«Когда-нибудь мне скажут «да»: суд отказал бабушке в общении с внуками, которые живут под опекой другой семьи

Ростовский суд отказал москвичке Алле Гранальской в общении с тремя малолетними внуками. Несмотря на предоставленную ДНК-экспертизу, суд не признал её родственницей детей, которые после смерти матери попали в детский дом, а затем в семью опекунов. Гранальская считает решение необоснованным. По её мнению, органы опеки не должны были отдавать детей в приёмную семью при живой бабушке, готовой забрать их к себе. В органах опеки утверждают, что Гранальская изначально не проявила желания установить родство с детьми, поэтому их как можно скорее передали в семью, которая была готова о них заботиться.
«Когда-нибудь мне скажут «да»: суд отказал бабушке в общении с внуками, которые живут под опекой другой семьи
  • vk.com
  • © Фото из личного архива

49-летняя Алла Гранальская не видела трёх внуков больше года: после смерти матери детей передали в детский дом, а затем в семью опекунов. Женщина не смогла забрать детей к себе, так как по документам ни она, ни её сын не являются их родственниками.

5 октября суд Ростова-на-Дону, где сейчас проживают трое детей с опекунами, отказал Гранальской в праве общаться с внуками, официально не признав её родство с ними. Женщина считает решение необоснованным, поскольку она предоставила суду ДНК-экспертизу, в которой говорится о биологическом родстве между ней и детьми.

«Взглянуть на внуков»

 

«Я когда-то была на обучающем тренинге по маркетингу, там нам рассказывали про принцип «Собери тысячу «нет»: тебе могут отказать тысячу раз, но когда-нибудь ты всё-равно получишь «да», — Алла Гранальская пересматривает документы в коридоре Департамента труда и соцзащиты Москвы в ожидании приёма. Женщина хочет узнать у чиновников, что ей надо сделать для того, чтобы получить право видеть внуков. 

  • Алла Гранальская.
  • © Фото из личного архива

Последний раз Алла общалась с ними 16 февраля прошлого года, когда они ещё находились в детском доме.

Сейчас дети проживают с опекунами в Ростове-на-Дону, и Гранальская, приезжая туда на судебные заседания, тайком приходила к их дому, чтобы хоть мельком увидеть внуков. 

«Когда я приезжаю в Ростов, то издалека смотрю на них — я не имею права к ним подходить или заговаривать с соседями про детей. Вижу, как они выходят из дома, едут в школу. Смотрю, как они одеты, как ведут себя, улыбаются ли. Я по всем детям скучаю, но по младшей, Соне, как-то особенно сильно. Когда на улице вижу белокурую девочку, то не могу, всё сжимается внутри», — рассказывает она.

«Отношения сожрала бытовуха»

 

Мать трёх внуков Аллы Гранальской Светлана Дёмина умерла 10 августа 2018 года. Ей было 27 лет. 

С 2009 года девушка жила с сыном Аллы Игорем Гранальским в незарегистрированном браке. В 2011 году у них родился сын Андрей, через год — Миша, а в 2015 году — дочка Соня (имена изменены). На следующий год пара разошлась.

По словам Гранальской, старший внук после разрыва отношений остался жить в квартире с ней и Игорем. Младшие дети попеременно жили то с мамой в квартире, доставшейся ей как сироте (Светлана воспитывалась в детском доме), то с отцом и бабушкой, иногда они оставались в гостях у дяди Светланы Юрия Серёгина.

По документам у детей был только один родитель — мать. Алла поясняет, что это было желание самой Светланы для того, чтобы получить дополнительную помощь от государства.

В распоряжении RT оказалось свидетельство о рождении старшего из трёх детей: в графе «отец» указан Игорь Николаевич, однако не под своей официальной фамилией, а под фамилией Дёмин. По словам Аллы, такая же информация была указана в свидетельствах о рождении двух младших детей. Таким образом, документально Игорь Гранальский не является отцом детей.

Алла говорит, что отношения её невестки и сына были очень хорошими, несмотря на ссоры.

«Все семьи ссорятся, без этого никак. Мне кажется, что бытовуха сожрала их отношения. Игорь тогда работал на стройке, а в этой сфере с деньгами то густо, то пусто. Я и брат Игоря советовали им узаконить отношения, но они так и не собрались. Если бы они сделали тогда всё по уму, то, может быть, этих проблем сейчас и не было», — вздыхает Гранальская.

  • Светлана Дёмина
  • vk.com
  • © Фото из личного архива

После разрыва отношений с Игорем Светлана завела новую страницу в соцсетях. Как и на предыдущей, там много фотографий её детей, но нет ни одного снимка ни с Игорем, ни с Аллой. Гранальская говорит, что в последнее время Светлана жила с другим мужчиной.

По словам родственников Светланы Дёминой, девушка умерла во сне. В сопроводительном листе, оформленном врачами скорой помощи, которые забирали тело (документ есть в распоряжении RT), отмечается, что при первичном осмотре у специалистов «нет претензий», то есть видимых травм и повреждений, которые свидетельствовали бы о насильственной смерти, медики не обнаружили.

«Ей ещё после рождения младшей дочки врачи запретили рожать, говорили, что сердце может не выдержать, — рассказала Гранальская. — А проблемы с этим у неё начались в детском доме, когда практически на её глазах покончила с собой её сестра. Свету тогда увезли с приступом».

Запретили въезд в Россию

 

Почти сразу после смерти Светланы, 12 августа, Алла вместе с сыном пошла в Щербинский отдел соцзащиты населения в Москве, чтобы забрать детей к себе. Сотрудники опеки устно отказали им, поскольку по документам они не являются родственниками детей.

Братьев и сестру отдали под временную опеку родственнику со стороны матери — Юрию Серёгину.

За время, пока дети жили у родственника, Игорь Гранальский должен был восстановить утерянный украинский паспорт, с которым жил в России, и подать заявление об отцовстве. Для этого он отправился на Украину. Однако вернуться в Москву он не смог. 

  • Игорь Гранальский и Светлана Дёмина с сыном.
  • vk.com
  • © Фото из личного архива

На границе ему сообщили о бессрочном запрете на въезд в РФ. Как выяснилось, решение об этом было принято Министерством внутренних дел ещё в начале 2016 года на основании закона №114 «О порядке выезда и въезда в РФ». Соответствующая информация содержится в ответе МВД на запрос Гранальской (есть в распоряжении RT).

Однако Гранальские так и не получили официального объяснения, по какой причине мужчине запретили въезд в страну на неопределённый срок.

Согласно информации из открытых источников, зимой и весной 2015 года Гранальского дважды осуждали за административное нарушение — отказ пройти освидетельствование на состояние опьянения, когда он был за рулём. Сведений о судимостях Гранальского по уголовным статьям нет.

«Основания для встреч отсутствуют»

 

Между тем Юрий Серёгин через два с половиной месяца отказался от опеки над детьми по причине «отсутствия ресурсов, необходимых для воспитания подопечных», — об этом говорится в официальном ответе пресс-службы столичного департамента соцзащиты на запрос RT.

Сам Серёгин пояснил RT, что к тому моменту заканчивался срок временной опеки и он понял, что не сможет вырастить всех трёх детей.

«Отец за два или три года пальцем не пошевелил, чтобы установить отцовство, а когда детей мне отдали, то сказал, что заберёт их через месяц, но результата не было и через полгода, — рассказал RT Юрий Серёгин. — Единственная причина, по которой дети не остались у меня, — мне пришлось бы увольняться с работы, потому что за старшим нужен круглосуточный уход (у мальчика приобретённый диабет. — RT), а остаться без работы я не мог. Я не против, чтобы Миша и Соня жили у меня, но мне сказали, что разлучать братьев и сестру нельзя, если забирать, то всех вместе».

В департаменте соцзащиты Москвы сообщили RT, что органы опеки были готовы передать детей отцу и бабушке, однако они слишком медлили и «так и не начали процедуру оформления опеки».

По словам Гранальской, она не раз просила о встрече с внуками, когда они вновь оказались в детском доме, но чиновники ей заявляли, что у неё нет документов, подтверждающих родство, или документов кандидата в усыновители или опекуны, а без этих бумаг основания для встречи отсутствуют (в распоряжении RT есть ответ Щербинского отдела соцзащиты на запрос Гранальской о посещении детей, датированный январём прошлого года). 

«Является бабушкой»

 

В январе 2019 года Алла записалась в школу приёмных родителей, чтобы иметь возможность взять детей под опеку. Однако 22 февраля внуков Гранальской передали опекунам, которые проживают в Ростове-на-Дону.

По информации столичного департамента соцзащиты, это произошло, поскольку ни Алла, ни Игорь «не начали процедуру оформления опеки и не изъявляли желания увидеться с детьми».

Гранальская пыталась оспорить решение органов опеки в суде. Но летом прошлого года Люблинский районный суд Москвы решил не рассматривать заявление Аллы об установлении юридического факта родства с внуками. По мнению судьи, необходимо подавать не заявление в порядке особого производства, а исковое заявление. Гранальская оспорила определение суда, но решение осталось тем же.

Тогда она обратилась в ростовский суд с иском о признании родства между ней и детьми и определении порядка общения с ними. В качестве доказательства родства она предоставила молекулярно-генетическую экспертизу, которую провели в Российском центре судебно-медицинской экспертизы Минздрава.

Как отмечается в документе, вероятность того, что Гранальская является родной бабушкой трёх детей по отцовской линии, составляет 99,997%.

«Соответственно, именно эта величина (99,997%) характеризует вероятность того, что родной сын А.Н. Гранальской, Гранальский Игорь Николаевич, может являться биологическим отцом всех трёх детей», — говорится в выводах эксперта.

При этом Игорь Гранальский фигурирует в тексте как «предполагаемый отец», поскольку его биоматериал не был предоставлен для исследования. По словам Гранальской, Игорь попытался передать биоматериал с Украины, однако из-за пандемии коронавируса в марте этого года границы между странами закрылись.

Октябрьский суд Ростова-на-Дону изучил выводы экспертизы и постановил, что женщина не имеет права общаться с детьми. В пресс-службе суда отказались комментировать решение, указав, что дело касается несовершеннолетних.

Юрист Светлана Башлай, которая представляет интересы нынешних опекунов детей, отметила, что суд отказал Гранальской в общении с детьми, поскольку их родственные отношения так и не были установлены.

«Медэспертиза не установила родства между Гранальской и детьми. Эксперт указал, что если принять за основу, что Гранальский биологический отец несовершеннолетних и родной сын Гранальской, то, вероятно, они родственники на уровне «бабушка — внуки» по отцовской линии. Но поскольку биологический материал Гранальского экспертами не исследовался, то и вывод эксперта сомнителен», — пояснила собеседница RT.

Она отметила, что, несмотря на запрет въезда в РФ, Игорь Гранальский может официально установить отцовство, причём сделать это в досудебном порядке.

«Если бы мужчина обратился в органы опеки с просьбой установить отцовство, то это было бы сделано в досудебном, административном порядке, но он до сих пор не подал прошение», — отметила юрист.

«На мировую не пойду никогда»

RT удалось пообщаться с жительницей Ростова-на-Дону, которая вместе с супругом взяла детей под опеку. Екатерина рассказала, что братьев и сестру они нашли случайно.

«Мы с супругом обратилась в органы опеки, закончили школу приёмных родителей, и нас внесли в базу потенциальных опекунов. Андрея, Мишу и Соню мы нашли случайным образом: когда я увидела их, у меня что-то ёкнуло, и я поняла, что они мои дети», — говорит Екатерина.

По её словам, когда они забрали детей к себе, у всех трёх были проблемы со здоровьем.

«У старшего мальчика диабет, у среднего — гайморит и опущение почек. У младшей девочки были выбиты два зуба. Мы уже провели ей две операции, надо будет провести ещё две, чтобы восстановить здоровье», — утверждает собеседница.

Екатерина говорит, что была готова разрешить Алле видеться с внуками, но их общение не задалось с самого начала.

«Началось всё с того, что она нашла мои контакты и стала меня оскорблять, поливать грязью мою семью. Звонил с Украины и её сын, тоже с угрозами. Если бы я видела, что ей действительно нужны дети, если бы она спокойно со мной общалась, я бы никогда ей не отказала: у нас большой дом, она смогла бы приезжать туда, когда ей удобно, чтобы общаться с детьми, — говорит Екатерина. — Моя позиция жёсткая, но свою семью я в обиду не дам. Теперь с Гранальской я на мировую не пойду никогда. Эти дети мои, всё».

  • Дети Светланы Дёминой в Ростове-на-Дону.
  • © Фото из личного архива / ok.ru

Сама Алла говорит, что она не смогла договориться с семьёй опекунов из-за оскорблений со стороны Екатерины, но отмечает, что основные претензии у неё к органам опеки.

«Я благодарна опекунам за то, что они сейчас заботятся о детях, помогают им, одевают. Конечно, они получают за них неплохие выплаты, но это не меняет того, что они добры к моим внукам. Как женщина я даже понимаю Екатерину, понимаю, что она привыкла к детям за эти месяцы. Но разве я не привыкла к ним за восемь лет? Я не понимаю, почему органы опеки отдали детей в чужую семью, зная, что у них есть бабушка, которая готовится взять их под опеку».

В феврале будущего года старшему ребёнку, Андрею, исполнится десять лет. По закону с этого возраста суд при рассмотрении дела об опеке может вызвать самого ребёнка и спросить, с кем он хочет жить.

Гранальская уверена, что дети всё ещё помнят о ней и об их отце Игоре и хотят вернуться к ним.

«Что бы им там ни говорили о нас, Андрей не сможет забыть об Игоре — он с детства был папиным сыном. Я уверена, он скажет, что скучает по мне и своему папе», — считает Алла.

«Проблема незарегистрированных браков»

 

Руководитель общественной организации «Иван-Чай» Элина Жгутова отмечает, что ситуация, в которой оказались трое детей, не уникальна для России.

Также по теме
Быть с детьми: в Госдуме предложили закрепить права бабушек и дедушек на участие в воспитании внуков
Сейчас в России в ситуациях, когда воспитанием детей занимаются не мать и отец, а ближайшие родственники, к семье могут возникнуть...

«Это проблема незарегистрированных браков: когда биологический отец после смерти матери по сути оказывается своим детям никем. Формально органы опеки были правы, когда отдали детей в семью опекунов, потому что по документам Алла не является им родственницей, — пояснила собеседница RT. 

По её мнению, избежать таких спорных ситуаций можно, если в России будет законодательно закреплён приоритет для близких при назначении опекунов над несовершеннолетними. Эта поправка в Семейный кодекс содержится в законопроекте, который ранее внесли в Госдуму сенатор Елена Мизулина и её коллеги.

«Если этот закон будет принят, то бабушкам и дедушкам детей не надо будет проходить школу приёмных родителей, чтобы забрать своих внуков из детских домов. Им будет присвоен статус «значимый для ребёнка взрослый», — поясняет Жгутова. — Я знаю несколько историй, когда за детьми непутёвых родителей-алкоголиков ухаживают их соседи. Когда родители умирают, люди, которые заботились о детях, не могут воспитывать их и дальше, потому что по документам они им никто. Новая поправка поможет таких проблем избежать, поскольку органы опеки смогут пообщаться со свидетелями и самим детьми и выяснить, кто для них является значимым и близким взрослым».

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Загрузка...
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить