«Взвалили неподъёмную ношу»: в Пермском крае из-за нарушений закрывают частные дома престарелых

За год в Пермском крае правоохранительные органы закрыли более 10 интернатов для пожилых людей. Во всех учреждениях были обнаружены нарушения. При этом ещё четыре дома престарелых работали неофициально — предоставляли социальные услуги без регистрации в качестве юридического лица либо индивидуального предпринимателя. Против владельцев приютов возбуждают уголовные дела, а их подопечные оказываются на улице.
«Взвалили неподъёмную ношу»: в Пермском крае из-за нарушений закрывают частные дома престарелых

В октябре в приюте для пожилых людей «Луч надежды», расположенном в отдалённой пермской деревне Монастырка, прошла прокурорская проверка. Сотрудники правоохранительных органов изучили документацию, посчитали огнетушители, лекарства в аптечках, посмотрели, как живут старики, и завели уголовное дело в отношении владелицы интерната многодетной матери Надежды Толстиковой. Ей вменяется статья 238 УК РФ «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей». 

По мнению проверяющих, в интернате нарушались правила безопасности и санитарного надзора.

Также по теме
«До понедельника дотянет»: в Пермском крае медики отказали в помощи пенсионерке с язвами на ногах
В городе Кизел Пермского края 66-летней тяжелобольной Лилии Зеленюк отказали в госпитализации в одну из центральных больниц региона....

В помещениях не было канализации и даже умывальников, вода из общественного колодца не соответствовала СанПиН, на территории приюта складировался мусор, а повара не имели специального образования и медицинских книжек. Кроме того, пожилым людям не всегда оказывали необходимую медицинскую помощь. Всего было выявлено 140 нарушений. 

Сама Толстикова виновной себя не считает. По словам женщины, она уже 18 лет помогает детям и старикам и никаких претензий к ней никогда не возникало.

«Сначала я брала детей из детских домов на лето, — рассказывает Толстикова. — Последние девять лет работаю со стариками. Продала весь бизнес: магазины, пекарню — ради того, чтобы оказывать им помощь. И всё это время не было никаких нареканий со стороны надзорных органов».

«Называют мамой»

В трёх частных домах и одном нежилом здании пекарни у Толстиковой жили 43 человека, среди которых были и бездомные старики.

«Мы людей вытаскиваем из грязи, отмываем от вшей, делаем им документы, инвалидность оформляем, пенсию, чтобы они жили как люди, а нас потом за это судят», — говорит Надежда.

Сейчас приют Толстиковой находится в стадии расформирования. Однако, по словам предпринимательницы, многим старикам идти некуда: у них нет ни своего дома, ни родственников. 

«Уехали 12 человек, остальные остались, даже разговаривать ни с кем не хотят. Они называют меня мамой. Судебные приставы выписали мне кучу штрафов. Как буду платить их — не знаю: у меня пенсия 15 тысяч. Я вышла на пенсию как многодетная мать в 50 лет», — рассказывает женщина.

У самой Надежды трое приёмных детей. Она забрала их жить к себе от соседки, которую посадили в тюрьму на пять лет.

«Может, я взвалила на себя неподъёмную ношу — стариков, но меня родители так воспитали. Надо помогать людям, потому что не всё измеряется деньгами. Закроют нас — стану волонтёром и буду помогать чем могу и дальше. На меня смотрит вся моя большая и дружная семья», — говорит Надежда.

В Минсоцразвития Пермского края признают, что проблема с расселением «Луча надежды» существует. Так, по словам представителей ведомства, из 43 человек, проживавших в приюте, только 29 стариков могли сами себя обслуживать. Им предложили переехать в госинтернаты, однако 20 человек написали письменные отказы, семеро отказались устно. Ещё 14 человек не могли самостоятельно передвигаться, им был необходим постоянных уход. Сейчас чиновники ищут их родственников, чтобы решить вопрос с расселением. 

«Всероссийская проблема»

Прокуроры начали проверять частные приюты в Пермском крае в прошлом году, после скандала в частном приюте «Рассвет» в деревне Афонино. Бывшая школьная учительница Валентина Овчинникова, организовавшая интернат для бездомных стариков, побывала на передаче «Пусть говорят», где её представили, как героиню, спасающую пожилых людей. А спустя месяц женщину обвинили в том, что в приюте старики жили впроголодь и над ними издевались. 

Саму Валентину Овчинникову заподозрили в присвоении пенсий постояльцев. Впрочем, дело было прекращено в связи с отсутствием события преступления. 

В марте по решению суда был закрыт частный приют «Мария», расположенный в Индустриальном районе Перми. Он проработал два года. Прокурорская проверка выявила нарушения санитарно-эпидемиологических требований. 

Также по теме
Дело против владельцев дома престарелых в Перми передано в центральный аппарат СК
По поручению председателя СК России Александра Бастрыкина дело против владельцев дома престарелых в Перми передано в центральный...

В октябре после проверки интерната для пожилых людей «Счастливый берег» и дома сестринского ухода «Благо» выяснилось, что помещения, в которых проживали старики, не отвечали правилам безопасности и подопечным не оказывалась в полной мере медицинская помощь.

Как сообщили RT в пресс-службе Министерства социального развития Пермского края, сейчас в судах находятся два исковых заявления о закрытии ООО «Благо» и ООО «Забота+». Однако в случае устранения выявленных нарушений они смогут продолжить свою деятельность. Были закрыты также интернаты «Содействие» и приюты, созданные предпринимателями Андреевым и Захаровым.

В 2017—2018 годах пермское Минсоцразвития совместно с надзорными органами проверило 80% частных приютов, а в 2019-м запланировано проверить ещё пять домов престарелых.

По словам депутата Госдумы от КПРФ Сергея Шаргунова, к нему часто обращаются пожилые люди с жалобами на плохое отношение в приютах.

«Люди умирают, им не оказывается должная медицинская помощь. Их чудовищно кормят. Или вообще не кормят, и они живут впроголодь. Такие обращения ко мне поступают постоянно, — комментирует депутат. — В рамках моего запроса в Якутии проверили частный интернат, и выяснилось, что пожилых людей очень часто обижали и крайне скудно кормили. В этом году я обращался с запросом по интернату «Таруса» в Калужской области. Губернатор Анатолий Артамонов в итоге закрыл все частные приюты в регионе. Мне дали гарантии, что всё будет благополучно и старикам найдут места. Я знаю, что некоторые родственники забирали их домой».

Парламентарий подчёркивает, что пожилые люди часто жалуются, что в государственных интернатах большие очереди и попасть туда крайне сложно.

«Люди говорят, что если у них нет денег или денег мало, то их никто не хочет пристраивать. Госучреждений не хватает. Коммерциализация коснулась и этой сферы. И есть большая проблема, которая заключается  в непрозрачности системы. Это масштабная всероссийская проблема, которой нужно не просто заниматься — она требует максимального контроля», — объясняет Шаргунов.

Три типа приютов

Как рассказал RT Алексей Сиднев, CEO Senior Group — крупнейшей частной сети пансионов для пожилых людей, на сегодняшний день в России существует три вида компаний, работающих в сфере соцобслуживания: государственные, негосударственные, которые были включены в госреестр, и негосударственные, в госреестр не вошедшие.

К государственным относятся учреждения, получающие средства из бюджета, им также выделяются дополнительные субсидии: на капитальный ремонт, закупку различных приспособлений, ремонт инфраструктуры. По всей стране около 250 тысяч государственных койко-мест, половина из которых приходится на дома престарелых и инвалидов, а половина — на психоневрологические интернаты.

Негосударственные организации могут иметь коммерческую и некоммерческую форму. К коммерческим относятся индивидуальные предприниматели и юридические лица, а к некоммерческим — НКО. В учреждениях, которые входят в госреестр, по оценкам экспертов, всего порядка 2 тысяч койко-мест по стране. А в частных организациях, не входящих в госреестр, примерно 18 тысяч.

«Стоимость пребывания тоже достаточно сильно отличается, — констатирует Сиднев. — В организациях, которые не входят в реестр, стоимость пребывания довольно небольшая: порядка 35—45 тысяч рублей в месяц на человека в Москве и Подмосковье. В регионах эта сумма меньше — примерно 25—35 тысяч».

Компании, которые не включены в государственный реестр, по словам Сиднева, не являются нелегальными. Они не входят в госреестр, потому что не могут выполнить всех предъявляемых государством требований, так как у них недостаточно средств. 

«Им удаётся обходить регуляции, которые есть, потому что они официально не называются домами престарелых, — комментирует эксперт. —  Как правило, они называются гостиницами и предоставляют соцуслуги с проживанием, но не являются домами-интернатами классического типа. Часто они располагаются в частных жилых домах, поэтому существуют в серой зоне. Нет единого закона, который бы регулировал их работу. Явно закон они не нарушают, но права проживающих там людей нарушаются».

«Уважающие себя организации никогда не берут квартиру в оплату»

По мнению Алексея Сиднева, пенсии, которую получает пожилой человек, не хватит, чтобы содержать его в интернате.

«В среднем по стране пенсия 12 тысяч рублей, — объясняет эксперт. — Владельцы частных приютов могут забрать эти 12 тысяч, но их не хватит, чтобы оказывать качественные услуги. В больших городах бывает, что отбирают квартиру и из этих средств оплачивается пребывание в интернате. Однако если дом престарелых этим занимается, то никакого стимула, чтобы человек жил у них подольше, нет, поэтому уважающие себя организации никогда не берут квартиру в оплату».

Глава «Луча надежды» Надежда Толстикова поясняет, что минимальная пенсия у её подопечных — 8503 рубля. Постояльцы из пенсий оплачивают питание, гигиенические принадлежности, одежду, газ, воду и электричество, а также услуги обслуживающего персонала. Приют держится в основном за счёт натурального хозяйства.

«У нас свои коровы — это молоко, сметана, творог, мясо. Мы сажаем овощи, фрукты, закатываем на зиму варенье и компоты», — объясняет женщина. Также, по словам Толстиковой, сотрудники приюта оформляли опекунство над инвалидами и получали за это по 1380 рублей в месяц. 

По словам уполномоченного по правам человека в Пермском крае Павла Микова, увеличение числа частных интернатов связано с принятием поправок в закон «Об основах социального обслуживания граждан в РФ». С января 2015 года юрлица и индивидуальные предприниматели получили возможность заниматься оказанием социальных услуг.  

«Частные приюты, организованные физическими лицами, вообще выпадают из поля деятельности надзорных органов, поскольку ни органы государственного регионального контроля в лице Министерства социального развития Пермского края, ни органы прокуратуры не наделены полномочиями по проведению проверки соблюдения законности в отношении физических лиц», — комментирует Миков.

В Минсоцразвития Пермского края RT пояснили, что для решения проблем с частными приютами в Перми будет построен жилой корпус дома-интерната для престарелых и инвалидов на 150 мест, который станет стандартом для учреждений социального обслуживания.

«Эскизное решение и отраслевое техническое задание на строительство центра рассматриваются Минтрудом РФ в качестве типового проекта геронтологического центра для тиражирования на всей территории России», — заявили в ведомстве.

На строительство будет выделено 272 млн рублей, в том числе 127 млн рублей в 2019 году.

«Чтобы не выглядели как богадельни»

Ранее спикер Совета Федерации РФ Валентина Матвиенко раскритиковала министра труда и соцзащиты Максима Топилина. По её словам, необходимо реализовывать государственную программу так, чтобы люди почувствовали заботу государства, чтобы «все дома для престарелых были приведены в надлежащее состояние и не выглядели как богадельни». 

Как рассказали RT в пресс-службе Минтруда, очередь в интернаты для пожилых людей в течение года, с января 2017-го по январь 2018-го, сократилась в три раза — с 9 166 до 2 998 человек.

При этом в ведомстве отмечают, что средств, выделяемых регионами на строительство новых учреждений, не хватает. Поэтому привлекаются средства из резервного фонда президента РФ, а также средства федерального бюджета, распределяемые через Пенсионный Фонд.

Всего в 2015—2018 годах регионы получили около 5,5 млрд рублей. На эти средства отремонтировано 558 объектов социального обслуживания.

«Это позволило улучшить условия проживания и обслуживания более 105 тыс. пожилых граждан и инвалидов, а вместимость стационарных организаций социального  обслуживания увеличилась на 2830 койко-мест», — пояснили в Минтруде.

В 2018 году на реконструкцию интернатов для пожилых людей из бюджета выделено 1,9 млрд руб. На эти средства идёт строительство 19 объектов в 17 регионах России, а также проводится ремонт в 239 организациях социального обслуживания. По словам представителей пресс-службы ведомства. Это даст возможность дополнительно увеличить число койко-мест в домах-интернатах более чем на 2,2 тыс.

В 2014—2019 годах на совершенствование системы домов престарелых в бюджете предусмотрено в общей сложности 44,8 млрд рублей: 41,7 млрд рублей — из федерального бюджета и 3,1 млрд рублей — из консолидированных бюджетов субъектов.

«За счёт этих средств планируется ввести в эксплуатацию более 80 жилых зданий стационарных организаций социального обслуживания общей коечной мощностью более 12 тыс. мест, что позволит ликвидировать очереди и улучшить условия проживания», — сообщили в Минтруде. 

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Вступайте в нашу группу в VK, чтобы быть в курсе событий в России и мире
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить