«Я не очень люблю мстить»: Ефимова о противостоянии с американками и итогах ЧМ по плаванию

Самая титулованная спортсменка в истории отечественного плавания Юлия Ефимова в эксклюзивном интервью RT подвела итоги своего выступления на чемпионате мира по водным видам спорта, на котором завоевала четыре медали. Россиянка рассказала о соперничестве с американкой Лилли Кинг и литовкой Рутой Мейлютите, призналась, что мечтает выиграть золото Олимпийских игр, и заявила, что готова после завершения карьеры проплыть с акулой по примеру 23-кратного олимпийского чемпиона Майкла Фелпса.
«Я не очень люблю мстить»: Ефимова о противостоянии с американками и итогах ЧМ по плаванию
  • Российская пловчиха Юлия Ефимова
  • globallookpress.com

Чемпионат мира по водным видам спорта в Будапеште получился успешным для российских пловцов, которые в столице Венгрии завоевали 10 наград: три золотых, три серебряных и четыре бронзовых.

Одной из героинь соревнований стала Юлия Ефимова, на счету которой три награды в личных дисциплинах и ещё одна в эстафете. Первенство планеты в Будапеште она завершила в статусе самой титулованной спортсменки в истории отечественного плавания — с чемпионатов мира она привозила 14 наград различного достоинства.

— На чемпионате мира вы завоевали четыре медали. Как оцениваете свой результат?

— Я отлично выступила. Конечно, всегда хочется большего, но у меня в активе золото, два серебра и бронза. Особенно я рада своей награде в комбинированной эстафете. Мы очень здорово проплыли, установили рекорд Европы. Все эти медали нелегко даются, даже бронзовые, поэтому я довольна.

— Четыре медали в Будапеште — повторение личного достижения мировых первенств, которое было четыре года назад, по общему количеству наград. Но тогда набор вышел более драгоценным...

— С каждым годом всё тяжелее и тяжелее — я становлюсь старее и старее. (Смеётся.) В 2013 году я была на пике формы. Тогда была ещё молодой девочкой, которая наслаждалась происходящим и не думала о последствиях. Сейчас всё проходит тяжелее, от меня уже ждут золотых медалей и ничего больше. Бронза уже не в счёт. Непросто поддерживать такой статус, но деваться некуда.

— Каждая из медалей имеет особую ценность, однако наверняка лично для себя вы выделяете какую-то конкретно?

— В данном случае это серебро в комбинированной эстафете. Мы очень долго шли к этому успеху. Очень много четвёртых и пятых мест в этом виде программы было у нашей команды. С 2008 года мы плаваем эстафету примерно в одном и том же составе. Нам всё время не хватало нескольких десятых и даже сотых секунды. И так почти все чемпионаты мира и Олимпийские игры. Один раз нас прорвало в 2013 году, когда стали третьими. А сейчас — серебро. Такого в истории страны не было никогда! Для меня эта награда — самая значимая из всех, что я завоевала в Будапеште.

  • Ефимова: серебро в комбинированной эстафете — самая значимая для меня награда

— Каково это — просыпаться и чувствовать себя самым титулованным пловцом своей страны?

— Я так же тяжело просыпаюсь, как и раньше. (Смеётся.) Я не думаю об этом. Когда впервые выиграла чемпионат мира, то думала: «Вау, я чемпионка мира!» А сейчас такого нет.

— Для вас это стимул работать ещё усерднее, чтобы продолжать служить примером всем остальным?

— Я давно являюсь примером для детей. Когда была маленькой, в секциях плаваниях был недобор. Чтобы полностью набрать группу, нужно 20 человек, а в моё время было то 10, то 15. Сейчас ситуация другая. В группах уже по 30 человек, и дети продолжают пополнять секции. Они говорят: «Мы хотим плавать, как Юлия  Ефимова». Я чувствую свою ответственность, но отношусь к этому спокойно.

— Такие вещи могут служить стимулом для того, чтобы плавать как можно дольше?

— Да, но я в первую очередь плаваю для себя. До сих пор есть мечта, которая не осуществилась, — выиграть золото Олимпийских игр. Это для меня ещё и мотивация.

— Олимпийское золото — это предел мечтаний?

— Лучше два. (Смеётся.) В спорте выше награды нет. Любой спортсмен к этому стремится.

— Возраст, до которого вы будете выступать, зависит от олимпийской медали?

— Всё зависит от желания.

— Многие пловцы, и вы в том числе, на ЧМ признавались, что атмосфера в сборной России за последние годы стала весьма демократичной, что спортсмены начали ощущать реальную поддержку, а не только давление. В чём это выражается?

— Нам дали свободу.

Главный тренер не стал придерживаться стандартных методик, он не прессовал команду постоянными собраниями и тяжёлыми разговорами. Он нам сказал: «Делайте, что хотите, только плывите быстро. Пусть у вас будет хорошее настроение».

Разумеется, у нас изменился настрой: все общаются друг с другом, никто ни с кем не ругается, не выясняет отношения в духе «вот, почему ты плохо готов». Таких вещей не было. Когда мозг свободен, всегда легче.

— Вы при этом намекнули, что есть другие подводные камни, от которых не мешало бы избавиться. Поясните?

— Я ничего озвучивать не буду. У меня и так проблем хватает. (Смеётся.) Сколько бы я ни говорила, ничего не меняется, так что не стоит это обсуждать.

— К вам, как к лидеру национальной команды, прислушиваются в вопросах подготовки?

— Нет, но я бы хотела, чтобы было больше сборов, где есть открытые бассейны, — в тёплых местах, чтобы спортсмены не болели и не сидели в холоде, тренируясь при этом. Например, перед Олимпиадой в Рио-де-Жанейро мы поехали в горную местность, а когда с высоты спускаешься, организму всегда тяжело. К тому же ещё есть перепад температур: работаешь в месте, где 15-20 градусов мороза, а потом приезжаешь в Бразилию, где жара.

— На базе Сочи же можно создать условия для пловцов…

— Там уже есть 50-метровый бассейн, но я там ни разу не была. Некоторые остались довольны тем, что увидели, но это всё находится на окраине города.

— Вернёмся к чемпионату мира. Ваше превосходство над соперницами на коронной дистанции — 200 метров — было настолько подавляющим, что все открыли рты от удивления. Вы такое преимущество восприняли как должное?

— Да. (Смеётся.) 200 метров — та дистанция, над которой мы больше всего работаем, потому что полтинник — неолимпийский вид.

— Держали ли в голове мысль, что на этой дистанции надо обогнать Лилли Кинг?

— Нет, я плыла на результат: хотела улучшить своё время и побить мировой рекорд. Больше никаких мыслей не было. Понимала, что если проплыву в свою силу, то приплыву первой. На 200-метровке соревновалась сама с собой. Мне немножко не хватило, и я была разочарована.

— То есть первая эмоция — разочарование из-за того, что не побит мировой рекорд?

— Да, я ставила перед собой именно такую цель.

— После бронзы на стометровке только ленивый не заявил о том, что вы «проспали старт». Вы при этом не только без тени смущения выслушивали критику, но и с улыбкой на лице рассказывали, почему это произошло. Откуда находите силы, чтобы преодолевать все эти психологические барьеры?

— Наверное, это приходит с возрастом. На моей первой Олимпиаде, когда я стала четвёртой, у меня была истерика. Руководители при этом ругали меня. Американцы успокаивали и были шокированы, спрашивали у тренера, что произошло. Он отвечал, что я расстроена результатом.

Они всё равно удивлялись и говорили: «Ей 16 лет, а она на Олимпиаде стала четвёртой! И она ещё плачет?!.» Сейчас я приплываю третьей на чемпионатах мира. И если брать всё, что со мной происходило, каким был тренировочный процесс, то стать третьим на мировом первенстве — это очень здорово. Если бы каждый мог так плохо проплыть и взять бронзу, то было бы очень хорошо.

  • Ефимова: стать третьим на мировом первенстве — это очень здорово

— Складывается ощущение, что вы не изменяете себе и остаётесь всегда искренней, даже в ситуациях, когда логично было бы закрыться. Это большая редкость в спорте…

— В этом мне очень сильно помогли Соединённые Штаты. Они ко всему так относятся. Помню один случай. Когда я только приехала туда, мне тренер сказал, что я должна проплыть на соревнованиях 200 метров за 2:25. Я выступила хуже. Подхожу к тренеру, глаза в пол, слёзы, начинаю извиняться. У него на лице испуг, потому что у них такое не принято. Он мне просто сказал время, которое я вряд ли смогла бы показать, но в этом нет ничего странного. Тренер успокоил меня и сказал, что не нужно так расстраиваться. Потом я поняла, что нужно просто наслаждаться. Он меня спрашивал, почему я плаваю? Я отвечала: причина в том, что мне это нравится.

Та же ситуация была и на стометровке. Мы устроили шикарный заплыв, соревновались. Конечно, когда выигрываешь, то настроение лучше и больше эмоций. Просто нужно наслаждаться жизнью.

  • Ефимова: я плаваю, потому что мне это нравится

— Нет желания закрыться от внешнего мира?

— Бывает, что задают глупые вопросы. Когда я понимаю, что мне уже не хочется разговаривать, и мой юмор не срабатывает, я просто ухожу. Зачем общаться с такими людьми?!.

— Все СМИ, в том числе и иностранные пытаются упорно сталкивать вас с Рутой Мейлютите и Лилли Кинг, хотя история годичной давности уже должна быть забыта. Вас это задевает или, наоборот, подстёгивает?

— Моя задача только плыть — и всё. Я понимаю, что это делается для интереса, популяризации. Насколько я знаю, вся страна сейчас смотрела соревнования по плаванию, болела за меня. Не припомню, чтобы такой интерес был раньше. Я в шоке от этого. Понимаю, почему так происходит, — именно потому, что нас сталкивают. Это и делает соперничество на дорожке более волнительным и интересным.

— Понятно, что профессионал абстрагируется на дорожке. Однако ведь порой вы наверняка задумываетесь: на кону стоит честь страны и я должна во что бы то ни стало опередить американку!

— Для спортсмена важнее всего выиграть свой заплыв, и не важно, из какой страны его соперники. Но в нашем противостоянии, не скрою, присутствуют такие мысли.

— К слову, Мейлютите уже пару лет как не показывает приличных результатов на крупных взрослых соревнованиях. С чем это связано, на ваш взгляд, и воспринимаете ли вы литовку как серьёзную соперницу на дорожке?

— Она быстро поплыла в очень раннем возрасте. Потом Рута стала взрослеть, меняться, из девочки превращаться в девушку. Это очень тяжело, но всем приходится проходить через это. Меняется техника, вес может прибавиться. При этом ты становишься умнее и мудрее. Но я бы не сказала, что она сейчас прямо настолько плохо плывёт. На чемпионате мира Мейлютите дважды вышла в финал, но не хватило удачи, и она стала четвёртой. Думаю, после смены тренера у неё улучшатся результаты, мне понравилось, как она сейчас выглядела.

— Ваше противостояние с Кинг на дорожках в Венгрии фактически закончилось со счётом 2:2, но, если принимать во внимание эстафету и месть за поражение на дистанции 200 метров в Рио, психологическое преимущество сейчас на вашей стороне?

— Да я вообще не очень люблю мстить. (Смеётся.) Папа говорит, что мне не хватает спортивной злости, но я об этом не думаю. На 200-метровке я была уверена в себе. Мне остаётся только подтянуть 100 метров. Когда это произойдёт, тогда всё будет хорошо.

  • Ефимова: мне не хватает спортивной злости

— В США готовы пойти на всё, чтобы раскрутить спортсмена и заработать на его имени. На слуху пример организации заплыва Майкла Фелпса с акулой, хоть он и оказался виртуальным. Как его восприняли в мире плавания?

— Я об этом сама узнала случайно, только когда мне задали похожий вопрос. Я не читаю и не смотрю новости на соревнованиях, мне просто некогда. Даже не знала, что он поучаствовал в подобном мероприятии.

— Вы бы в подобном шоу хотели принять участие?

— Когда закончу карьеру, то почему бы нет? У меня уже была фотосессия с акулами, пока что мне этого хватило.

— Было страшно?

— Да, как-то не очень приятно.

— А вы кстати стометровку в ластах преодолевали? Не помните своего времени?

— Это очень давно было, в Таганроге. Там ребята занимаются подводным плаванием, сплошь рекордсмены и чемпионы мира. Я надела эту ласту и проплыла, но не на скорость. Было достаточно тяжело, меня качало, непривычные чувства были. Метров 20 проплыла, и всё.

— Плавание с точки зрения маркетинга всегда было отличной площадкой для раскрутки противостояний в конкретных видах программ. Почему этим не столь активно пользуются организаторы?

— Лично у меня такое противостояние есть. Но в других видах плавания нет двух ярко выраженных соперников. Есть финал, в котором принимают участие восемь пловцов, и часто непонятно, кто из них выиграет. Есть определённые лидеры, но на коротких дистанциях ничего нельзя предсказать, поэтому не получается столкнуть двух человек. А когда плывут сразу восемь, то такого накала уже нет.

— Не стоит ли, на ваш взгляд, раз в год проводить коммерческие соревнования, в которых будут принимать участие четыре или пять лучших пловцов в каждой дисциплине, и делать из этого грандиозное мероприятие?

— Мы, Efimova Team, уже работаем над этим.

— Как вы изменились в личном плане за тот год, что прошёл после Олимпиады?

— Перестала чего-либо бояться. Какие-то выводы я сделала после этого чемпионата мира — о том, над чем мне надо поработать. После Олимпиады таких гениальных мыслей не было. (Смеётся.) Тогда было тяжело о чём-то говорить, у меня не было никакой подготовки, бессмысленно было что-то разбирать. А сейчас можно разобрать проделанную работу, изучить ошибки.

— Какие это ошибки? Что-то помимо злополучного старта?

— Да, не только он. Ещё повороты, выходы, техника. Мне хочется снимать свои заплывы, как под водой, так и сверху, и потом настраивать себя на идеальное плавание. За счёт этого можно будет увеличить скорость.

— Сколько ещё можно скинуть с вашего результата?

— И папа, и Дэвид Сало говорили мне, что мне по силам проплыть 200 метров за за 2:17 (мировой рекорд составляет 2:19,11. — RT). Пока что мне это не удавалось. На стометровке есть возможность проплыть за 1:03 (мировой рекорд составляет 1:04,13. — RT), причём не только в эстафете.

Мы однажды проделали эксперимент: я сначала проплыла 50 метров, отдохнула 20 секунд, и затем ещё 50 метров. Сложив два времени, мы получили 1:03, то есть я действительно могу замахнуться на что-то очень большое, но для этого должно очень многое сложиться и не должно быть никаких ошибок и нервозности.

— Что дало Юлии Ефимовой создание бренда Efimova Team?

— Мы вместе тренируемся, делимся знаниями. У нас большие планы на свою школу и клуб. В будущем я бы с удовольствием занялась купальниками, потому что прекрасно знаю, что нужно спортсмену.

— Сколько пловцов вы готовы принять в свою команду?

— Чем больше, тем лучше. У Сало на тренировках бывало по 70 человек в одном бассейне. Мне было от этого легче — иногда приходишь невыспавшимся, уставшим, а тут тебя кто-то обгоняет по соседней дорожке, и это сразу заводит, мотивирует. Становится веселее, всё проходит на позитиве.

— Есть кто-то из сборной, кто хотел бы присоединиться к вам?

— Да, есть такие.

— И как относится Всероссийская федерация плавания к такому?

— Думаю, очень ревниво.

— Как вам найти золотую середину, чтобы не попасть под удар?

— Мне не привыкать. (Смеётся.) Стараемся сделать так, чтобы помочь спортсмену и не навредить ему при этом разными конфликтами.

— Какой совет дадите начинающим пловцам, чтобы добиться ваших успехов?

— Слушайте тренера, ставьте себе задачи и идите к их выполнению, не оглядываясь.

— Какие у вас ближайшие планы?

— Август планирую провести в разъездах по России. Надеюсь, что и отдохнуть смогу как следует. Сначала поеду в Волгодонск на свадьбу к подруге, потом ещё на двух свадьбах побываю. Много моих подружек этим летом выходят замуж. Охотиться за букетом невесты не буду, мне он пока не нужен.

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе важных новостей.
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...