Семён Пегов

Военкор, писатель, автор проекта WarGonzo
  • «Как бы горько сейчас ни было, нынешние, ноябрьские действия украинского, с позволения сказать, режима в отношении Киево-Печерской лавры и священников в Ровненской области не шокируют меня и не удивляют. Неонацисты воюют даже со святынями. Тем более серьёзен вызов, принятый нами, и тем важнее наша миссия. Зло, с которым мы столкнулись, абсолютнее и глубиннее, чем могло показаться многим вначале…»
  • «В какой-то момент, нарезая очередной ломоть хлеба с сыром на очередном привале, я понял природу этой сугубо военной мании обмениваться вещами. Это отнюдь не бытовые и примитивные радости солдата — это неистребимое наше общечеловеческое желание жить. Когда ты постоянно существуешь, то и дело заглядывая в глаза смерти, естественным образом хочешь продлить своё пребывание в этом мире. Как это сделать в крайне нетривиальных условиях? Например, жить через эти предметы и распространять память о себе по всем, пускай даже самым пыльным, закуткам нашей Родины».
  • «Я бы спросил ещё у официальной Варшавы: чем там на Украине занимаются их действующие военные? Кого обучают их инструкторы? И кого убивают их наёмники, количество которых, если верить данным разведки, исчисляется отнюдь не сотнями, а тысячами».
  • «Всё. В День разведчика (а это вдвойне символично!) мы увиделись с комбатом Колымой, и он сообщил мне, что наконец-то противник действительно отброшен от территории аэропорта и не может претендовать ни на один квадратный метр этой земли. Наши парни продвинулись за М-4. С чем мы их и нас всех поздравляем. И это уже однозначно история. Наша история. Да, мы понесли тяжёлые для наших сердец потери. Но о них мы расскажем позже».
  • «Я как раз выбрался после всяческих процедур и перевязок на ясную и свежую ноябрьскую улицу — элементарно подышать воздухом, как тут же над головой просвистело/прожужжало/прошуршало/пролетело и разорвалось где-то совсем недалеко. По ощущениям (а они за время СВО неплохо натренированы) — метров 400—500. И так раз, два, три… На четвёртый я уже стоял (на костылях, разумеется) перед выбором — бежать в укрытие или снимать дальше. Впрочем, долго сомневаться не пришлось — эти чёртовы палки как будто сами понесли меня по направлению к результатам обстрелов. Ничего не поделать. Инстинкт».
  • «Первое, что понимаешь, оказавшись здесь, — страдания как информативная категория перестают быть хоть сколько-нибудь интересными. Потому что в госпитале страдают все. Страдания тут повсеместны, как воздух. Каждый страдает по-своему, и мериться объёмами страдания не имеет ровным счётом никакой интриги: в больнице всегда найдётся тот, кто страдает больше».
  • Лента новостей
  • Картина дня

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить