В роли «бутылочного горлышка»: станет ли Белоруссия торговым плацдармом Нового шёлкового пути

Корпорация «Сигикоп» начинает строительство собственного транспортно-логистического комплекса на белорусско-польской границе. Этот проект — всего лишь один из примеров экономической экспансии Китая на местный рынок. Заявляя о масштабных инвестициях в Белоруссию, китайские бизнесмены всё более уверенно превращают страну-партнёра в некий перевалочный пункт для своих товаров на пути в Европейский союз. С точки зрения логистики Пекину это удобно, но сами белорусы не видят выгоды от китайского пришествия. RT разбирался, к чему может привести такое сотрудничество.
Превратится ли Белоруссия в склад китайского ширпотреба
  • Facebook
  • © GpkGovBY

Ближе к европейской границе

В Белоруссии уже два десятилетия действуют свободные экономические зоны (СЭЗ) — особые территории, на которых иностранные инвесторы могут создавать свои предприятия, работающие на льготных условиях. Традиционно в СЭЗ размещались разного рода производства, создаваемые с нуля, и это было весьма выгодно для белорусской экономки. Однако сложившаяся практика начала стремительно меняться с приходом в страну китайских инвесторов: бизнесмены из Поднебесной стали использовать льготные условия СЭЗ для облегчения собственной торговли с Европейским союзом — крупнейшим консолидированным рынком в Евразии.

В первых числах 2018 года резидентом СЭЗ «Гродноинвест» (зоны возле города Гродно) стала компания с китайским капиталом — ООО «СИГИКОП Логистическая компания — Гродно». Её учредитель — китайская строительно-инвестиционная корпорация провинции Ганьсу «Сигикоп». В планах компании — реализовать проект по строительству транспортно-логистического центра в Гродненской области на границе с Польшей, рядом с погранпереходом «Брузги».

Превратится ли Белоруссия в склад китайского ширпотреба
  • ПП «Брузги»
  • Facebook
  • © GpkGovBY

Как сказано в пресс-релизе проекта, он предполагает строительство современного логистического комплекса для оказания полного комплекса транспортно-логистических услуг.

«Реализация проекта позволит нарастить объёмы перевозок в направлении Восток — Запад, что положительно скажется на транзитной привлекательности Гродненской области и будет способствовать развитию стратегического партнёрства в рамках инициативы «Один пояс — один путь», говорится в сообщении на сайте СЭЗ.

«В данном случае Польша выступает в качестве своего рода ворот в Евросоюз, ведь Гродно расположен прямо на границе с Польшей — идеальное место с точки зрения логистики, — отметил в своём комментарии RT белорусский экономист Андрей Аксёнов. — Да и в целом в последние годы Китай рассматривает Беларусь именно как большой склад на границе с Европой. Под знаменем инвестиций в белорусскую экономику китайцы действительно скупают некоторые белорусские предприятия и даже «Банк Москва-Минск», но всё же основной поток капитала идёт в логистические проекты, по сути — в строительство мегаскладов для китайских товаров прямо на границе с ЕС».

По словам эксперта, в плане организации транзита в Европу Белоруссия привлекает китайских бизнесменов больше, чем Украина, где нестабильная ситуация и нет развитой инфраструктуры для перевалки грузов на границе со странами ЕС: Польшей, Венгрией, Словакией и Румынией. В Белоруссии же такая инфраструктура была создана ещё во времена СССР и с тех пор только развивается.

«На границе с Польшей Брест — крупнейший железнодорожный узел, когда-то обслуживавший весь Советский Союз, Гродно — крупнейший узел транзита для тяжёлых грузовиков, да и дороги Беларуси, которые содержатся в идеальном состоянии, больше похожи на немецкие автобаны, чем на украинские ухабы», — пояснил Андрей Аксёнов.

Новый шёлковый путь

В мае 2017 года в Пекине прошёл саммит глав государств — участников инициативы «Экономический пояс Шёлкового пути». Его участником был и президент Белоруссии Александр Лукашенко, что совсем не случайно — с 2015 года китайцы рассматривают западного соседа России как ключевой узел всего проекта.

Превратится ли Белоруссия в склад китайского ширпотреба
  • Заседание круглого стола лидеров форума «Один пояс, один путь»
  • kremlin.ru

Традиционно грузовые потоки между Европой и Азией идут морем, но при этом растёт спрос на новые транзитные решения — то есть сухопутным транспортом.

Саму идею реанимировать древний торговый маршрут впервые озвучил в 2013 году председатель КНР Си Цзиньпин. Китай решил не мелочиться и создать одну из самых масштабных инфраструктурных сетей в мире: от Тихого океана до Балтийского моря — единый коридор для прямых поставок товаров с Востока на Запад.

Для реализации проекта в Китае учредили Фонд Шёлкового пути с бюджетом в $40 млрд. Проект предполагает создание нескольких сотен инфраструктурных проектов на постсоветском пространстве: логистических хабов, железных дорог, автотрасс и индустриальных парков.

В Минске отлично понимают, что на маршруте Нового шёлкового пути Белоруссия оказалась в роли «бутылочного горлышка», соединяющего Евразийский союз с Европейским. «И теперь, грубо говоря, в обмен на щедрые китайские инвестиции и дешёвые (хотя и «связанные») кредиты, наша страна соглашается на создание китайского анклава в Восточной Европе, — заявил RT профессор экономики Белгосуниверситета Валентин Кекиш. — С другой стороны, участие в проекте «Новый шёлковый путь» даёт Беларуси уникальный шанс модернизировать собственную экономику за счёт крупнейших геополитических игроков континента. При этом нисколько не умаляется и роль Беларуси в ЕАЭС — ведь транспортная артерия пройдет по его территории».

По некоторым оценкам, когда новый проект начнёт работать, через Белоруссию может проходить до 10% товарооборота между ЕС и КНР. Это огромная цифра: сегодня товарооборот Китай — ЕС составляет около $600 млрд, то есть доля «белорусского транзита» составит $60 млрд и в дальнейшем будет расти.

Также по теме
С Поднебесной на землю: как китайцы планируют перестраивать сельское хозяйство Белоруссии
Китайские бизнесмены объявили о рекордных инвестициях в сельское хозяйство Белоруссии. До конца нынешнего года компании из КНР...

Многие элементы Нового шёлкового пути работают уже сегодня. Так, по белорусской территории курсируют восемь контейнерных поездов сообщением Китай — Западная Европа. По данным организатора таких маршрутов — немецкого экспедитора DB Schenker, поезд из 41 контейнера, который идёт из Китая в Германию, проходит 10—11 тыс. км транзитом через Польшу, Белоруссию, Россию и Казахстан примерно за 17 дней. Это на 20 дней быстрее, чем доставка морским транспортом. Сейчас оператор хочет сократить время доставки до 14—15 дней.

Правда, цена сухопутной перевозки по сравнению с морской выше на 60—70%, то есть китайские товары теряют своё главное преимущество — дешевизну. Поэтому пока по суше возят грузы с высокой добавленной стоимостью, где транспортные расходы составляют небольшую часть цены: электронику, автозапчасти, брендовую одежду. Чтобы снизить транспортные расходы, китайцы и развивают логистическую инфраструктуру в Белоруссии.

«Великий камень на шее Белоруссии»

В 2014 году под Минском начал строиться китайский технопарк «Великий камень». Александр Лукашенко в своих выступлениях описывал его как город будущего — экологичный, инновационный и комфортный для работы и жизни. «Глубина проекта в том, что две страны совместно создают не только инфраструктуру, но и законы, по которым развивается эта узловая площадка экономического пояса Шёлкового пути», — говорил тогда белорусский президент.

Изначально технопарк задумывался как налоговая гавань и свободная таможенная зона, в которой разместятся китайские высокотехнологичные производства — от микроэлектронных до био- и нанотехнологических. Действительно, ZTE и Huawei многое обещали белорусскому правительству, но потом дело застопорилось, и в итоге белорусы начали с иронией называть проект «Великий камень на шее Беларуси».

Чтобы сдвинуть проект с мёртвой точки, решили перепрофилировать технопарк в логистический центр, иначе говоря — в огромный склад для перевалки китайских товаров.

Под это уже к весне 2017 года в «Великий камень» было вложено $273 млн. Из них более $150 млн пошло на строительство инфраструктуры и административного здания, в $120 млн обошлась первая очередь логистического центра китайской компании China Merchants Group. Были сооружены три складских комплекса площадью 17 тыс. кв. м каждый, а также открытый контейнерный терминал площадью 22 тыс. кв. м. Всего же China Merchants Group планирует до 2020 года инвестировать в логистический центр более $500 млн.

Белорусское руководство было вынуждено признать, что вместо высоких технологий стране уготована участь склада.

«Беларусь — это логистический перекрёсток. Мы находимся на ключевых транспортных маршрутах, связывающих Западную Европу с Востоком, Черноморское побережье со странами Балтийского моря, — заявил экс-министр экономики, замглавы администрации президента по экономике Николай Снопков. — Сегодня на территории китайского индустриального парка «Великий камень» идёт активное создание «сухого порта» и комплексного логистического центра. Очевидны две узловые площадки экономического пояса Шёлкового пути: округ Урумчи в Синьцзян-Уйгурском автономном районе КНР и Беларусь».

Превратится ли Белоруссия в склад китайского ширпотреба
  • Президент Беларуси и Председатель КНР во время посещения места строительства индустриального парка
  • © Youtube/Информационное агентство БелТА

Когда Александр Лукашенко в середине мая 2017 года вернулся из Пекина, «Великий камень» под обещания китайских инвестиций получил невероятные льготы: безвизовый въезд для китайских рабочих (белорусов китайские компании не нанимаю), освобождение от налога на прибыль в течение десяти лет, освобождение от уплаты налога на недвижимость и земельного налога на 50 лет, освобождение товаров от НДС и ввозных пошлин, зарплаты — от подоходного налога и т.д. Таким образом, сейчас в Белоруссии появляется огромная заточенная под Китай офшорная зона, на территории которой, по сути, даже не действует белорусское законодательство.

«С самого начала белорусско-китайских отношений ожидания белорусской стороны были сильно завышены. Планов было громадьё, а реальных результатов получилось немного. Дело в том, что Пекин очень прагматично строит отношения с любой страной: китайцы много говорят о взаимовыгодном сотрудничестве, подписывают любые коммюнике, декларации о сколь угодно стратегическом партнёрстве, — пояснил RT эксперт белорусского аналитического центра «Стратегия» Валерий Карбалевич. — Но когда дошло до конкретных действий, то Беларусь получила только инвестиции в форме покупки китайцами нужных им белорусских предприятий и связанные кредиты, которые очень выгодны китайской стороне, но очень невыгодны нам».

Также по теме
Узловая платформа на Шёлковом пути: что принесла Лукашенко поездка на саммит в Пекин
Президент Белоруссии вместе с главами трёх десятков государств поучаствовал в международном форуме в Пекине. Перед поездкой Александр...

В том же духе о китайских кредитах высказывался ещё в октябре 2015 года и сам Лукашенко: «Это хорошие кредиты. Некоторые под 1,5—2% всего. Считай, дешёвые деньги, бесплатные. Но это связанные кредиты. Вот тебе деньги — 50% или 70% вы делаете своими материалами, а на 30—50% из Китая будут привезены рабочие, техника, оборудование и так далее».

Два года спустя, принимая китайских представителей, Лукашенко был уже недоволен дисбалансом во взаимной торговле, где Белоруссия оказалась в большом минусе.

«Продать Китаю, кроме калийных удобрений, ничего не получается, а вот китайские товары и оборудование, полученные по связанным кредитам, завалили всю страну. С другой стороны, выделенные китайцами деньги часто просто не осваиваются: в Беларуси для них нет быстро окупаемых проектов. Ведь все эти инвестиции ориентированы на госсектор, на государственные предприятия. А государственный сектор пока не способен предложить эффективные проекты», — констатировал Карбалевич.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Читайте самые последние новости и смотрите видео в нашей группе в ОК
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...