Просвещённый эгоизм белых джентльменов

Короткая ссылка
Захар Прилепин
Захар Прилепин
Писатель

Как это было в прошлый раз, расскажу.

Впервые мне довелось побывать за границей в 2005 году — я приехал в Париж на презентацию французского перевода моего романа о чеченских событиях.

Когда я туда собирался, мой русский издатель по фамилии Иванов сказал: «Знаешь, какое самое любимое блюдо во Франции? Плохие новости из России!»

Также по теме
Колонна военной техники ВС РФ в Крыму «Та самая красная черта»: почему России пришлось начать спецоперацию на Украине
Владимир Путин подчеркнул, что российская военная спецоперация на Украине стала вынужденным шагом, поскольку Москве не оставили шансов...

На месте я понял, что он не слишком шутил.

В книжных магазинах были выставлены на самые видные места фотоальбомы о зверствах российской армии, рядом с ними стояли такие же страшные тома про ГУЛАГ, наблюдалось какое-то аномальное количество книг о Политковской — эта правозащитница имела тогда во Франции воистину культовый статус; надо ли пояснять, что все французы были уверены, что её убили по приказу Кремля.

Я несколько раз выступал то один, то в компании других русских писателей.

Писатели наши делились на две категории: одни везли те самые «плохие новости из России», рассказывая доверчивым парижанам про неизжитые имперские комплексы и мерзость русского бытия, другие — куда меньшее число — нехотя отбивались от атак.

Киоски французских газет пестрили путинскими фотографиями — в основном милитаристского свойства: создавалось ощущение, что антитеррористическая операция проводится не в Дагестане и Чечне, а где-то на юге Франции.

Каждое интервью было похоже на заседание суда. Каждый журналист был немного прокурор. Обязательно интересовались: «Вы убивали людей?» До сих пор не пойму, зачем им была нужна эта странная информация.

Французы отчаянно любили чеченцев. Города Франции с распростёртыми объятиями принимали целые поезда беженцев. По телевизору шли бесконечные сюжеты с душераздирающими историями про них.

Я много раз бывал во Франции. Во Франции переводили все мои книги, и я приезжал туда несколько раз в год.

И году в 2007-м, в десятый, должно быть, приезд, давая сотое, может быть, интервью, я вдруг поймал себя на мысли: они ничего не спросили о Чечне и чеченцах.

Тема схлынула.

В 2008 году был острый всплеск в связи с грузинскими событиями, я приехал на книжную ярмарку как раз 08.08 — и был озадачен тем, что все французские газеты написали, что это Россия атаковала первой.

«Зачем вы напали?» — спрашивали меня журналисты дрожащими голосами.

Хотелось дать им успокоительного.

Путин снова был на всех обложках — с усиками, на танке, верхом на ракете и как угодно. С ним соперничал очень красивый Саакашвили. Французам, конечно, нравился Саакашвили.

Но эта волна сошла ещё быстрее.

В 2013 году, приехав в Париж, я не увидел на очередной ярмарке ни одной книги о Политковской, ни одного фотоальбома о Чечне, ни одной обложки с Саакашвили.

Французы отвлеклись на иное.

То же самое, с отдельными поправками на местный менталитет, наблюдалось в Англии, Германии, Испании, Италии и тем более в США. Американцам вообще пофиг на всё.

Да, иностранцы не переставали говорить о Путине, они так любят говорить о Путине, эта тема заводит их, но все эти грузины, осетины, абхазы, чеченцы, дагестанцы — путались в их головах и осыпались как листва.

Также по теме
«В первых рядах противников России»: зачем британские власти разработали план действий по Украине
Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон представил план действий по Украине и призвал международное сообщество присоединиться к...

Как только картинка покидает новости, сознание европейца и тем более американца или австралийца отказывается хранить эту информацию. Тем более появляются другие картинки: так, вопрос о ковиде напрочь снёс крымский вопрос. Если б Киев не кричал об этом на весь мир, никто бы о Крыме уже не говорил.

Очередной свиной грипп, или ещё какая-нибудь медицинская мировая канитель, или новая военная авантюра американцев, или очередная трещина посреди Евросоюза переключат однажды внимание мира с украинского вопроса, как переключали уже многократно.

За смешные 20 лет фразу «России этого не простят» я слышал дюжину раз и столько же — про «военного преступника Путина», которого больше не пустят в приличное общество демократических лидеров.

Эти уверения живут столько же, сколько живут газеты. Лежат эти подшивки в библиотеках, и, чтоб разобраться, за что Россию не прощали в прошлый раз, надо сдуть пыль.

Мы смотрим сейчас и удивляемся цинизму и двуличию коллективного Запада.

Не стоит удивляться.

Они не только по отношению к нам циничны.

Они вообще циничны, по своей природе. В них течёт гордая кровь колонизаторов.

Столь же цинично и бесстрастно они закроют для себя украинский вопрос.

Чуть позже.

Запад — тотальный эгоист.

Возрадуемся этому обстоятельству.

Оно сослужит нам великую пользу.

…последний раз я был в Лондоне году, кажется, в 2015-м. Выступал перед английской аудиторией.

На встречу пришла профессиональная беженка из Чечни.

Прервав меня, она произнесла давно отработанный монолог о России, которую презирает всё просвещённое человечество.

Англичане сохраняли бесстрастный вид все эти три минуты и, едва она замолчала, вернулись к прежнему разговору, словно это была шумовая помеха, но сейчас уже всё в порядке и связь восстановлена.

Так бывает, когда в помещение влетает птица.

Здравствуй, птица. До свидания, птица. «Не знаете, что это была за птица?» — «Нет, не знаю». — «Интересное оперение». — «Да? Не рассмотрел».

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Добавьте RT в список ваших источников
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить