Марина Юденич

Писатель, журналист
  • «Можно ли считать Победой ту случайную историческую данность, в рамках которой один тиран победил другого? Притом неизвестно, было ли это меньшим злом. Дескать, Гитлер был, конечно, тиран, но тиран цивилизованный. Напоминать сторонникам этой гипотезы, что 22 июня 1941 года цивилизованный тиран напал на мою страну, бессмысленно. Они ответят, что, если бы он этого не сделал, Сталин обязательно напал бы на цивилизованный мир. Говорить о нормах международного права, которые — вот буквально кровью в граните — отлил Нюрнбергский процесс, тоже бессмысленно».
  • «Я глубоко убеждена, что в современных реалиях (а тут всё: и качество следствия, и состояние тюрем, СИЗО, ИВС и прочих мест лишения свободы, и уровень тюремной медицины) люди, не совершившие преступлений против государства и личности, не должны отправляться за решётку. Да, те самые «хозяйственные». Да, надо обязательно учитывать, может ли скрыться или оказать давление на следствие, свидетелей, потерпевших. Но если ответы на эти вопросы отрицательные, сидеть не должен».
  • «Скабееву, Симоньян и Соловьёва травить будут всегда. И совершенно всё равно за что. Беременность Риты. Кто бы мог подумать, что и она может стать поводом. Но ведь стала. Я думаю, что если Соловьёв завтра объявит, что отдаёт свой дом под сиротский приют, то градус травли зашкалит и вынесет его на первое место рейтинга. Потому что, повторюсь, совсем не важно, что они делают. Важно одно: на нашей стороне баррикад они бьются на передовой. И бьются вполне успешно».
  • «Я знаю совершенно точно: терроризм всегда рождается из экстремизма и, стало быть, любой экстремизм (читай: крайность и во взглядах, и в действиях) опасен и чреват катастрофой. И тут неважно, согласен ли ты по сути с тем, кто впал в эту крайность, близки ли тебе лично его идеи. Метод немедленно должен развести вас по разные стороны баррикад. Потому как однажды согласившись с тем, что можно сжечь кинотеатр, потому что в нём показывают оскорбивший тебя фильм, ты соглашаешься быть сожжённым (расстрелянным, взорванным) в каком-то другом кинотеатре (самолёте, автобусе, кафе), потому что кто-то другой оскорбился чем-то иным».
  • «Одни люди охотятся на других людей. Нет, слава богу, до отстрела дело не дошло, это скорее фото-, а вернее, видеоохота. Правил у неё нет, а суть заключается в том, что один человек — вооружённый телефоном — тайно или явно записывает то, что говорит другой человек, и потом выкладывает в сеть. В этой охоте, как и в охоте настоящей, есть охотники честные, которые выкладывают всё сказанное как есть. И уж каждый зритель (читатель, пользователь) сам решает, глупость сморозила жертва или дураком выставил себя охотник. А есть охотники не очень честные. Или очень нечестные. Они записанное монтируют (вырезают отдельные фразы, что-то добавляют, меняют слова местами) так, что смысл сказанного порой становится страшно далёким от того, что говорила жертва».
  • «Убийство оппозиционного журналиста в посольстве (по слухам, вроде бы после пыток и отсечения пальцев) отличается от привычной практики разве что тем, что совершено было на территории другого государства. Если бы хватило терпения (кстати, непонятно, почему не хватило — может, и вправду убили случайно, потому что оказал сопротивление) довезти до родных пенатов, никакого мирового скандала не случилось бы».
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить