.

И даже если после провала всё тихо и мирно (как в случае «джинсовой революции» 2006 года в Белоруссии), политическая среда в стране оказывается отравленной, и в дальнейшем власти воспринимают любые уличные демонстрации как спонсируемые из-за рубежа попытки переворота. Особенно когда зарубежные державы открыто выражают им поддержку, что и наблюдается применительно к последним событиям.

Что бы сейчас ни происходило в Белоруссии, демократией это не назовёшь. Возможно, в скором времени не будет её и в США, если всё будет продолжаться так же, как и до сих пор. Два десятилетия «цветных революций» дают себя знать.

Добавьте RT в список ваших источников
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить