«Трамп — человек опасный и некомпетентный»: Моби — о мировоззрении президента США, отцах-основателях и цирковых уродцах

Американский диджей, певец и композитор Ричард Мелвилл Холл, более известный как Моби, стал гостем нового выпуска программы PoliticKing на RT. В беседе с ведущим Ларри Кингом он объяснил, почему считает Дональда Трампа «психически нездоровым» и называет политику действующего президента США ошибочной. Моби также рассказал, что он думает об ужесточении контроля над оборотом оружия и о деятельности американских корпораций, которые, по его словам, наносят вред здоровью граждан, используя систему продовольственных талонов.
Моби в интервью Ларри Кингу
  • Ричард Мелвилл Холл
  • globallookpress.com
  • © Bill Alkofer, Bill Alkofer/ZUMAPRESS.com

— Вы призвали президента Трампа подать в отставку и сказали: «Лучше уйти и сохранить хоть чуточку достоинства, чем попасть под импичмент и потерять всё». Демократы возьмут большинство в палате представителей? Поставят на голосование вопрос об импичменте?

(Присвистывает от удивления и вздыхает.) Недавно я смотрел интервью с Джеймсом Коми. Так вот он выступал за то, чтобы действовать через избирательный процесс: не подвергать президента импичменту, а просто не голосовать за него на следующих выборах. Я с ним согласен, но не до конца: конечно, если своевольно подвергать кого-то импичменту, как Билла Клинтона в 90-х, от этого никто не выиграет. Но если действительно имели место серьёзные преступления и правонарушения, за которые гарантированно полагается импичмент, то, разумеется, палата представителей должна выполнить свой долг и инициировать соответствующий процесс. Но не из-за того, что он некомпетентен… 

— Некомпетентен?

— То есть…

— Звучит забавно.

— Да. Но это важно. Вряд ли отцы-основатели считали некомпетентность достойной причиной для импичмента.

— Что вас беспокоит в том, что он всё-таки доработает свой срок до конца?

— Вы, Ларри, знаете Трампа очень хорошо… Я, конечно, не врач, но мне кажется, что он действительно страдает нарциссизмом — в каких-то социопатических масштабах. У Трампа всё вращается вокруг него самого, и это не то мировоззрение, которое хотелось бы видеть у лидера свободного мира.

Также по теме
Moby, Морган Фримен и Марк Руффало Moby, Фримен и «Халк»: какие знаменитости убеждали своих поклонников в «связях Трампа с Кремлём»
Известный электронный музыкант Moby признался, что распространял в своих соцсетях сведения о «связях с Россией» Дональда Трампа,...

Именно в таких взглядах на жизнь следует искать причину многих его поступков. Принимая решения геополитического характера, Трамп не думает о том, как сделать лучше для страны, для природы, для планеты. Его волнует лишь то, что лучше для него лично.

— Как-то странно, да?

— Да. По-моему, нашим отцам-основателям и в голову не пришло такое предусмотреть. Но должен признать, что сейчас я очень горжусь тем, что являюсь американцем, — как бы странно это ни звучало. Дело в том, что я наконец увидел, как работает разделение властей в Соединённых Штатах. Лично мне кажется, что у нашей исполнительной ветви слишком много возможностей: немного странно, что мы даём столько полномочий одному человеку. Я надеюсь, что со временем исполнительная власть станет менее влиятельной.

— А наша система сдержек и противовесов?

— Она действительно работает. Мне кажется, что впервые за всю историю США наша система сдержек и противовесов проходит такую проверку на прочность. И, на мой взгляд, хорошо с этим справляется.

— Не кажется ли вам, что о проблеме с властью республиканцы предпочитают не говорить?

— Знаете, я вырос в штате Коннектикут, и у меня много друзей — образцовых республиканцев. Все они понимают, что Трамп — человек опасный, некомпетентный и психически нездоровый. Однако состоятельные республиканцы протащили свою налоговую реформу и теперь, наверное, надеются в последний момент сбежать с корабля, пока тот не утонул.

— Вы бы предпочли, чтобы президентом был Майк Пенс?

— Отличный вопрос. Откровенно говоря, нет. Но если выбирать человека, который имеет хотя бы отдалённое представление об управлении страной, то по мне уж лучше Пенс — хотя признавать это и неприятно. Я никогда не стал бы за него голосовать и был бы крайне расстроен, увидев его на посту президента. Но с точки зрения повседневного управления страной он принес бы Америке куда больше пользы, чем Дональд Трамп.

— Я слышал, что вы пересекались с семьёй Трампа в нью-йоркском высшем обществе. Какое впечатление он на вас произвел?

— Я родился в Нью-Йорке, рос в Нью-Йорке и в Коннектикуте. Я жил в Нью-Йорке на протяжении многих лет. Думаю, вы тоже замечали, что Трамп был своего рода цирковым уродцем.

— Со мной он всегда проявлял вежливость.

— Одна моя подруга вела колонку сплетен «Шестая страница» в газете The New York Post, и Трамп названивал ей и рассказывал, что он собирается делать, где его можно сфотографировать и что о нём можно написать.

— Таков уж Дональд. Но его друзья терпели это, потому что с ним было весело. Он забавный человек и не лишён некоторых положительных качеств. Трамп был умеренным республиканцем и поддерживал Хиллари Клинтон в годы её работы сенатором.

— Он отлично справлялся с ролью звезды таблоидов, или риэлтора, или ведущего реалити-шоу. Вот и продолжил бы этим заниматься! Трамп не обладает квалификацией, необходимой для того, чтобы быть президентом Соединённых Штатов.

— Он хотел попасть в колонку сплетен, а оказался на обложке The New York Times.

— И красовался там каждый божий день на протяжении многих лет.

— Подобно Трампу вы много пишете в соцсетях. Что вы думаете о том, как он их использует?

— (Выдыхает со свистом.) На мой взгляд, он сам себе вредит. Когда президентский срок Трампа подойдёт к концу, в прощальном слове между строк будет сквозить мысль, что все его проблемы, по сути, были созданы им самим. Заняв пост президента, он должен был делать как можно меньше: нужно было дать экономике восстановиться, следовало принять несколько законопроектов, которые понравились бы его сторонникам, и этим ограничиться. Однако он продолжает пилить сук, на котором сидит. Трамп сам себе злейший враг. 

— У вас есть друзья, которые за него голосовали?

— Несколько.

— Они до сих пор его поддерживают?

— Да, из какого-то стадного чувства и упрямства. Некоторые мои друзья провалились в кроличью нору, которую представляют собой такие новостные ресурсы, как Breitbart и Fox News. Они попали в эту «эхо-камеру», и никакие факты или доказательства не способны изменить их мировоззрение, настолько они закоснели в своих убеждениях. Иногда мне хочется спросить сторонников Трампа: что он должен сделать, чтобы они от него отвернулись? Он сам говорил, что может застрелить кого-нибудь прямо в центре Нью-Йорка и не потерять ни одного избирателя. Он изменил своей беременной жене с порноактрисой. Но его сторонники-христиане всё равно его поддерживают.

— В это трудно поверить.

— Просто в голове не укладывается.

— Недавно вы написали для The Wall Street Journal статью об американской программе льготной покупки продуктов. Её ещё называют программой продуктовых карточек. Вы пишете о том, что участники данной программы питаются хуже, чем те, кто не имеет к ней отношения. Почему это так важно для вас?

— Меня попросили написать статью, так как я сам вырос на продовольственных талонах. Вот почему...

— А я — на социальном пособии.

— Да, мы с мамой существовали благодаря продовольственным талонам и соцобеспечению. Так что для меня это не пустой звук. Я воспринимаю программу льготной покупки продуктов исключительно как масштабную помощь корпорациям. Миллиарды долларов направляются компаниям, производящим пищу сомнительного качества. В итоге наносится серьёзный ущерб здоровью и благосостоянию людей, которые пользуются этой программой.

— Как вы предлагаете её изменить?

— Например, когда я рос, продовольственные талоны нельзя было использовать для приобретения сигарет или алкоголя. Существовали определённые базовые критерии. Сигареты или даже пиво не имеют пищевой ценности, поэтому их нельзя было покупать на талоны. Почему бы не использовать подобные критерии для оценки того, что именно относится к продуктам питания?

— И кто будет принимать подобные решения?

— Думаю, те же, кто запретил использовать продовольственные талоны для покупки сигарет или алкоголя. Врачи, учёные и так далее.

— Сейчас талоны можно обменять на всё, кроме сигарет и алкоголя.

— Получается, что крупные корпорации, которые производят нездоровую еду, наживаются, а люди — участники этой программы — страдают. Я не говорю, что правительство должно выходить за рамки своих полномочий и указывать населению, что можно делать с талонами, а что нельзя, но нынешняя система способствует обогащению крупных корпораций за счёт людей, использующих продовольственные талоны.

— Вы принимали участие в одной из демонстраций в рамках акции «Марш за наши жизни». И как вам?

— Было потрясающе! Но в то же время и мучительно — из-за того, что совершенно естественные вещи кажутся такими недостижимыми. Когда-то, до прихода Уэйна Лапьера, Национальная стрелковая ассоциация выступала за разумный контроль над оборотом оружия. У меня просто в голове не укладывается, как можно называть покупку полуавтоматического оружия неотъемлемым правом человека! Людям приходится устраивать акции протеста с тем, чтобы законодатели рассмотрели очевидные вещи, и это говорит о том, что в нашей стране настали странные времена.

— Взять хотя бы нападки на ребят, участвовавших в демонстрациях.

— Именно. Лора И́нгрэм, Алекс Джонс и им подобные набросились на детей, переживших такую невероятную трагедию, как стрельба в школе! Речи этих ребят — той же Эммы Гонсалес — очень выразительны и глубокомысленны, они ярко отражают наши моральные ценности. Я просто не понимаю, как люди с ультраправыми взглядами — все эти Breitbart и Алексы Джонсы — могут выступать с критикой в их адрес. Правда, мы говорим о том самом Алексе Джонсе, который в 2014 году уверял, что стрельбы в начальной школе «Сэнди Хук» не было. Хотя я сам из тех мест. Моя семья была там. Время от времени читая или слушая его изречения, я не могу не задаваться вопросом: неужели он сам верит в свои слова? Насколько конченым человеком надо быть, чтобы говорить подобные вещи о погибших детях или о детях, переживших стрельбу! Это настоящая социопатия.

— Вы как-то сказали, что, возможно, лучшей похвалой в ваш адрес стала статья, где вас назвали Вуди Алленом от музыки в стиле техно. После обвинений в сексуальных домогательствах, выдвинутых против режиссёра его падчерицей Дилан Фэрроу (сам Аллен их отвергает), вы всё ещё рады такому сравнению?

— На ум приходит цитата из Брюса Спрингстина. Вопрос, конечно, непростой, но Спрингстин когда-то сказал, что в целом лучше судить искусство, а не артиста. Я не знаком с Вуди Алленом и не знаю, правдивы ли эти обвинения, но могу сказать, что стал по-другому воспринимать «Энни Холл», «Манхэттен» или «Воспоминания о звёздной пыли». Надеюсь, таким сравнением люди не хотели сказать, что...

— Что вы растлитель малолетних...

— Скорее, они просто указывали на то, что я лысый, ношу очки и у меня такая же ужасная осанка.

Полную версию интервью смотрите на сайте RTД.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить