Просто Хельсинки

Короткая ссылка
Брайан Макдональд
Брайан Макдональд
ирландский журналист

Говоря о саммите в Хельсинки, американские политические обозреватели используют такие выражения, как «мюнхенский сговор», «Пёрл-Харбор» или «измена». На самом же деле это была довольно-таки безобидная встреча, которая мало что изменила. 

Также по теме
«Истерика американской элиты»: как в мире отреагировали на встречу Путина и Трампа
Западные политики и пресса обрушились с критикой на президента США Дональда Трампа после его переговоров с Владимиром Путиным в...

Наиболее яркой иллюстрацией истерии, поднявшейся в связи с саммитом в Хельсинки, пожалуй, стало заявление, которое сделал в Twitter Гарри Каспаров (в прошлом советский шахматный гроссмейстер, а ныне — антироссийский кликуша и желанный гость американских телеканалов): «Готов назвать это самым тёмным часом за всю историю президентской власти в США». 

Только представьте, с какими чувствами должны читать эту сентенцию жители Ирака, Вьетнама или Хиросимы. Особенно если учесть, что столь громкого эпитета удостоилось событие, на самом деле мало чем примечательное. Ведь всё значение встречи двух президентов свелось к демонстрации того, что Трамп плохо разбирается в дипломатии на высшем уровне и не обладает достаточным влиянием, чтобы реализовать свои внешнеполитические планы, если они у него вообще есть. 

Трамп умудрился вызвать ярость американского истеблишмента ещё утром накануне саммита, написав в Twitter, что ответственность за плачевное состояние российско-американских отношений лежит на США.

Замечание, возможно, справедливое, но с точки зрения внутриамериканской политики это был неосторожный шаг. Как и следовало ожидать, вашингтонское болото тут же яростно набросилось на президента.  

Фантом шестидесятых

Американские историки уже много лет считают встречу Никиты Хрущёва и Джона Кеннеди в 1961 году провальной и позорной для США. В тот раз жёсткий и бесцеремонный советский генсек без труда продемонстрировал своё превосходство над американским президентом. Памятуя об этом, многие из современных комментаторов сравнивают поведение Трампа в Хельсинки с конфузом Кеннеди.  

Однако сходство здесь надуманное. Встреча Хрущёва и Кеннеди вылилась в Карибский кризис, а на саммит в Хельсинки лидеры двух страны приехали как раз для того, чтобы попытаться разрядить напряжённость в отношениях. Причём каждым из них скорее двигало желание впечатлить собственный электорат, нежели создать предпосылки для третьей мировой войны.

Будем реалистами: нынешнее противостояние между Россией и США будет продолжаться ещё не одно десятилетие и переживёт политические карьеры как Трампа, так и Путина, если только американский истеблишмент не пойдёт на резкую смену своего внешнеполитического курса (что маловероятно). Дело в том, что причина антагонизма в данном случае проста.

В 1991 году россиянам казалось, что теперь они станут равноправными участниками возглавляемого Америкой миропорядка, в то время как американцы смотрели на Россию как на поверженную империю. От неё, как от Германии в 1945 году, ждали покорности и смирения, только без плана Маршалла.

Стратегия Вашингтона себя не оправдала: после экономического коллапса девяностых россияне уже не стремились строить либерализм, а потом к власти пришло компетентное правительство, которому повезло с ценами на нефть. Оно умудрилось восстановить российскую экономику и тем самым избежать окончательного краха.

В 2007 году в своей знаменитой Мюнхенской речи Путин однозначно дал понять Западу, что Москва считает дальнейшее расширение НАТО на восток неприемлемым. В США к этому предупреждению не прислушались, и сегодня мы имеем то, что имеем. Вот так в двух словах объясняется нынешнее противостояние двух держав. Дело в том, что, в отличие от остальной Европы, Россия предпочитает самостоятельно определять свои национальные интересы, не следуя указаниям из Вашингтона. Это положение вряд ли переменится, если только Россию не постигнет очередной экономический коллапс или распад всего государства.

На подобное развитие событий США рассчитывают вот уже лет десять. Но пока что этот расчёт так и не оправдался.

Рискованное сближение

Трамп всё это понимает, но изменить внешнеполитический курс своей страны он не в силах. Соответственно, лучшее, что может сделать Москва, — это наладить отношения лично с ним и надеяться, что это поможет избежать обострения ситуации в ближайшем будущем. Параллельно в Кремле, в свою очередь, уповают на то, что стремление США к однополярной гегемонии потерпит крах вследствие либо внутренних проблем, либо усиления Китая, либо размежевания внутри НАТО — а может быть, в результате совпадения всех трёх факторов.

Учитывая непрочное положение США, некоторые хорошо осведомлённые источники в Москве полагают, что истинная цель Трампа заключается в налаживании альянса с Кремлём против Пекина. Однако те же самые источники считают, что это невозможно, пока у руля в России находится Путин.

Но вернёмся к саммиту в Хельсинки. Западные СМИ склонны представлять его чем-то вроде поединка между Тайсоном и Холифилдом или Макгрегором и Мейвезером. Однако разница в том, что вышеупомянутым бойцам не приходится учитывать сопротивление со стороны собственного политического и силового лобби.

Путин признал, что в 2016 году он желал победы Трампу, «потому что тот выступал за нормализацию отношений». Однако российский лидер категорически отрицал вмешательство России в американский избирательный процесс. Трамп, понимая, что демонстративный скепсис по поводу этих заверений подорвёт его собственную легитимность как законно избранного президента, предпочёл принять аргументы российского коллеги.  

Также по теме
Владимир Путин и Дональд Трамп © Kevin Lamarque «Конкретики было много»: о чём говорили Владимир Путин и Дональд Трамп на саммите в Хельсинки
В столице Финляндии прошла встреча президентов России и США. Владимир Путин и Дональд Трамп впервые побеседовали тет-а-тет, обсудив...

Несмотря на то что Трамп прибыл на саммит в Хельсинки прямиком из Великобритании, он воздержался от публичного упоминания о событиях в Солсбери. Если это о чём-то и говорит, так только о том, насколько ограничено дипломатическое влияние Лондона в эпоху брексита.

А воз и ныне там

Однако вернёмся к истерии в СМИ. Многие американские обозреватели и издания изображают всё так, будто Трамп в Хельсинки прогнулся под Москву, но это полная чепуха.

На самом деле в результате этой встречи мало что изменилось. Трамп не признал аннексию Крыма, не пообещал дистанцироваться от НАТО или вывести войска из Сирии. Он также не объявил о ликвидации американских военных баз в Германии или о поддержке проекта «Северный поток — 2». Напротив, за неделю до саммита он намекал, что США намерены конкурировать с российским газопроводом, поставляя в Европу собственный сжиженный природный газ.

Любому здравомыслящему человеку понятно, что в данный момент Путин и Трамп мало что могут сделать друг для друга. Москва не откажется поддерживать Иран и не выдаст американцам Эдварда Сноудена. Трамп, в свою очередь, не собирается бросать Украину или сворачивать системы ПРО в Восточной Европе. Поэтому лучшее, что можно сделать в нынешней ситуации, — это попытаться наладить личный контакт между лидерами двух стран и препятствовать дальнейшему росту напряжённости.

Если в российско-американских отношениях когда-либо настанет улучшение, это станет результатом кропотливой дипломатической работы, которая будет проходить без помпы, кулуарно, за закрытыми дверями. Что же до пышных мероприятий вроде саммита в Хельсинки, то в эпоху соцсетей они являются скорее элементом шоу-бизнеса, нежели реальным средством решения внешнеполитических задач.

 

 

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить