«Мне год не давали видеться с сыном»: начался суд над обвиняемым в изнасиловании школьницы студентом из Москвы

В Москве начался суд над 19-летним Владимиром Мушкамбаряном, который обвиняется в изнасиловании школьницы. При этом экспертиза не нашла ни следов физического насилия, ни чужой ДНК на теле девочки, а друзья и родственники Владимира предполагают, что потерпевшая, сообщив об изнасиловании, могла таким образом отомстить юноше за то, что он её отверг.
«Мне год не давали видеться с сыном»: начался суд над обвиняемым в изнасиловании школьницы студентом из Москвы
  • globallookpress.com
  • © Zamir Usmanov

16 ноября в Солнцевском районном суде прошло первое заседание по делу 19-летнего москвича Владимира Мушкамбаряна. Как ранее писал RT, молодой человек обвиняется в изнасиловании и насильственных действиях в отношении несовершеннолетней знакомой.

«Не выглядела жертвой насилия»

Напомним, 8 июля 2020 года студент одного из столичных колледжей Владимир Мушкамбарян и его друг встретились со своими приятелями в общей компании. Там их попросили забрать двух девушек — 14-летнюю Аллу и 13-летнюю Марию (имена изменены. — RT) — и отвезти их домой. С ними ребята были знакомы, но близко не общались, рассказывает мама Владимира, Ирина. При этом она ссылается на слова друзей сына, что при предыдущих встречах Маша неоднократно пыталась обратить на себя внимание молодого человека.

Когда компания подъехала к дому Марии, девушки отказались сразу выходить из машины, а вместо этого предложили посмотреть несколько видео на телефоне, пересказывает Ирина Мушкамбарян слова сына и находившегося с ним друга: «Там Маша села к Вове на колени и начала лезть к нему в штаны. Он её согнал, после чего она позвала его в подъезд — якобы для разговора. В подъезде начала его расспрашивать, был ли у него уже секс, и продолжила приставать — вплоть до того, что частично разделась. Сын сказал ей, чтобы она не позорилась, на что она пригрозила: мол, он у неё ещё увидит».

Друг Владимира и Алла, ждавшие возвращения ребят в машине, говорят, что те отсутствовали не более пяти минут, добавляет Ирина Мушкамбарян: «Судя по видео с камер наблюдения, их не было 9—10 минут. Из подъезда Маша вышла чуть ли не вприпрыжку, довольная, затем появился Вова. Потом машина отъехала, а Маша и Алла ещё где-то минуту стояли у подъезда, общались, улыбались. Девочка, как по мне, не выглядит так, будто только что пережила насилие».

На следующий день Вова и Маша снова пересеклись в общей компании, продолжает Ирина: «Встретились как ни в чём не бывало, обнялись, поцеловались в щёку, нормально пообщались». А 10 июля Мария написала Владимиру, что он её домогался, и предложила встретиться. Молодой человек удивился, но согласился, чтобы разобраться в ситуации. Там его и задержали оперативники, рассказывает Ирина Мушкамбарян. Как оказалось, мама Маши написала с её слов заявление в полицию, где указала, что Владимир изнасиловал её дочь.

RT не удалось связаться с мамой Марии.

«Загнанный волчонок»

Адвоката МКА «Народный адвокат» Михаила Копылова четыре часа не пускали в полицию: по его словам, он смог встретиться со своим подзащитным только в Следственном комитете. «Владимир рассказал, что сотрудники полиции оказали на него моральное давление, под угрозой ареста заставили написать явку с повинной и якобы сняли всё это на видео. Он добавил, что не совершал того, что написано в явке, и уже правдивые показания мы дали следователю», — сообщил Михаил Копылов.

Владимира обвинили в покушении на преступление, изнасиловании потерпевшей, не достигшей 14-летнего возраста, а также в насильственных действиях сексуального характера в отношении лица, не достигшего 14-летнего возраста. Поскольку статьи особо тяжкие, суд выбрал в качестве меры пресечения для молодого человека арест.

Проведённая экспертиза не выявила никаких физических повреждений на теле девочки, включая микротрещины. Не было обнаружено и следов чужой ДНК на телах потерпевшей и подозреваемого, хотя, как показала экспертиза, девочка не мылась с момента предполагаемого изнасилования.

Также в отношении Маши и Вовы была проведена психолого-психиатрическая экспертиза. Молодой человек, согласно её результатам, не имеет склонностей к педофилии, у него нормальные для своего возраста интересы. Мария прошла три экспертизы. Первая выявила подозрение на неполноценность, и суд направил девочку на стационарное обследование. В стационаре выяснилось, что Мария вменяемая, у неё повышенная тревожность и она плохо спит. «Следствие вывернуло так, что раз её состояние было зафиксировано после якобы изнасилования, то, значит, оно возникло вследствие него», — добавляет Ирина Мушкамбарян. Однако третья психолого-психиатрическая экспертиза не нашла связи состояния Марии и предполагаемого изнасилования, отмечает адвокат Михаил Копылов: «Сделать однозначный вывод, связано ли оно с совершением преступления или, например, с тем, что девочка употребляла алкоголь и курила, нельзя».

Ирина говорит, это не единственное противоречие в деле: «Мы живём в Юго-Западном административном округе, а задерживать его почему-то приехали оперативники из Западного округа. В машине и на явке с повинной сын под давлением сказал, что секс с Машей был по обоюдному согласию, но ему вменили статью «Изнасилование». Причём своё признание он явно писал под диктовку — у него русский хромает, так всё сформулировать он точно не мог».

«Следователь мне потом показал видео, на котором Вова в день задержания сидит в машине оперативников и его расспрашивают о случившемся, — продолжает она. — Там он говорил, что секс с Машей был у него по обоюдному согласию. Но он как будто пытался вспомнить, что именно ему надо сказать, произносил явно заученные фразы — позже он мне это подтвердил. Не знаю, как его там запугали, сын был, словно загнанный волчонок».

Адвокат Михаил Копылов позже ходатайствовал, что это видео не может служить доказательством для суда, поскольку не было ордера на скрытую видеосъёмку и оно не было изъято для приобщения к материалам дела, однако в удовлетворении жалобы ему отказали.

«Держится молодцом»

Следственные действия длились почти год: Ирина Мушкамбарян и Михаил Копылов говорят, что первые месяцы даже не проводился опрос свидетелей, а в деле успели смениться несколько следователей. Всё это время Владимир находился в СИЗО под арестом.

«Мне год не давали видеться с сыном, намекали, что со следствием надо дружить, мы, мол, и звонки разрешаем, и свидания. Я не раз говорила, что ни в коей мере не оправдываю своего ребёнка, но вы ищите, докопайтесь, что там на самом деле произошло! Жалко — молодая душа, и вот так всё рушится в одночасье, потому что его оговорили. Начальник СК дал мне честное слово, что во всём разберётся. И мы до последнего думали, что они объективно подойдут к этому вопросу», — вздыхает мама Владимира.

По словам Ирины, им было отказано в проверке на полиграфе, в проверке оперативника, который, как заявил Владимир, активнее всего оказывал на него давление, и в возбуждении в связи с этим уголовного дела. «Зато мама девочки, как выяснилось, ещё в августе прошлого года написала заявление о том, что требует 500 тыс. рублей за моральный ущерб. Мы об этом узнали только после ознакомления с делом. А за что компенсация — за изнасилование, которого не было?» — возмущается она.

«Следственными органами Главного следственного управления СК РФ по Москве в отношении Владимира Мушкамбаряна расследовалось уголовное дело, и ему было предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 4 ст. 131 УК РФ и п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ. Следствием собрана достаточная доказательственная база, в связи с чем уголовное дело с утверждённым обвинительным заключением 29 июля 2021 года направлено в суд для рассмотрения по существу», — сообщили RT в столичном главке Следственного комитета.

«Мне кажется, все прекрасно понимают, что невинный человек сидит по оговору, но не могут признать свою ошибку. Ответственность за решение переложили на суд. А суд несколько раз продлевал Вове арест — неужели теперь возьмёт и признает, что не надо было этого делать?» — рассуждает Ирина.

На первом заседании суд опросил школьных учителей Марии. По словам Ирины, они предоставили следствию характеристику ученицы: «Не очень хорошая характеристика, но они правду написали. И на суде свои слова подтвердили».

«С Вовой мы на связи, — говорит его мама. — Он не унывает, верит, что всё же услышат и поверят ему, а не ей, держится молодцом. Главное, что у него нет ни на кого злости — меня это волнует больше всего. Потому что рано или поздно этот кошмар закончится».

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Вступайте в нашу группу в VK, чтобы быть в курсе событий в России и мире
Загрузка...
Сегодня в СМИ
Уважаемые читатели, оставленные вами ранее комментарии в процессе миграции из-за смены платформы. В ближайшее время все диалоги вернутся
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить