Максиму Кузьмину давали лекарства от гиперактивности

Адвокат семьи Шатто, взявшей на воспитание российского сироту Максима Кузьмина, признал: супруги все-таки давали ребенку лекарства. Однако юрист настаивает, что это вовсе не психотропные препараты от шизофрении, как ранее утверждал российский детский омбудсмен Павел Астахов.
Максиму Кузьмину давали лекарства от гиперактивности

Защитник супругов Шатто Майкл Браун подтвердил, что Максим Кузьмин действительно принимал лекарства с разрешения медиков. Однако назначенный ребенку препарат вовсе не рисперидон, как ранее говорили российские чиновники. Напомню, уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов настаивал, что Лаура Шатто давала приемному сыну мощное антипсихотическое и антигаллюцинаторное средство для лечения острых маниакальных приступов у людей, страдающих психическими расстройствами.

По словам Брауна, в Америке сирота из псковского детского дома принимал препарат от синдрома дефицита внимания и гиперактивности. Лекарства от СДВГ не могли вызвать смерть ребенка, цитируют адвоката информагентства.

Американская сторона считает, что ситуация вокруг гибели Максима в американской семье прояснится только после оглашения результатов вскрытия. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков также призвал «умерить эмоции» и дождаться мнения судмедэкспертов.

Ранее приемная мать Лаура Шатто рассказала изданию Odessa American, что незадолго до трагедии она оставила двоих сыновей на игровой площадке. Сама женщина ушла в дом. Когда она вернулась, 3-летний мальчик уже лежал на земле, утверждает американка. Мальчик скончался 21 января вскоре после того, как его доставили в больницу.

В семье американцев остается брат погибшего российского «отказника» — Кирилл Кузьмин, которого супруги Шатто назвали Кристофер.

Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
Лента новостей
Документальный канал