Рентабельность политэмиграции

Короткая ссылка
Максим Соколов
Максим Соколов
Родился в 1959 году. Известный российский публицист, писатель и телеведущий, автор книг «Поэтические воззрения россиян на историю», «Чуден Рейн при тихой погоде», «Удовольствие быть сиротой».

Еврокомиссия планирует выделить в следующем году €5,9 млн «на поддержку организаций гражданского общества» и «активистов, защищающих демократию в России». Грантополучатели должны будут заняться «укреплением свободы российских СМИ» и взаимодействовать с более широкой, чем ныне, аудиторией, «в особенности с молодёжью».

Также по теме
ЕС намерен выделить почти €6 млн на «развитие демократии» в России
Евросоюз планирует поддержать организации гражданского общества, а также активистов, «защищающих демократию» в России. В частности, ЕС...

Конечно, взнос ЕС на продвижение демократии является лептой вдовицы: за океаном истратили на поддержку украинских организаций гражданского общества где-то на три порядка больше. Но — всякое даяние есть благо (вариант: с паршивой овцы хоть шерсти клок).

Во всяком случае поддержка внутренней оппозиции режиму, который почему-либо не нравится дающим деньги, — традиция крайне давняя. Ещё в марте 1801 года в рамках продвижения демократии в России императора Павла I постиг апоплексический удар, причём в организации удара принимал самое деятельное участие британский посол в Санкт-Петербурге лорд Уитворт. К этому можно по-разному относиться, но организационная деятельность лорда имела прямой смысл и выгоду для Сент-Джеймсского двора. Павел Петрович подружился с Бонапартом, размышлял о совместном с ним походе в Индию и предъявлял претензии на остров Мальту. После апоплексического удара все эти начинания развеялись как дым, а демократия, напротив, продвинулась.

За два века с лишним в целеполагании продвигателей мало что изменилось, да и в практике тоже не очень много. «Поражу пастыря, и рассеются овцы» — это придумали не в Госдепе, а гораздо раньше.

Менее ясна прагматика продвигателей демократии в случае с политэмиграцией. Какой прок от них рассчитывают получить благодетели? При том что деньги предполагается тратить не только на деятельность внутри России (тут вопросов нет), но и на мероприятия за её пределами. Как сообщается в проекте Еврокомиссии, «деятельность должна осуществляться на территории РФ и в соответствии с международным правом. Тем не менее отдельные мероприятия в случае должного, подробного обоснования могут проводиться в других странах, если это будет напрямую связано с возникающими в РФ событиями, а также отвечать интересам её населения». Так, в других государствах могут проводиться различные семинары и конференции, направленные на укрепление гражданского общества и демократии в России.

«Мероприятия могут происходить за рубежом и в случае, если такая деятельность на территории РФ создаёт угрозу для безопасности грантополучателей». А поскольку практически все политэмигранты убеждены, что по прибытии в Россию их сразу арестуют (и усиленно убеждают в том грантодателей: «Я беглый профессор, вырвавшийся из лап Чека»), то прокорм различных зарубежных мероприятий обеспечен.

Если же говорить о пользе для заказчиков от этих мероприятий и об их участниках (смотри, например, состав виленских форумов «Свободной России»), то внутри страны либо о них вообще ничего не знают, либо используют их в качестве современного варианта старинного советского форума журнала «Крокодил» «Нарочно не придумаешь». Вменяемость никак не является сильной стороной нынешних политизгнанников. Вряд ли их благодетели рассчитывают именно на такой эффект, но другого не наблюдается.

Возможно, конечно, расчёт не на сегодня, а на будущее. Когда настанет час освобождения нашей родины (так, как его понимают изгнанники и их младопитатели), то настанет и час для делегатов разных зарубежных форумов.

Условно говоря, «Бабченко (Каспаров, Илларионов etc.) приде, порядок наведе». Эта мстительная мечта — «Будет и на нашей улице праздник» — явно вдохновляет Бабченко con tutti i frutti. Но что думают об этом более вменяемые (по предположению) зарубежные заказчики?

Если обозреть историю, выяснится, что возвращение с занятием важных постов (или хотя бы с возможностью влиять на жизнь в стране после смены режима) — вещь довольно редкая.

Также по теме
Нероссийское вмешательство: хакеры обнародовали британские инструкции по противодействию Москве
Хакерская группа Anonymous выложила в открытый доступ внутренние документы программы Integrity Initiative, которую правительство...

В максимальной мере эта мечта эмигрантов реализовалась в 1815 году, когда во Франции к власти вернулись Бурбоны и с ними — ультрароялисты. Образ эмигрантов, привезённых во Францию в фургонах (оккупационного обоза) вошёл во французский язык. Первым министром Людовика XVIII стал эмигрант герцог Ришелье (одесский дюк), на юге Франции вернувшиеся развязали в 1815—1816 годах белый террор — всё, как мечтается на виленских форумах. Правда, король не пошёл на тотальную люстрацию, но в принципе размах реакции соответствовал задачам и целям тогдашнего европейского сообщества.

Но этот пример — единственный хоть и не вполне, но более-менее удачный.

Реэмиграция в марте—апреле 1917 года вроде бы тоже была удачной. Ленин, Троцкий, Зиновьев etc. в октябре стали править Россией, но проблема в том, что они думали о мировой революции, а отнюдь не об интересах держав, пособивших им вернуться. Вряд ли сегодня Госдеп желает, чтобы в Россию триумфально въехал Владимир Ильич номер два.

И чуть-чуть этот сценарий сработал в Прибалтике. Литовский президент Адамкус, латвийская Вике-Фрейберга, эстонский Ильвес — все они были из эмигрантов (или из их семей) времён Второй мировой войны. Правда, должность президента в этих странах — чисто церемониальная. Да и к тому же выяснилось, что послуживший в вермахте президент Адамкус — это хорошо, но поработавшая на КГБ президент Грибаускайте — ещё лучше и по злостности Адамкуса явно превосходит.

Все же прочие примеры — мимо, мимо и мимо. В случае смены режима изгнанники, раскатавшие губы на высокие должности, получают ответ: «Вас здесь, гражданочка, не стояло».

С одной стороны, надо вознаграждать борцов, продвинувших демократию во внутренней схватке. 

С другой стороны, деловые качества нынешней эмиграции ниже всякого уровня. Дюку Ришелье в Одессе воздвигли памятник. Ленин и Троцкий были кто угодно, но уж никак не политические ничтожества. Тогда как виленские герои «Свободной России» если кого и напоминают, то, скорее, иракскую, ливийскую и сирийскую эмиграцию. Тоже раздували щёки, уверяя американцев, что они уверенно держат руку на пульсе и у них всё схвачено, а выяснилось, что они совсем никто и звать их никак.

Немцы, кстати, возможно, тоже не использовали пронацистскую белую эмиграцию в сколь-нибудь серьёзных делах на оккупированных территориях не только из расовой спеси, но и из трезвой оценки кандидатов в русские квислинги.

Так что гранты США и ЕС, выдаваемые современной эмиграции, являются формой чистой благотворительности. Проку никакого — ни в сём веке, ни в будущем, но кто-то же должен призревать политических инвалидов.

Ну а если наши партнёры готовы тратить деньги на пустое — так деньги-то не наши, пускай и дальше тратят.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Добавьте RT в список ваших источников
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить