«Борьба только начинается»: с чем связан рост конкуренции стран за экономическое влияние в Африке

Китай намерен предоставить Африке $60 млрд и продолжить расширение своего торгово-экономического влияния в регионе. Заявления Пекина прозвучали после аналогичных высказываний британского премьер-министра Терезы Мэй. По словам экспертов, сегодня всё больше стран хотят закрепиться на континенте по причине наличия там недорогих природных ресурсов и пока ещё дешёвой рабочей силы. Лидером в этом отношении в последние годы остаётся Китай. Чьих инвестиций ждут власти африканских стран — в материале RT.
«Борьба только начинается»: с чем связан рост конкуренции стран за экономическое влияние в Африке
  • Reuters
  • © Mohamed Abd El Ghany

3—4 сентября в Пекине проходит одно из наиболее любопытных на сегодняшний день событий мировой экономики — саммит Форума по китайско-африканскому сотрудничеству (FOCAC). На церемонии открытия председатель КНР Си Цзиньпин заявил о намерении азиатской республики предоставить Африке $60 млрд в виде инвестиций и кредитов.

Также по теме
Китайские подрядчики с рабочими, Конго Китайский след: как КНР расширяет экономическое присутствие в Африке
В 2018 году Китай намерен существенно нарастить экономическое влияние в Африке: за последние 20 лет он стал ведущим торговым и...

$10 млрд из этой суммы планируется перевести в течение ближайших трёх лет. При этом дополнительно Китай может выделить странам континента порядка $146 млн для развития сельского хозяйства и направить для этой цели 500 своих специалистов.

Примечательно, что подобного рода заявления официального Пекина звучат сразу же после завершения широко обсуждаемой поездки в Африку премьер-министра Великобритании Терезы Мэй. В конце августа глава правительства Соединённого Королевства совершила свой первый официальный визит на Африканский континент и встретилась с президентами ЮАР, Кении и Нигерии.

По словам Мэй, в ближайшие годы Лондон намерен существенно нарастить своё экономическое присутствие в Африке и при этом стать крупнейшим инвестором континента среди стран G7, сообщает Bloomberg. Согласно данным ООН, ежегодно Великобритания вкладывает в африканские государства порядка $55 млрд и опережает по данному показателю Францию ($49 млрд), но уступает США ($57 млрд).

Как объясняют опрошенные RT эксперты, в мире возобновляется экономическая борьба за влияние в Африке. По словам ведущего аналитика Amarkets Артёма Деева, данное противостояние наметилось ещё до кризиса 2008 года, но после глобальной рецессии оно несколько ослабло в силу внутренних проблем ЕС и США. КНР же в это время активно расширяла своё присутствие в регионе.

«Борьба за Африку только начинается. Великобритания и другие государства, в том числе США и Франция, начинают возвращаться в страны континента, потому что именно там пока осталась относительно дешёвая рабочая сила и недорогие природные ископаемые. Соответственно, Китай пытается перехватить инициативу, работая напрямую именно с африканскими организациями. Это вызывает серьёзную озабоченность у Парижа и Лондона», — объяснил в интервью RT руководитель Школы востоковедения НИУ ВШЭ Алексей Маслов.

В преддверии пекинского саммита FOCAC пресс-канцелярия Госсовета КНР заявила, что Китай уже девятый год подряд остаётся крупнейшим торговым партнёром Африки. В 2017 году соответствующий уровень товарооборота увеличился на 14% — до $170 млрд.

Кроме того, на сегодняшний день объём китайско-африканского фонда развития достиг $10 млрд. Из этой суммы $4,6 млрд решено вложить в более чем 90 проектов в 36 государствах Африки. Ключевыми направлениями станут инфраструктура, оборудование, сельское хозяйство, благосостояние населения, развитие ресурсов и энергетика. Об этом пишет официальная газета ЦК компартии КНР «Жэньминь жибао».

  • Reuters
  • © Mikal McAllister

Вакантное место

Примерно с 1995 года товарооборот КНР и Африки увеличился почти в 40 раз, рассказал в беседе с RT заведующий кафедрой международных экономических отношений Института стран Азии и Африки МГУ Виталий Мельянцев. По его словам, в своё время одним из наиболее мощных драйверов для Китая и ряда европейских государств при наращивании собственного влияния на континенте стал стремительный уход Вашингтона с этой территории.  

«США стали сами себя обеспечивать в области энергетики. Раньше они преимущественно брали ресурсы именно из африканских стран. После ухода Штатов наряду с институциональными внутренними проблемами, например в Нигерии и Анголе, возникла необходимость присутствия других стран. Американцы ушли — активизировались китайцы», — отметил Мельянцев.  

Теперь же, как отмечает Маслов, на фоне общей волны интереса Вашингтон также начинает постепенно возвращаться на африканские рынки. По словам Артёма Деева, зарубежные страны наращивают свою экономическую и финансовую экспансию ввиду потенциального роста спроса на внутреннюю и импортную продукцию со стороны местного населения.

«В настоящий момент этот потенциал гораздо легче реализовать с помощью проникновения мобильных технологий и интернет-торговли, отсутствие которых ранее было существенным препятствием», — добавил эксперт.

Промышленный раскол

Расширение китайского влияния в Африке стало одним из ударов по промышленности континента. По словам Виталия Мельянцева, африканцы сегодня жалуются на стремление приходящих государств реализовать экспорт собственной готовой продукции, что препятствует развитию местного производства. Великобритания, в свою очередь, также может усилить это давление. На фоне текущих проблем с брекситом королевству как никогда нужны новые рынки сбыта.

  • Reuters
  • © Siphiwe Sibeko

Кроме того, на фоне мощного падения цен на нефть в 2014—2016 годах в странах Африки серьёзно обострилась и проблема госдолга. С 2014 года его среднее значение по региону выросло с 39,3% до 55,1% ВВП. При этом, например, в Мозамбике и Конго этот показатель превышает 110% ВВП. Такие данные приводит МВФ. На этом фоне государства континента всё чаще просят своих партнёров о помощи в виде увеличения инвестиций, а не о наращивании товарооборота, отмечает Мельянцев.

Падение производственных мощностей можно отследить по торговой динамике. Если ещё в 2014 году китайский экспорт в Африку составлял более $100 млрд, а импорт из государств региона превышал $120 млрд, то уже в 2015 году КНР продолжила наращивать свои поставки на континент, но при этом резко сократила закупки почти до $50 млрд. В 2016 году тенденция сохранилась, вспоминает Маслов.

«Сегодня Китай является крупнейшим африканским экспортёром, но импортирует очень мало. Проблема заключается в том, что вообще КНР крайне нуждается в целом ряде компонентов, которые производятся в Африке, — это природные ископаемые и продукты питания. Тем не менее сегодня, в силу низкого уровня производства, Африка не может обеспечить Китай», — пояснил экономист.

Эксперт считает, что именно по этой причине Пекин решил поменять свою модель взаимодействия с африканскими странами и начал уверенно наращивать инвестиции. КНР занимается скупкой местных предприятий и после возрождения на них производства намерен поставлять создаваемую в Африке продукцию уже на свой рынок.   

Согласно данным компании McKinsey, в 2017 году в Африке работали уже свыше 10 тыс. предприятий Китая. Более того, Пекин в своей работе стремится делать упор и на качество рабочей силы. Накануне нынешнего саммита FOCAC экс-директор Департамента Африки МИД КНР Сюй Цзинху заявил, что за последние три года в КНР прошли обучение около 200 тыс. африканских технических специалистов.

Москва в деле

По оценке Маслова, в ближайшее время китайская экспансия в Африку может несколько замедлиться в силу тарифного противостояния с США. Как ожидается, торговая война Пекина и Вашингтона в состоянии вызвать спад китайских инвестиций за рубеж. В то же время эксперт считает, что КНР всё равно постарается продолжить политику по продвижению своих интересов в регионе.

Также по теме
Смещение полюсов: как юбилейная встреча представителей БРИКС может отразиться на мировой экономике
С 25 по 27 июля в ЮАР пройдёт десятый саммит БРИКС. Его участники обсудят возможности совместного развития в условиях Четвёртой...

Россия в этом вопросе не остаётся в стороне. Свою заинтересованность в развитии сотрудничества с Африкой Москва выразила в ходе июльского саммита БРИКС. Согласно заявлению президента России Владимира Путина, в 2017 году российский объём содействия государствам континента превысил $1 млрд. При этом в будущем Москва собирается оказывать поддержку странам региона и в области энергетики.

«Африканская повестка не только для БРИКС, но и для России — это интересная перспектива с точки зрения дальнейшего роста, увеличения экспорта и торгового оборота. У нас сейчас товарооборот со странами Африки ниже Сахары составляет всего порядка $3 млрд. При этом потенциал очень большой: ВВП этих стран будет расти и, по разным прогнозам, к 2050 году составит $2 трлн, поэтому занимать позиции на этих рынках очень важно», — заявлял ранее министр экономического развития России Максим Орешкин.   

Артём Деев подчёркивает, что масштабы вложений Москвы в регион на сегодняшний день гораздо меньше, чем у Великобритании и Китая. Но при этом у России немало возможностей успешно закрепиться в Африке, особенно в сырьевом сегменте — в разведке нефти, газа и алмазного сырья.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Загрузка...
Сегодня в СМИ
Уважаемые читатели, оставленные вами ранее комментарии в процессе миграции из-за смены платформы. В ближайшее время все диалоги вернутся
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить