США готовы дестабилизировать ситуацию в Венесуэле ради сланцевой нефти ‒ эксперты

После смерти Чавеса одной из главных тем, обсуждаемых аналитиками, стала судьба нефтяной промышленности Венесуэлы и дальнейшая политика этого ведущего латиноамериканского экспортера энергоносителей.
США готовы дестабилизировать ситуацию в Венесуэле ради сланцевой нефти ‒ эксперты

Глава Института национальной энергетики Сергей Правосудов в интервью агентству ИТАР-ТАСС напомнил, что основная доля нефтяного экспорта Венесуэлы, почти 70%, попадает на американский рынок.

«В десятилетней перспективе США собираются полностью отказаться от импорта нефти, поэтому нестабильность в Венесуэле позволит Вашингтону практически безболезненно уйти от строптивого поставщика и создать фактически рыночные, а не административные условия для развития собственной сланцевой нефтедобычи», - полагает аналитик.

К данной минуте торговцы нефтью на биржах оправились после новости о смерти Уго Чавеса. В первые часы трейдеры демонстрировали легкую истерику, спешно отыгрывая провал последних двух недель в стоимости барреля нефти марки Brent. Цена со $110 подскочила до $112 и продолжала уверенно подниматься. Многие наблюдатели стали наперебой прогнозировать дальнейший рост, но, когда в Москве уже начиналось утро, волна пошла на спад.

Рынки столь пристально следят за судьбой венесуэльской нефти, потому что это латиноамериканское государство на сегодня обладает самыми богатами запасами энергоносителей (297,6 млрд баррелей), опережая Саудовскую Аравию (265,4 млрд).

По объему экспорта Каракас удерживает 11 место в списке мировых поставщиков нефти. Сторонники Чавеса не сомневаются, что без национализации в нефтяной промышленности, проведенной политиком еще в конце 1990-х с приходом к власти, такого Венесуэла не смогла бы добиться. Законодательно было закреплено владение государством не менее 51% собственности в сфере разведки и добычи нефти, а также увеличена плата за пользование недрами.

Снижение цен на нефть марки Brent сегодня продолжилась на фоне умиротворяющего рынки заявления Рафаэля Рамиреса, министра нефтяной и горной промышленности Венесуэлы и по совместительству главы национальной компании Petróleos de Venezuela Sociedad Anonima (PDVSA). Как человек из команды Чавеса, он пообещал, что страна продолжит в нефтяной отрасли курс скончавшегося лидера.

«Одна из самых важных заслуг нашей боливарианской политики заключается в достижении полного суверенитета в сфере нефтяной промышленности, а также достижения единства в Организации стран-экспортеров нефти. Чавес находился в авангарде достижения суверенитета над нефтяными ресурсами страны. Нефть несет фундаментальный характер для Венесуэлы, для геостратегии мировой экономики, потому как наш народ обладает огромными ресурсами», - заявил Рамирес.

Продолжение политики Чавеса означает, что следующий президент должен будет оставить в силе итоги национализации месторождений углеводородов в стране и поддержать новые масштабные проекты по разведке и добыче, в том числе в районе реки Ориноко, где разработка чрезвычайна выгодна ‒ залежи находятся почти у самой поверхности, всего в нескольких метрах под землей.

Мировые нефтегазовые гиганты уже пытаются присоединится к проектам по освоению венесуэльских недр. При этом вряд ли игроки рынка забыли, как их лишили многомиллиардных доходов после национализации. Венесуэла выплатила Exxon лишь $255 млн вместо почти $1 млрд, которых добивалась компания через арбитражный суд международной торговой палаты.

Нефтяная промышленность Венесуэлы, несмотря на огромные запасы еще не добытого сырья, переживает системный кризис, уверены специалисты. Одной из серьезных проблем стал спад объемов добычи. Американская деловая пресса объясняет этот процесс низким качеством менеджмента и политизированностью сектора. Больше всего критики раздается в сторону национальной монополии ‒ компании PDVSA.

Как пишут американские издания, корпорация слишком много денег тратит на социальные программы. По итогам за 2011 год, PDVSA выплатила в казну $17,7 млрд в виде налогов, роялти и дивидендов, а на поддержку боливарианской революции, как называл свою политику Уго Чавес, а также внебюджетные фонды ‒ $30 млрд. Всего газета Financial Times насчитала более $1 трлн, переданных фактически на усмотрение Чавеса и были якобы потрачены на выплаты по многомиллиардные кредиты, взятые у Китая, и покупку вооружений у России. Кроме того, розничные цены на бензин в Венесуэле искусственно сдерживаются государством и остаются самыми низкими в мире: около $0,03 за литр.

Из-за этого, продолжают американские наблюдатели, у монополии не остается ресурсов для собственного развития, которое требует очень больших вложений. За последнее десятилетие объем добычи нефти сократился с 3,1 млн до 2,7 млн баррелей в день. Только исключительно высокие цены на сырье позволили безболезненно пережить спад. Скачок же произошел грандиозный: когда Чавес только пришел к власти, баррель стоил около $10, а теперь цена держится не ниже $110.

В отношениях между Россией и Венесуэлой нефтегазовый вопрос впервые стал всерьез обсуждаться в середине 2000-х годов. Спустя почти 5 лет в апреле 2010 года страны создали совместное предриятие PetroMiranda на базе венесуэльской монополии PDVSA и российского «Национального нефтяного консорциума», куда входили пять крупнейших нефтяных компаний России: «Роснефть», «Газпром нефть», «ЛУКойл», ТНК-ВР и «Сургутнефтегаз». Доли распределились в пользу венесуэльской стороны: PDVSA стала обладательницей 60% совместного предприятия, а консорциум – 40%.

Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
Лента новостей