Запас демократии

Короткая ссылка
Игорь Молотов
Игорь Молотов
Писатель, публицист

Доверие к американским СМИ упало дальше некуда во время избирательной кампании Трампа. Столько фейков, откровенных подтасовок ранее не позволяли себе даже самые политизированные издания. Дело в следующем: чтобы пропаганда работала, необходимо поддерживать баланс между политзаказом и классической журналистикой. Дошло до того, что, наверное, впервые в истории американский президент назвал национальные СМИ фабрикой фейков. Ну, а если это говорит президент, то мы можем только развести руками. Последним до настоящего момента бастионом свободы слова оставались соцсети.

Также по теме
Рамзан Кадыров «Свобода слова — пустой звук»: в Чечне отреагировали на блокировку аккаунтов Кадырова в Instagram и Facebook
Страницы главы Чечни Рамзана Кадырова в социальных сетях Instagram и Facebook стали недоступны. Чеченские власти заявили, что проблема...

И это при всей своей скомпрометированности «цветными революциями». Кто-то мог верить в фейковые посты, кто-то нет, но соблюдался баланс. В отличие от СМИ, пользователь мог подписаться на альтернативную точку зрения и черпать информацию о ситуации из заслуживающих доверия источников. Этот вполне демократический подход (в ленинском понимании) предоставлял огромный лимит доверия социальным сетям. Немалую часть русского сегмента составляли граждане из соседних стран, которые сбегали туда от психоделических местных СМИ. И вот тут демократия закончилась. 

На прошлой неделе против Рамзана Кадырова ввели санкции, на что он остроумно заметил, что приказа ехать в Америку ему главнокомандующий пока не давал. Сами по себе санкции против Кадырова меня не удивили: Рамзан Ахматович последовательно отстаивал пропрезидентскую позицию. Удивило другое: на следующий день после официального объявления о расширении санкций личные аккаунты чеченского лидера исчезли из популярных соцсетей. Без объяснений, предупреждений или любого другого, пусть и чисто декоративного, аргумента. 

То есть странички были удалены по решению руководства компаний Facebook и Instagram. Вообще, российские пользователи не в первый раз встречаются с жёсткой политической цензурой в американских социальных сетях: после начала гражданской войны на Украине Facebook принялся блокировать все странички, транслирующие альтернативную украинской точку зрения. 

В бане большую часть времени находится страничка писателя Захара Прилепина. С завидной периодичность туда же попадают военные журналисты Дмитрий Стешин и Андрей Бабицкий.  

При этом страницы бывших командиров тербатов Дмитро Яроша и Семёна Семенченко функционируют без сбоев. Не подпадают под цензуру страницы депутатов Рады с вполне себе неонацистскими постами. Наконец, ни разу не банят страницы русофобов, которые что ни день вываливают километры постов с призывами затоптать «русское быдло». У них всё хорошо. Хорошо дела идут и у исламских радикалов, которые постят из Индонезии картинки с флагами «Исламского государства»*.

Мне, надо сказать, разнообразие нравится: пусть Семенченко постит фотки с «ветеранами АТО», а Джон из Алабамы — «ветеранов Конфедератов». В конце концов, одно из великих завоеваний интернета — это свобода слова. К сожалению, так получилось, что она действует всюду, кроме России, — для неё у Facebook есть цензура. Такой подход обусловлен партнёрской политикой заокеанских друзей. Если недоволен Белый дом, Facebook мотает на ус и действует в лучших традициях тоталитарного государства. Партия сказала: «Надо!» — Цукерберг ответил: «Есть!»

Репрессии по политическим убеждениям в отношении отдельной группы пользователей, безусловно, находятся вне правил и пользовательских соглашений. С другой стороны, это ведь такой очень американский подход. Вы помните скандальный ролик, где Морган Фримен с серьёзным лицом рассказывает о двухстах годах равенства и демократии в США. 

Хотя сам он в детстве вряд ли обедал в одном помещении с белыми: до конца 1960-х с чёрными разговаривали чаще всего посредством полицейских дубинок, водомётов и слезоточивого газа. А так — да, равенство и братство. 

В социальных сетях происходит практически то же самое. Равенство для равных и неравенство для неравных. Следуя этой логике, мы просто должны быть благодарны за то, что нас пустили посидеть в одной песочнице с цивилизованными пользователями. А мы мало того что не выражаем бурного восторга, так ещё и приспособили соцсети для своих злободневных обсуждений. Кстати, в Deutsche Welle русский сегмент Facebook назвали филиалом ада в интернете. Утром листал френдленту: Прилепин рассказывает о романе Леонова, другой писатель — Шаргунов — о том, как удалось спасти исторический памятник. Да, жарковато в аду.

Такая необоснованная политика в отношении русского пользователя пока вызывает тихое раздражение, но ведь есть точка кипения. Сначала уйдут лидеры мнений, а вслед за ними, отплёвываясь, поспешат подписчики. Благо есть куда уходить. Но главный вопрос: надо ли спешить? Я убеждён, что не надо. Сегодня, по большому счёту, только Россия в цифровом и медиапространстве представляет альтернативную точку зрения, к которой прислушиваются и на которую держат равнение. Несмотря на соблазн, было бы слишком просто укрыться в герметичном скиту и развлекать самих себя. Без нас им будет противно жить.

* «Исламское государство» (ИГ) — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 29.12.2014.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить