«Для людей, особенно молодых, церковь — незнакомый мир»: как православные священники покоряют интернет

Во время строгих ограничений из-за пандемии в 2020 году многие аспекты нашей жизни переместились в онлайн. Церковь — не исключение. Священники стали проводить прямые эфиры с молитвами, записывать ролики с ответами на самые частые вопросы о религии и освоили модные соцсети. RT поговорил с представителями РПЦ о том, для чего они сидят в интернете, как относятся к «фильтрам» и «маскам», за что их могут заблокировать и какие посты набирают больше всего просмотров.
«Для людей, особенно молодых, церковь — незнакомый мир»: как православные священники покоряют интернет
  • © Фото из личного архива

Каждый вечер 30-летний Николай Бабкин, уложив детей спать, начинает заниматься своими страницами в социальных сетях. Его действия не отличаются от работы любого другого блогера, серьёзно занимающегося продвижением аккаунта: надо придумать темы для постов и прямых эфиров, ответить на вопросы подписчиков, составить контент-план, начать новые проекты. Особенность заключается в том, что Николай — священник.

Он далеко не единственный православный батюшка — блогер. Первые публикации от патриархии в интернете были сделаны в 1997 году, а с появлением Facebook, «ВКонтакте» и LiveJournal собственные аккаунты стали вести и простые священники. Позже представители духовенства начали регистрироваться на YouTube и в Instagram. Сейчас священники осваивают Telegram и даже TikTok, нацеленный преимущественно на молодёжную аудиторию.

Синодальный отдел Московского патриархата по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ разработал рекомендации и советы для видеоблогов священников РПЦ. В документе, в частности, рекомендуется разговаривать с паствой на её языке, не возбраняется использовать и мемы.

Записывать ролики следует в подряснике или рясе, желательно с крестом. Появляться в кадре в светской одежде не запрещается, однако священник должен сообщить зрителям, кто он и какую епархию представляет.

Под запретом для батюшек-блогеров «ненормативная лексика, эротика, празднословие, лицедейство, унижение достоинства людей, оскорбительное поведение, демонстрация сцен насилия, распространение клеветы и непроверенной информации». В публикациях не должно быть пропаганды нездорового образа жизни, безнравственности и тем, которые могут разделить верующих по социальному, этническому или политическому признаку. Некоторые священники даже смотрят переводы англоязычных песен, используемых для оформления роликов, чтобы там не было ничего крамольного.

«У меня нет духовного сканера»

 

В 2020 году активность священнослужителей в интернете резко возросла, а в связи с этим увеличилась и их популярность, констатирует в беседе с RT глава Синодального отдела Московского патриархата по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда: «Следуя позиции Святейшего Патриарха Кирилла о расширении церковного присутствия в социальных медиа, всё больше и больше священников заводят свои блоги. При том понимании, что главным для священника всегда должна оставаться реальная, а не виртуальная паства».

Максимальный наплыв подписчиков пришёлся на дни Великого поста и перед Пасхой, так как храмы были закрыты в связи с пандемией коронавирусной инфекции, вспоминает иерей Николай Бабкин. Он служит уже восемь лет, на данный момент — в храме святителя Николая Мирликийского на севере Москвы.

Священник в социальных сетях с 2012 года: начинал с групп во «ВКонтакте», в 2015 году одним из первых представителей духовенства стал вести Instagram, где у него 305 тыс. читателей. Два месяца назад отец Николай зарегистрировался в TikTok. Есть у него и свой канал в Telegram, где больше 11 тыс. подписчиков. Там в основном церковные новости и аналитические посты, не подходящие по формату для Instagram.

«Раньше в Instagram было гораздо проще набрать подписчиков. Охваты и показы постов система не ограничивала, и именно поэтому мой блог так вырос. Сейчас я в том числе упоминаю других блогеров при условии, что они сделают то же самое, для взаимного прироста аудитории», — говорит священник.

  • © Фото из личного архива

Впрочем, кандидатов на взаимный пиар ему приходится подбирать очень осторожно.

