Отрицают обвинения и угрожают расправой: что происходит в деле банды, вымогавшей деньги у русскоязычного населения Бали

RT продолжает следить за историей преступной группировки, которая занималась на Бали подбросом наркотиков и вымогательством денег у русскоговорящих жителей острова и туристов из России. Нескольких участников банды уже задержали, но тем, кто давал показания против них, поступают угрозы. Как расследуется уголовное дело о русской мафии на райском острове, выяснял RT.

В начале сентября индонезийский суд приговорил россиянина Арсения Фролова к четырём годам лишения свободы. Его осудили за употребление наркотиков. Фролов утверждает: запрещённые вещества ему подбросили, чтобы выманить крупную сумму криптовалюты.

По его словам, он стал жертвой преступной группы, организованной россиянами Евгением Багрянцевым и Артёмом Котуховым.

Ранее RT подробно рассказывал о преступной группировке выходцев из России и стран СНГ, которая несколько лет действовала на Бали. Участники банды подбрасывали наркотики русскоязычным туристам и жителям острова, вымогая огромные суммы в обмен на освобождение: десятки и даже сотни тысяч долларов.

Сегодня, по данным группы в Telegram «Очистим Бали», где пострадавшие от действий злоумышленников объединились, чтобы помогать друг другу, в индонезийских тюрьмах продолжают оставаться около 40 жертв банды. Всего же, по данным интернет-сообщества, от деятельности группировки могли пострадать почти тысяча человек.

«Где битки?»

25-летний Арсений Фролов жил на Бали шесть лет, работал в туризме. Его девушка Кристина рассказывает, что у Арсения был когда-то состоятельный знакомый, который некоторое время жил на Бали, а потом вернулся в Россию, раздав свою технику друзьям.

  • Арсений Фролов
  • © Фото из личного архива

В конце 2020 года, когда Арсений по делам улетал с острова в Джакарту, к Кристине домой среди ночи вломился незнакомый мужчина. Он, по словам девушки, представился сотрудником Интерпола и стал требовать, чтобы она срочно связалась с Арсением.

«Этот человек утверждал, что Арсений вместе с другом разработали какую-то схему и украли автомобиль и все деньги у своего знакомого, уехавшего в Россию», — вспоминает Кристина. До своего молодого человека девушка в ту ночь не дозвонилась, и незнакомец ушёл, пригрозив отрезать ей все пальцы на руках.

Через пару месяцев после ночного вторжения машину, в которой ехали Арсений и Кристина, неожиданно остановила полиция. «Сказали, что на нас написано заявление об угоне машины и какие-то русские ждут меня», — рассказывает RT Арсений.

Одним из них, по его словам, был Евгений Багрянцев, вторым — Максим Жильцов, тот самый человек, который ворвался домой к Кристине и угрожал ей.

Они показали доверенность от уехавшего знакомого на имя Максима Жильцова, согласно которой тот мог распоряжаться всем его имуществом, и стали допытываться, «где битки».

«Они были уверены, что у меня есть большая сумма криптовалюты. Сказали, что я должен отдать им деньги, которые якобы похитил. На мои слова, что у меня их денег нет, сказали, что у меня будут проблемы и меня сейчас увезут в участок», — продолжает он.  

  • Евгений Багрянцев, который сейчас находится под следствием по делу о вымогательстве
  • Instagram
  • © eugenebvbali

В полицейский участок, куда их отвезли, прибыли и Жильцов с Багрянцевым. «Нас очень удивило, как они себя вели — со всеми полицейскими за руку здоровались, как с друзьями», — рассказывает Кристина. Полицейские, по словам девушки, пояснили, что эти русские написали заявление о краже машины, и пригласили приехать на следующий день на допрос. 

«Я приехал, следователь отпустил меня буквально через полчаса, — рассказывает Фролов. — Но на выходе из участка ко мне подошли полицейские и сказали, что надо обыскать машину. Я согласился, так как знал, что ничего запрещённого в ней нет».

Машину обыскали трижды, но ничего не нашли. «Но на четвёртый раз полицейский достал из-под сиденья свёрток, в котором лежали метамфетамин и трава», — вспоминает Фролов.

Арсения задержали. У него взяли тест на наркотики, и он оказался отрицательным. После этого полицейские начали вымогать у Фролова деньги.

«Сперва потребовали 1,5 млрд индонезийских рупий, или $100 тыс., чтобы меня признали наркоманом, а не торговцем, и отправили на реабилитацию. Затем сократили сумму до $50 тыс. Мы собрали половину, $25 тыс., и заплатили», — рассказывает Фролов.

Но затем ему заявили, что на сбор оставшейся суммы у него есть только два дня. «Мы не могли этого сделать, потому что уже влезли в кредиты, в долги, назанимали денег», — продолжает он. Не дождавшись желаемого, Арсению сообщили, что помощи от полицейских он не получит и деньги назад не вернуть.

«Начинали с туристов»

Бандиты, которые вымогали деньги у Арсения, вели свою деятельность на территории острова много лет, рассказывает RT представитель инициативной группы по поддержке пострадавших россиян Михаил (имя изменено по его просьбе).

  • Ольга Багрянцева
  • Facebook
  • © Ольга Багрянцева

«Изначально это были две преступные группировки выходцев из России. Первая состояла из четы Багрянцевых, Ольги и Евгения, и Максима Жильцова. Лидером этой группы была Ольга, она разрабатывала все преступные схемы. Жильцов был исполнителем, он выполнял самую грязную работу: подбрасывал наркотики, запугивал и избивал жертв, проникал в дома, вёл слежку», — рассказывает Михаил.

Вторую группировку, по его словам, возглавлял Артём Котухов.

«Он был единоличным лидером своего крыла группировки, Ильгам Музафин был его правой рукой. Исполнителями в команде Котухова были Владимир Терещенко, Сергей Чередниченко и Алла Уразбаева», — продолжает эксперт.

В какой-то момент, говорит Михаил, группировки Котухова и Багрянцевых объединились и стали работать вместе.

«После этого они стали делать большой акцент на бизнесах, принадлежащих русским на Бали. Использовали сведения Багрянцевой о таких компаниях, поскольку Ольга часто устраивала какие-то семинары, встречи под эгидой российско-индонезийского партнёрства», — рассказывает Михаил.

По его словам, на эти встречи приглашались бизнесмены, которые, ничего не подозревая, рассказывали, чем занимаются, какие у них бизнесы, инвестиции.

«Дальше участники ОПГ с помощью этой информации придумывали, как получить деньги с того или иного бизнесмена, ресторана, заведения, искали слабые места. Если у владельцев обнаруживались малейшие проблемы, например с лицензией на алкоголь или с какими-то разрешениями на работу, бандиты начинали их шантажировать», — объясняет он.

По его словам, в группировке разработали целый комплекс сценариев, по которым действовали злоумышленники.

«Хотя всё началось с туристов: они прилетали на остров, Артём Котухов входил к ним в доверие и предлагал тур на вулкан. Вёз их туда и под предлогом того, что наверху опасно и их могут обокрасть, просил людей оставить все вещи в его автомобиле. Туристы возвращались с вулкана и обнаруживали, что машина полностью обокрадена, пропали все их личные вещи, ключи от номера, документы, деньги. Артём делал удивлённое лицо и разыгрывал полное недоумение», — рассказывает Михаил.

Также по теме
«Не хочешь сидеть — плати»: как банда россиян годами вымогала деньги у русскоязычной диаспоры на Бали
Подброс наркотиков, рэкет, шантаж и вымогательство — всем этим на протяжении нескольких лет занималась преступная группировка выходцев...

А когда люди возвращались в отель, то обнаруживали, что и оттуда украдены все вещи, поскольку ключи от номера тоже украли, продолжает Михаил. Таких пострадавших туристов, уточняет он, были сотни.

С годами, рассказывает Михаил, аппетиты банды росли. «Они стали специализироваться на состоятельных людях. Для того чтобы их обнаружить, бандиты стали разрабатывать разветвлённую сеть информаторов».

Также, по словам Михаила, участники ОПГ искали жертв методом социального инжиниринга. «Искали тех, кто засветил свою красивую жизнь в Instagram, пробивали людей по соцсетям, смотрели, где человек живёт, сколько он тратит, на каких машинах ездит, в какие рестораны ходит», — продолжает эксперт.

Обнаружив богатого туриста или местного жителя из числа русскоговорящих, бандиты подбрасывали ему наркотики и затем требовали выкуп за прекращение дела.

Ряженый «офицер»

Полиция, подчёркивает Михаил, в этих схемах зачастую использовалась втёмную.

«Он (Артём Котухов. — RT) подбрасывал наркотики и, если жертва не шла на контакт, вызывал наряд из антинаркотического управления уже на готовый случай, то есть работал как некий информатор полиции», — рассказывает Михаил.

  • Фальшивое удостоверение Артёма Котухова
  • © Фото из личного архива

«Котухов втёрся в доверие к некоторым сотрудникам отдела по борьбе с наркотиками местной полиции и получил там не официальный, конечно, но некий такой дружественный статус, предоставляя услуги переводчика в этом управлении. В этот момент он почувствовал свою силу. Он раздобыл у бывшего сотрудника этого подразделения значок, где-то нашёл пистолет-зажигалку, абсолютно идентичную по форме и виду настоящему пистолету «Глок». Наделал себе визиток Интерпола и некой «туристической полиции» — вымышленной организации, которой здесь даже не существует, визиток офицера BNN (антинаркотическое управление Индонезии. — RT) и стал везде демонстрировать их, представляясь в зависимости от ситуации то офицером этого ведомства, то сотрудником Интерпола или других силовых структур», — продолжает Михаил.

  • Фальшивая визитка Артёма Котухова
  • © Фото из личного архива

По словам Михаила, Котухов культивировал свой образ высокопоставленного силовика не только в глазах жертв, но и в глазах полиции.

«Он нашёл в интернете важные имена полицейских генералов из Джакарты, глав управлений, все их выучил и хвастался среднему и младшему составу такими знакомствами. Заявлял, что женат на дочери высокопоставленного офицера полиции. То есть этот образ создавался очень тщательно, он постоянно обрастал какими-то подробностями, слухами. В результате многие люди действительно верили Артёму», — объясняет эксперт.

«Один задержан, трое депортированы»

После предания огласке истории этой группировки, публикаций в СМИ и первых заявлений от потерпевших участников ОПГ начали привлекать к ответственности.

  • Ориентировка на розыск Багрянцевой, Жильцова и ещё двух участников банды
  • © Фото из личного архива

«Евгения Багрянцева задержала уголовная полиция по обвинению в незаконном завладении чужим имуществом с использованием силы или угрозы силой. Расследование ещё продолжается, он находится в полиции в статусе подозреваемого. Если его признают виновным, ему грозит до 12 лет тюремного заключения», — рассказал RT заведующий консульским отделом посольства России в Индонезии Никита Иванов.

Ещё троих участников группы, по его словам, депортировали. 

«В июле мы получили документы от миграционной службы о том, что трое россиян — Артём Котухов, Сергей Чередниченко и Ильгам Музафин — были задержаны за нарушение режима пребывания на территории Индонезии. Насколько мне известно, у Котухова был просрочен российский загранпаспорт примерно на 11 лет. Чередниченко и Музафин не смогли предоставить паспорта и разрешение на проживание. Все трое были депортированы из Индонезии за нарушение миграционного законодательства», — добавляет Иванов. 

В свою очередь, представитель инициативной группы по поддержке пострадавших россиян Михаил рассказал RT, что ещё несколько человек находятся в розыске.

«Ольга Багрянцева скрывается, на её арест есть ордер. Ещё двое участников банды, Алла Уразбаева и Максим Жильцов, тоже скрываются на Бали, есть ордера на их арест, а также на арест Владимира Терещенко», — рассказывает Михаил.

В подтверждение своих слов он предоставил RT фото ордеров на арест Багрянцевой и Жильцова на индонезийском.

Российские дипломаты эту информацию не подтверждают.

«К нам в консульский отдел не поступало документов от местных правоохранительных органов о том, что проводится какое-то расследование в отношении Ольги Багрянцевой и Максима Жильцова. Поэтому таких сведений у меня нет», — говорит Никита Иванов.

Впрочем, по словам Михаила, индонезийские правоохранители не обязаны предоставлять подобную информацию в посольство, если только оно само её не запросит.

«Так что у посольства действительно может не быть этих данных», — объясняет он.

«Я тебя найду»

По словам Михаила, сейчас участники банды грозят расправиться с теми, кто даёт показания против них. 

  • Артём Котухов после задержания
  • © Фото из личного архива

В распоряжении RT есть несколько сообщений с такими угрозами. «Я вернусь на Бали, и все, кому что-то надо, — мы обязательно встретимся с каждым. Ничего из того, что вы говорите, никогда не происходило. Всем, кому интересно, welcome на разговоры или на что-то другое», — написал в группу «Очистим Бали» Котухов.

«Зря вы там в своей группе расписали. Ты про меня, наверное, мало знаешь. А я про вас уже всё знаю, поверь. Тебе надо было просто заплатить и жить спокойно. Я сам тебя найду, не переживай, вопрос времени», — написал одной из жертв Владимир Терещенко.

«Я сюда прислан, чтобы найти тебя и ****** (изнасиловать), животное. И я тебя найду, в соседнюю камеру с Арсением (Фроловым. — RT) поедешь, готовься. Я тебя поймаю и переломаю все пальцы», — прислал аудиосообщение одному из пострадавших Максим Жильцов. 

Преступники не ограничиваются словесными угрозами, были и попытки воплотить их в жизнь. Так произошло с Филиппом Пищиком, проживавшим на Бали с 2013 года. Ему тоже подкинули наркотики в машину.

По словам Пищика, это сделал Максим Жильцов, когда они ехали на деловую встречу.

  • Филипп Пищик
  • © Фото из личного архива

«Он сказал, что подождёт меня в машине, и, оставшись один, засунул за обивку салона марихуану», — говорит Филипп.

Через некоторое время после той поездки к нему приехали полицейские, обыскали машину и обнаружили наркотики. «Обыском руководили Артём Котухов и Ильгам Музафин», — вспоминает Пищик.

Филиппа задержали и доставили в участок. «Туда пришёл Евгений Багрянцев и стал предлагать помощь в моём освобождении за 400 млн рупий или $30 тыс.», — рассказывает Филипп.

«Они всё время давили, что у меня есть только шесть дней с момента задержания, чтобы собрать эту сумму. Потому что найденные наркотики отправляют на экспертизу и именно за этот срок делают её заключение», — продолжает он.

Друзьям и близким Филиппа удалось собрать нужную сумму. Вымогателям заплатили, и его выпустили.

«После освобождения мне прислали ссылку на чат «Очистим Бали» в Telegram, там меня попросили поделиться своей историей, и я записал видео, где рассказал обо всём случившемся, назвав поимённо всех преступников», — вспоминает Филипп.

Вскоре после опубликования видео на Филиппа начали оказывать давление неизвестные.

«Мне позвонили люди и, представившись сотрудниками индонезийской почты, попросили назвать свой адрес для доставки посылки. Я сразу понял, что здесь что-то не так. Потому что никаких отправлений я не ожидал. Попросил прислать мне фото посылки. На ней был указан отправитель, я знаю его и позвонил ему, он сказал, что ничего не отправлял мне. И тут я понял, что всё это сделано для того, чтобы заставить меня замолчать, чтобы я пришёл, своими руками забрал посылку, а там бы оказался, к примеру, порошок. И я бы сел в тюрьму на много лет», — рассказывает Филипп.

Опасался он не без причины. Ещё одна из жертв вымогателей, Артём Гвоздулин, оказался за решёткой именно так: ему пришла посылка, в которой были наркотики.

После попытки прислать ему подозрительную посылку Филипп связался со знакомыми, и те сообщили: бандиты не оставят его в покое и ему нужно как можно скорее уезжать с острова, что он и сделал.  

«Сейчас её нигде нет»

Ольга Багрянцева отрицала все обвинения в своём Facebook, называя их «информационным цунами» и «наглой ложью».

  • Евгений Рудченко, брат Ольги Багрянцевой
  • Facebook

RT удалось поговорить с братом Багрянцевой Евгением Рудченко. По словам мужчины, последний раз с сестрой он связывался летом.

«По состоянию на 20 июля, когда мы с ней общались, она говорила, что не в розыске, никто её не ищет. Сомневаюсь, что спустя время её объявили в розыск. Но у меня нет точной информации об этом. Потом она полностью ушла со связи. Телефон выключен, соцсети молчат, почта не отвечает. Сейчас её нигде нет», — рассказывает он.

Но некоторые факты из биографии Ольги, о которых рассказал RT Михаил и сообщали в группе «Очистим Бали», Рудченко подтвердил.

«Они с мужем оказывали консультационные услуги в Индонезии — как вести бизнес, объясняли нюансы и так далее. Несколько лет назад они организовывали здесь российско-индонезийский конгресс», — рассказывает Евгений.

«Но я не знаю, что они делали на Бали последние год-полтора», — говорит Рудченко. «Могло ли быть такое (осуществление Багрянцевой преступной деятельности. — RT)? Может быть, я не знаю. Если это так, мне очень грустно. Потому что если кто-то сидит в тюрьме за то, чего он не делал, и к этому имеют отношение мои родственники, то это очень плохо, я расстроен», — говорит Евгений.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Загрузка...
Сегодня в СМИ
Уважаемые читатели, оставленные вами ранее комментарии в процессе миграции из-за смены платформы. В ближайшее время все диалоги вернутся
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить