Максиму Кузьмину давали лекарства от гиперактивности

Адвокат семьи Шатто, взявшей на воспитание российского сироту Максима Кузьмина, признал: супруги все-таки давали ребенку лекарства. Однако юрист настаивает, что это вовсе не психотропные препараты от шизофрении, как ранее утверждал российский детский омбудсмен Павел Астахов.
Максиму Кузьмину давали лекарства от гиперактивности
  • Facebook

Защитник супругов Шатто Майкл Браун подтвердил, что Максим Кузьмин действительно принимал лекарства с разрешения медиков. Однако назначенный ребенку препарат вовсе не рисперидон, как ранее говорили российские чиновники. Напомню, уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов настаивал, что Лаура Шатто давала приемному сыну мощное антипсихотическое и антигаллюцинаторное средство для лечения острых маниакальных приступов у людей, страдающих психическими расстройствами.

По словам Брауна, в Америке сирота из псковского детского дома принимал препарат от синдрома дефицита внимания и гиперактивности. Лекарства от СДВГ не могли вызвать смерть ребенка, цитируют адвоката информагентства.

Американская сторона считает, что ситуация вокруг гибели Максима в американской семье прояснится только после оглашения результатов вскрытия. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков также призвал «умерить эмоции» и дождаться мнения судмедэкспертов.

Ранее приемная мать Лаура Шатто рассказала изданию Odessa American, что незадолго до трагедии она оставила двоих сыновей на игровой площадке. Сама женщина ушла в дом. Когда она вернулась, 3-летний мальчик уже лежал на земле, утверждает американка. Мальчик скончался 21 января вскоре после того, как его доставили в больницу.

В семье американцев остается брат погибшего российского «отказника» — Кирилл Кузьмин, которого супруги Шатто назвали Кристофер.

Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Россия
Загрузка...
Спорт
Документальный канал