«Светские блогеры не готовы говорить о религии, поэтому часто мне отказывают. Один раз мне писал астролог-таролог. Кажется, он так и не понял, почему его предложение не вызвало у меня энтузиазма, — смеётся отец Николай. — Я могу рекламировать блогеров, с которыми не абсолютно во всём согласен, у меня всё-таки нет духовного сканера. Но это точно не курсы и явно не астрологические: в основном материальная продукция лично знакомых мне людей, у которых, например, свой малый бизнес».

В сториз Instagram есть раздел с «масками», в том числе выполненными в религиозной тематике, например, крутящиеся вокруг головы иконы или надпись «дай Бог». К «маскам» и «фильтрам» соцсети у отца Николая отношение неоднозначное.

«У меня у самого есть две «маски»: одна рождественская, где два ангела поют песнь Богу, а другая пасхальная, где появляется корзинка с крашеными яйцами. Но использовать «маски» с церковной атрибутикой — иконами, крестами — нехорошо, я такое не одобряю. Нельзя сказать, что это каноническое преступление, но высмеивание священных для человека образов, на мой взгляд, уже за границами понятия юмора и иронии», — говорит он.

Супруга Николая Алина — одна из известных «Instagram-матушек», её читают 156 тыс. человек. По образованию она психолог и педагог, в блоге пишет о семье, детях, беременности (сейчас в семье ожидается появление четвёртого малыша), взаимоотношениях с мужем. У каждого ребёнка из семьи Бабкиных есть аккаунт в социальной сети, даже у двухлетней Мелитины, страницу которой ведёт мама.

«Я создала для каждого из наших детей аккаунт, который однажды перейдёт под их контроль. Также я помогаю им найти достойные блоги по интересам: для старшей дочери — балет, хореография, кондитерское искусство. Для сына — живопись, блоги художников. Я учу их смотреть на социальные сети как на средство саморазвития. И обязательно рассказываю о безопасности в интернете», — объясняет Алина.

Уже пять лет каждую неделю отец Николай вместе со своей супругой устраивает молебны о семье в прямом эфире. С конца марта 2020 года в качестве временной меры в таком формате стали проводиться молебны и на другие темы. А вот, к примеру, исповедоваться по интернету нельзя, объясняет священник: «Таинство предполагает личное присутствие человека и священнослужителя в храме. Если человек болеет, то его исповедуют дома. Таинство онлайн — серьёзное нарушение. Есть электронные ресурсы, которые предлагают такие вещи, но РПЦ не имеет к этому никакого отношения».

Как и любой популярный блогер, отец Николай нередко сталкивается с хейтерами, ему даже приходили письма с угрозами.

«Много людей обижены на то, что я не ответил им вовремя, не так что-то сказал, не так пошутил, — рассказывает он. — Когда только погружался в Instagram, то устал от вопросов о пожертвованиях: почему в церквях заранее установлено, сколько жертвовать за заупокойную молитву, за крещение и так далее. В своём храме установил не условные, а свободные размеры пожертвований, то есть по желанию прихожан, чтобы показать, что нам важны люди, а не деньги. Это было ошибкой. Если человек негативно настроен по отношению к церкви, то и что-то хорошее он будет стараться не замечать».

«Церковь — незнакомый мир»

 

33-летний Евгений Подвысоцкий тоже сталкивается с критикой, но в основном со стороны своих духовников и священноначалия.

«Находясь в интернете, легко уйти не в ту степь и стать больше блогером, чем священником. Духовники говорят, в каких видео я начинаю вести себя как мирянин и когда выхожу за духовные рамки. Их слова мне очень помогают», — объясняет он.

Отец Евгений стал священником десять лет назад. До учёбы в духовной семинарии он работал в рыбном цеху, а сейчас живёт на берегу Азовского моря и служит сразу в трёх сельских храмах в Ейском районе, расположенных в 20—30 км друг от друга. В данный момент у Подвысоцкого коронавирус, в церкви его заменяет батюшка из соседнего села.

«За время изоляции я понял, что мне очень тяжело без храма, я так привык к нему. Безусловно, интернет никогда заменит настоящую церковь», — рассказывает священник.

  • © Фото из личного архива

В 2010 году, когда отец Евгений был ещё студентом духовной семинарии, он создал одну из первых православных групп во «ВКонтакте», которая собрала в итоге 30 тыс. подписчиков. Студентам запрещалось пользоваться телефонами с выходом в интернет, а семинарские компьютеры были предназначены только для учёбы, вспоминает отец Евгений: «У меня было два телефона: кнопочный и смартфон с выходом в интернет, наличие которого я обуславливал тем, что моя девушка, а сейчас уже жена жила в другой стране, а общаться по обычной телефонной связи было очень дорого».

Семинаристы жили по строгому расписанию, так что время на группу у отца Евгения было только по ночам.

«Я накрывался с головой одеялом и заходил в интернет, отвечал на комментарии, писал посты. На всё у меня уходила пара часов в сутки. Мне было очень интересно, а вдобавок я приобретал практический опыт как будущий священнослужитель. Мне поступало огромное количество вопросов, ответы на которые я искал в книгах из библиотеки, сам спрашивал у преподавателей и опытных батюшек», — рассказывает священник.

После выпуска Евгений женился, стал служить в храме и перестал вести группу из-за нехватки времени: теперь ей занимаются волонтёры. Однако рассказывать о православной вере в интернете не прекратил. В 2017 году зарегистрировался в Instagram, а недавно решил попробовать снимать видео в TikTok. В своих аккаунтах священник выкладывает видео, где показано, как строится храм, как проходит подготовка к церковным праздникам и как их отмечают в селе.

«Самая главная цель, которую я преследую, выкладывая видео или публикуя посты, — проповедь о Христе. Мне хочется показать людям храм и как живёт простой сельский священник. Для людей, особенно для молодых, церковь — незнакомый мир, — рассказывает Подвысоцкий. — Сейчас я просто снимаю свои будни. Эти видео не набирают огромное количество лайков, как ролики о мирском. Но я лучше останусь в духовном равновесии и не потеряю Христа, чем наберу миллионов просмотров».

«Нет цели пиарить себя»

 

36-летний иерей Константин Мальцев — настоятель храма Новомучеников и исповедников Церкви русской в станице Ленинградской на Кубани. Он служит 13 лет и занимается благотворительностью: помогает едой и одеждой детским домам, домам престарелых, детским садам и семьям с детьми-инвалидами.

Как и другие священники, он сменил несколько социальных сетей: сначала зарегистрировался во «ВКонтакте», затем в Instagram, потом на YouTube, а недавно начал снимать видео в TikTok. На этой платформе у него 252 тыс. подписчиков.

В основном отец Константин снимает короткие видео, где рассказывает значение церковных терминов, развенчивает мифы о священниках и отвечает на вопросы подписчиков. Например, объясняет, как избавиться от гнева, что делать, если поставили случайно свечку за живого человека, как за покойного, и как бороться с пьянством родственника.

«Для меня интернет — всего лишь площадка, которая мне позволяет попытаться донести слово Божие. У меня нет цели пиарить себя. Я не хочу показать, какой я классный, мне важно рассказать, какой Господь хороший», — говорит священник.

  • © Фото из личного архива

Дорога к популярности в TikTok была тернистой. Одним из первых его роликов стало видео, где ребёнок на Крещение обливается водой, стоя на холоде. Этот ролик, по словам священника, был не его, он перепостил видео из WhatsApp для поднятия силы духа. А в итоге аккаунт отца Константина за такой контент заблокировали с пометкой «Распространение детской порнографии».

Второй раз иерей зарегистрировался по просьбе прихожан и других батюшек, так как им нравился его предыдущий аккаунт.

«Сначала я просто наблюдал за другими аккаунтами и ничего не выставлял. Потом начал дублировать ответы на вопросы и «истории» из Instagram. Несколько моих видео попали в рекомендации, некоторые даже посмотрели более миллиона человек. Сейчас уже это не просто развлекательная социальная сеть, где снимают танцы, пранки и челленджи, — TikTok стал гораздо серьёзнее», — рассказывает отец Константин.

Какими бы ни были цели подписчиков, с которыми они приходят к батюшкам-блогерам, гораздо важнее, что они в принципе приходят на страницу, где говорят о религии.

«Интернет — это одна из возможностей общения с людьми, и любое правильное пасторское общение, неважно, на какой площадке, поощряется. Церковь должна быть там, где находится паства. Если люди сегодня там проводят время, то, значит, там должна быть и церковь», — резюмировал Владимир Легойда.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Загрузка...
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить