«Я недооценивал оппозицию»: президент Венесуэлы Мадуро дал интервью RT

Венесуэла готовится к выборам в учредительное собрание, которое будет решать вопрос об изменении конституционного строя. С апреля в стране регулярно проходят демонстрации и акции протеста оппозиции, в частности направленные против созыва учредительного собрания и изменения основного закона Венесуэлы. Лидер государства Николас Мадуро утверждает, что за протестными настроениями в стране стоят власти США, желающие завладеть богатствами страны. В эксклюзивном интервью RT Мадуро рассказал, что думает о политических противниках, администрации Трампа и отношениях с Россией.
«Я недооценивал оппозицию»: президент Венесуэлы Мадуро дал интервью RT
  • Reuters

— Венесуэла переживает очень напряжённые времена. Через несколько дней пройдут выборы в учредительное собрание, что разделило страну как в политическом, так и в социальном плане. Голосование действительно состоится? Пути назад нет?

С момента принятия Конституции 1999 года Национальное учредительное собрание Венесуэлы является политическим правом народа, это первоначальная учредительная власть. Это не только политическое право, оно относится ещё и к правам человека. Я созвал первоначальную учредительную власть 1 мая, после того как убедился, что правые силы Венесуэлы не хотят идти на диалог. Они нарушили все договоры, которые сами подписали в ноябре прошлого года и, кроме того, начали повстанческую деятельность с попытками государственного переворота. В апреле они пытались расколоть страну, но им это не удалось. В мае и в последующие месяцы они начали открыто применять насилие при поддержке США, которую им оказывало правительство Дональда Трампа с помощью ЦРУ, Агентства национальной безопасности, Пентагона, Госдепартамента, заручившись также поддержкой правительств лишённых авторитета стран правого сектора Латинской Америки, в частности Колумбии. И когда я убедился, что единственный путь к миру и диалогу внутри страны — это ввести учредительную власть, я подписал указ о созыве учредительного собрания согласно ст. 347, 348 и 349 Конституции Венесуэлы.

Национальное учредительное собрание — это единственный путь, который остаётся у Венесуэлы, чтобы реализовать процесс воссоединения, процесс мирного урегулирования. И он был очень успешен. Я бы не сказал, что он разделил страну. Я думаю, что он дал стране надежду и даёт надежду на воссоединение страны, примирение враждующих сторон в Венесуэле.

Также по теме
Референдум раскола: удержит ли Николас Мадуро власть в Венесуэле после «народного плебисцита»
Николас Мадуро намерен переписать конституцию Венесуэлы, составленную при Уго Чавесе. Для этого президент инициирует создание...

— Тем не менее оппозиция утверждает, что выборы, которые состоятся в это воскресенье, имеют целью утвердить навечно вашу власть.

— Я думаю, что оппозиция уже 18 лет повторяет одно и то же. Сначала это было против команданте Чавеса. Потом против меня — постоянно, в течение четырёх лет. Нет другого способа решить конфликт в стране, кроме как демократическим путём, путём сотрудничества и участия. С мая в течение трёх с половиной недель я призывал к прямому диалогу с оппозицией, чтобы они присоединились к Национальному учредительному собранию. Но они отказались. И начиная с того момента всё, что делала оппозиция, — это шаги назад. В настоящее время оппозиция находится в наихудшей ситуации: политической изоляции, они склонились к крайнему правому движению, они сами зажали себя в стратегии локального насилия, ограничив передвижение жителям в районах, которые за них же и голосовали. В эти дни оппозиция демонстрирует, что они теряют избирателей среди венесуэльского электората, которые в определённый момент отдавали им голоса. В любом случае у оппозиции единственный путь — откликнуться на призыв к национальному диалогу, которым и будет учредительное собрание, начиная со следующей недели.

— Как вы думаете, почему оппозиция последовательно отказывается вести диалог с вами?

Потому что ей отдали такой приказ. На протяжении 18 лет мы противостоим оппозиции, которая стремится осуществить государственный переворот. Все эти элементы поведения оппозиции во многом обусловлены изменениями в политике США, приходом правых экстремистов на ключевые должности в администрации Трампа, приходом лоббистов... Лоббисты  непосредственно управляют страной вместе с экстремистами. Это очень опасно для мира в целом.

Но для Венесуэлы это означает, что на уровне кругов власти в США приняли только один вариант: уничтожить нашу страну. Попытаться развалить нашу страну, чтобы прибрать к рукам огромные богатства Венесуэлы. Нельзя забывать, что достоверно доказано: Венесуэла располагает самыми большими запасами нефти в мире. У нас есть запасы нефти на 200 лет. В данный момент в Венесуэле зарегистрирован четвёртый по величине запас газа и самый большой крупный золота в мире. В нашей стране большие запасы меди, бриллиантов. У нас есть запасы такого стратегически важного металла, как колумбит-танталит (колтан), помимо других залежей природных ископаемых. У нас есть большие запасы воды в зоне реки Амазонки, в части, принадлежащей Венесуэле. Наша страна является объектом наблюдения и лакомым кусочком для сильных мира сего. И по геополитическим вопросам в Латинской Америке Венесуэла поднимала флаг сопротивления и своей независимости, своего собственного удачного проекта, что привело к тому, что политические элиты Вашингтона в течение 18 лет нас всячески притесняли. Когда экстремисты пришли к власти в США, они выбрали насильственные способы воздействия, перевороты и вмешательства в дела других стран, нападки на президента Путина. Полторы недели назад я с ним разговаривал. Нам причинили вред, в тысячу раз больший, чем Украине. К нам применили ту же самую модель, что и к Украине, но в тысячу раз хуже. Но с помощью Национального учредительного собрания мы расчистим путь — и это самое важное.

— Я ещё спрошу вас о нефти, но мне хотелось бы поговорить об учредительном собрании. Голосования о нём на референдуме не было, и мне бы хотелось знать: когда после созыва учредительного собрания будет разработана новая Конституция, как это будет и пойдёт ли она на референдум?

 Это очень важный вопрос. Мы ежедневно подвергаемся интенсивным массивным атакам со стороны международных телеканалов и прессы. Обычно это происходит со странами, которые являются целью для мировых держав, а также американского империализма. Сначала был Ирак, когда врали про то, что у них есть оружие массового поражения. Затем Ирак разрушили, и теперь в этой стране царят терроризм, развал, смерть. Затем была Ливия, которая оказалась целью этой кампании, развернутой мировыми державами. Её разрушили, а потом забыли, а теперь посмотрите, какой кризис царит на Средиземноморье. К Венесуэле применили модель травли, мирового информационного преследования. Распространяются лживые версии, говорят неправду. Это то, что мы сегодня называем фейковыми новостями, это эра постправды, «прибавочной лжи», как её называют некоторые латиноамериканские интеллектуалы. Это эра постправды, в которой можно всё. А я считаю, что этот период уже закончился: ещё Геббельс говорил, что ложь, повторённая тысячу раз, становится правдой. Теперь ложь повторяют в социальных сетях и крупных СМИ.

Мир должен знать, что у Венесуэлы есть Конституция. Это, наверное, одна из немногих конституций в мире, в которой действительны принципы первоначальной учредительной власти. Эта Конституция даёт право президенту республики и другим органам власти, включая граждан (в том случае, если они собрали необходимое число подписей), созывать Национальное учредительное собрание. Так и было сделано, мы заручились поручительством конституционной палаты, которая является наивысшей инстанцией Верховного суда Венесуэлы, в ответ на требование о толковании Конституции. Национальное учредительное собрание стало предметом очень любопытных дискуссий.

Конституционная ассамблея Венесуэлы не состоит из политических партий. Это не традиционная конституционная ассамблея. Это гражданская, общественная конституционная ассамблея, в которой представлен каждый из 335 муниципалитетов Венесуэлы. Представители всех этих муниципалитетов войдут в состав ассамблеи. Но, кроме этого, я призвал к участию в выборах представителей разных слоёв общества: рабочих, крестьян, людей с ограниченными возможностями, женщин, студентов, молодёжь, предпринимателей. Я созвал их всех, чтобы они избрали 181 члена ассамблеи. Она будет состоять из 545 депутатов. И они…

— Представители различных слоёв населения?

 Да. Представители различных слоёв населения, а также различных муниципалитетов будут избраны путём прямого, тайного, всеобщего голосования в воскресенье, 30 июля этого года. Например, рабочий класс Венесуэлы изберёт 79 депутатов. Крестьяне — восемь. Люди с ограниченными возможностями, согласно квоте для этого сектора, выберут пять своих представителей. Предприниматели — тоже пять. Пенсионеры будут представлены 28 депутатами. Так что возникла очень интересная дискуссия.

— За последние сто дней, к сожалению, в силу разных обстоятельств в Венесуэле погибли люди. Конечно, я хотела бы знать ваше мнение по этому вопросу. И прежде всего, спросить, что вы можете ответить на обвинения, связанные с действиями полиции, подчиняющейся Вашему правительству. 

Я думаю, что нужно задать вопрос наоборот. Мировое сообщество должно определиться со своим отношением к перевороту с применением насилия, который был направлен против народа Венесуэлы, и организован оппозицией правого толка. Им нужно решить, что они думают относительно того, что заживо сожгли 29 человек только из-за подозрений в принадлежности к чавистам. Речь шла о женщинах и мужчинах. Я думаю, что нужно задать вопрос наоборот.

— Кто, по вашему мнению, виноват в смерти всех этих людей?

— Если вы можете провести более серьёзное расследование, а не ограничиваться общими заявлениями, взятыми у международных новостных агентств, то вы сможете получить более подробную информацию относительно всего происходящего в Венесуэле. Венесуэла переживает то же, что и Украина. Я не знаю, в курсе ли вы, что произошло на Украине.

— Да, конечно, господин президент, но расскажите об этом сами. Мне сейчас больше всего хотелось бы узнать о происходящем в Венесуэле.

 Я думаю, что вам стоит детально изучить этот вопрос.

— В Венесуэле убивают людей — неважно, какую сторону поддерживали убитые. Но нам прежде всего хотелось дать вам возможность ответить СМИ, которые постоянно обвиняют в смерти этих людей именно полицию, подчиняющуюся вашему правительству. Есть ли у вас что ответить на это? Не могли бы вы подробнее рассказать о вашей точке зрения, чтобы её могли узнать люди, которые черпают информацию из крупнейших мировых СМИ и не имеют представления о том, что вы думаете по данному вопросу. Каково ваше мнение относительно смерти всех этих людей в Венесуэле? И кто в этом виноват?  

— Наша страна подверглась влиянию геополитики. Наша страна подвергается мучениям. Они постарались создать в нашей стране экстремальные ситуации, такие как в Ливии, Ираке или Сирии. Но благодаря силе убеждений (воли. — RT) народа, сплочённости революционного правительства и сплочённости общества и военных этого удалось избежать. Венесуэла пережила 110 дней жестокого насилия, продемонстрировав терпение и бесстрашие. Кроме того, она подвергалась нападкам международных и местных СМИ. Действительно, последствия этой масштабной волны насилия были очень болезненными.                   

Здесь оппозиция не применяет демократические методы, когда определённая группа людей выдвигает разумные требования в рамках конституции. В нашей стране нет оппозиции, предлагающей альтернативу политической конституционной власти. Венесуэльская оппозиция решила предпринять попытку переворота, чтобы затем потребовать стороннего вмешательства. Нам удалось предотвратить попытку государственного переворота. Наверняка будут продолжаться какое-то время приступы агонии. Но вскоре мы покончим с этой проблемой раз и навсегда.           

Нам удалось подавить невиданный доселе переворот. Может быть, на Кубе устроили нечто подобное в 1960-х годах, в Гватемале — в 1950-х, в Чили против Альенде — в 1970-х. Думаю, список можно продолжать, так как из-за международной политики, связанной с распределением власти в мире, мы оказались в центре боевых действий. В данный момент битва за Венесуэлу является приоритетом для людей с чувством собственного достоинства, у которых есть ценности, которые верят в будущее человечества, отличающегося своим разнообразием, которые признают право на существование бедных народов и малочисленных наций.  

Венесуэла одержала и будет продолжать одерживать победу в этой борьбе. Это не первая наша битва. Мы уже смогли преодолеть попытку переворота в 2002—2003 годах, они пытались совершить его таким же образом. Мотивом для государственного переворота 11—12 апреля 2002 года была кампания СМИ, которая оправдывала свержение команданте Чавеса с его поста, потому что, согласно сфабрикованной информации, которую ему тогда вменяли в вину, команданте Чавес приказал убить мирных манифестантов. Не следует забывать об этих вещах. Хотя со временем многое забывается. Сейчас, находясь здесь, в Каракасе, нельзя забывать, что Венесуэла жива, Венесуэла идёт вперёд, как бы нам ни желали зла, Венесуэла жива.

— Господин президент, вы думаете, что мир настроен против вас?

— Я думаю, что существует большая кампания по поддержке Венесуэлы во всём мире. И мне кажется, что эта солидарность просто впечатляет. Нельзя не заметить, что лучшие умы человечества всегда замечают, где именно находится правда, несмотря на кампанию, которую ведут СМИ, и на заблуждения естественного характера, возникающие вследствие схем, навязываемых мировыми СМИ. Венесуэла не только одержала победу внутри страны — существует сильнейшее движение международной солидарности, которое в состоянии развеять тьму этой кампании манипуляций и лжи.

— Я бы хотела более подробно остановиться на этой теме: можно ли назвать по именам и фамилиям тех, кто вам противостоит и объявляет вам постоянную оппозицию на мировом и региональном уровне? И можно ли назвать по именам и фамилиям тех, кто вас поддерживает? 

 Конечно, конечно, да. Это очевидно. Даже для кого-то, кто просто является сторонним наблюдателем реальности мировых СМИ, очевидно, что есть те, кого можно назвать по именам и фамилиям. Есть всемирная власть СМИ, которой управляют с Запада, которой управляют из США. Есть мировая геополитика интересов. Латинская Америка и Карибский регион эти международные олигархические силы считают задворками, особенно в Вашингтоне. Есть существенные изменения — несмотря на то что правительство Барака Обамы атаковало нашу революцию и, к сожалению, вело себя не самым подобающим образом по отношению к Венесуэле — есть существенные изменения среди тех, кто сегодня стоит у власти в Вашингтоне, тех, кто стоит во главе главных органов власти.

Также по теме
Переворотный момент: группа силовиков выступила против властей Венесуэлы
В Венесуэле группа сотрудников силовых структур захватила полицейский вертолёт и атаковала здания Верховного суда и МВД при помощи...

Недавно (не знаю, слышали ли вы об этом) директор ЦРУ сделал признание, что он координировал действия, ЦРУ США координировали деятельность с правительством Колумбии и Мексики с целью свергнуть правительство Венесуэлы и координировать переход к новому правительству. Подобные признания в своё время привели к кровопролитию, насилию, смертям в Латинский Америке — ведь ЦРУ напрямую вмешалось и во внутренние дела Венесуэлы. Мы прошли через сложные времена, очень трудные. Я бы сказал, что это было признанием вины, как говорят адвокаты: правительства Мексики и Колумбии оказались «голыми» и выставили себя в смешном виде.

В Венесуэле у нас есть поговорка: не загоняй себя ещё больше в тупик. Мы противостояли этой мировой власти. В Венесуэле мы боремся за то, чтобы у нас была наша собственная модель. Чтобы превалировала историческая модель, созданная Симоном Боливаром, чтобы защищать наши права на независимость. И в условиях независимости создать нашу экономическую, политическую и социальную модель, чтобы защищать наши богатства, которые принадлежат только венесуэльцам, чтобы защищать модель Латинской Америки и Карибского региона как единого пространства. Чтобы защищать независимость региона в его совокупности. И пусть ни у кого не остаётся сомнений, что этот исторический конфликт не начался вчера, он не начался при возрождении жестокого экстремизма правых сил в Венесуэле в апреле, это началось давно. Есть два очевидных понятия: концепция доктрины Монро «Америка для американцев», так они говорили в 1816 году. К сожалению, они пытались это выполнить, что принесло большой вред.

Обратимся к образу освободителя Симона Боливара: в 1829 он сказал пророческие слова: «Соединённым Штатам Северной Америки, похоже, самой судьбой предназначено ввергать Америку в нищету во имя свободы». Это был исторический конфликт, который до сих пор продолжается. Одержав законную победу, которая ожидает нас в это воскресенье и вновь укрепив революционные силы (это будет историческое событие, грандиозное), мы начнём процесс неустанного восстановления, диверсифицированного восстановления, мы и далее будем внедрять модель социального единства, успешного для будущего Венесуэлы и всего мира. И мы продолжим эту борьбу, я надеюсь, уже на другом уровне, я это уже заявлял публично. Я не знаю, сколько лет Дональд Трамп будет возглавлять правительство, никто этого не знает, в связи со всем тем, что происходит в США. Дональд Трамп — это аутсайдер, который начинает адаптироваться как бизнесмен в такие структуры власти, как Пентагон, создаёт альянс с империалистическими органами власти. Я не знаю, сколько он продержится у власти, я не знаю, какой властью в итоге он будет обладать. Но если в этом будет какая-то польза, то мне, как президенту республики и законно избранному главе государства Венесуэлы, хотелось бы однажды поговорить с ним, пожать ему руку и сказать ему: Дональд Трамп, мы в XXI веке, забудьте о эпохе дипломатии канонерок, забудьте о доктрине Монро, пришло время признать политическое разнообразие, разнообразную реальность, пришло время новых отношений, другого уровня, взаимного уважения, общения на равных.

Он сказал во время предвыборной кампании — по-видимому, ему как кандидату это добавило голосов, — что не хотел бы увеличивать число неудач политики Обамы с целью изменения политического режима в мире. Я не знаю, до какой степени распространяется его власть, чтобы это решать, когда было принято решение нанести бомбовые удары по Афганистану, я не знаю, решает ли это он сам или за него решают. Но, поскольку я сам президент, то я обращаюсь к нему: Дональд Трамп сдержи свою агрессию по отношению к Венесуэле. Венесуэла — это фундаментальная основа стабильности во всём Карибском регионе, в Южной Америке. Если бы Венесуэлу раздробили, если бы боливарианскую революцию попрали до такой степени, что мы были бы вынуждены взяться за оружие, мы бы сражались под тем же флагом и вышли бы за границы нашей страны. Продумайте это, стратеги в США. Венесуэла готова жить в мире, жить в покое. Прекратите вашу агрессию! И будем надеяться — ведь всегда нужно надеяться на лучшее, я обращаюсь за благословением к Богу, ведь я практикующий христианин, католик, — что эти слова будут иметь какой-то положительный эффект, что прекратят свою агрессию органы власти в США. И, в частности, моё послание адресовано президенту Дональду Трампу: прекратите вашу агрессию по отношению к Венесуэле, прекратите ваше вмешательство в дела Латинской Америки!

— Что касается агрессии против Венесуэлы, было подтверждено, что остаётся актуальной возможность наложения санкций со стороны США в отношении вашей страны. Есть ли какой-либо план перераспределения ресурсов в случае, если санкции будут касаться нефти? Будет ли тогда нефтяной экспортный рынок Венесуэлы перенаправлен в другие регионы?

 К счастью, мы продемонстрировали, что мы можем справиться с различными фазами экономической войны как внутри страны, так и за её пределами. В 2015 году в результате манипуляций и увеличения влияния США в нефтяном секторе, что было связано с увеличением добычи сланцевого газа, стоимость нефти упала с $100 (за баррель. — RT) почти до $20. Венесуэла понесла убытки в размере $3,5—4 млрд в месяц, в 2016 году у нас были несколько месяцев, когда мы не получили ни одного доллара прибыли, потому что мы продавали нефть по себестоимости и в некоторых случаях по цене ниже себестоимости. Мы предприняли очень активные действия, к счастью, мы всегда рассчитывали на понимание и получали поддержку со стороны президента Владимира Путина. В конце концов был подписан договор со странами — членами ОПЕК и другими странами, не входящими в картель, который стабилизировал на некотором среднем уровне цену на нефть и стабилизировал нефтяной рынок. Венесуэла готова к любому сценарию, каким бы он ни был. Я не люблю забегать вперед. Потому что я всегда прилагаю усилия, чтобы решить проблемы наилучшим образом. И мне кажется полным безумием экстремистов правых сил США вести речь о блокаде Венесуэлы.

Можно сказать, что они развязали непрямую блокаду против наших финансов, чтобы спровоцировать дефолт в 2015, 2016 и 2017 годах. У нас есть экономическая мощь и потенциал. Венесуэла выплатила все свои долги и выполнила все свои договорённости. Так же как она продолжить выполнять их и в 2017, 2018, 2019 году и так далее. У нас мощные финансовые инструменты. Мы обладаем достаточным потенциалом: и в случае, если удар придёт с севера, к счастью, для нас всегда остаются открыты дороги на западе, юге и востоке.

— В таком случае мы бы могли обсудить тему нефти и прочих природных ресурсов, таких как газ, золото, медь и алмазы, о которых вы упоминали. Мне бы хотелось узнать, какую роль в политическом и экономическом кризисе в Венесуэле сыграла добыча нефти? 

 Фундаментальную роль. Мы могли бы обратиться к примеру Чили, когда Ричард Никсон и Генри Киссинджер заявили, что экономику Чили нужно исправлять. Это очень трагичный пример <…> трагичный для Чили. Не менее трагичным он кажется и сегодня, хотя с тех пор прошло много лет. Тогда были сбиты цены на медь — основной источник доходов страны в иностранной валюте. Такая модель также применялась в Венесуэле и в соседних странах. Споры о контроле над нефтью ведутся уже десятки лет. В Венесуэле первый государственный переворот совершили нефтяные транснациональные компании: произошло это в XX веке, в 1908 году. С тех пор нефть в стране находилась под их контролем. Продолжалось это вплоть до революции 1998 года. Борьба за нефть прекращена не будет, потому что, по крайней мере в ближайшие 50 лет, нефть будет оставаться основным энергетическим ресурсом в мире — такова структура экономики.

Сегодня США перешли к добыче нефти и газа с помощью метода гидроразрыва, который загрязняет и разрушает окружающую среду, и получили доступ к новым мощностям. Объёмы производства в США возросли до 9,5 млн баррелей нефти в месяц. Затем они воспользовались своей властью, чтобы получить контроль над значительной частью мирового рынка. Они снизили цены на нефть, манипулируя ценой доллара. Я хочу сказать, что в первый раз за 50 лет США заполучили ключевые механизмы манипуляции, которые отражаются как на них самих, так и на их вложениях. Мы должны работать в направлении защиты рынка нефти, отталкиваясь от договоров со странами— участниками ОПЕК и странами, не входящими в ОПЕК. Я также предложил созвать экстренный саммит. Надеюсь, что он будет проведён во второй половине этого года. В саммите должны принять участие президенты стран ОПЕК и стран, не входящих в ОПЕК. Целью саммита будет создание нового подхода к управлению рынком нефти и выработке ценовой политики. 

— Как вы считаете, могут ли договорённости между государственной нефтегазовой компанией Венесуэлы PDVSA и «Роснефтью», которая является российской компанией, вызывать недовольство?

 С Россией у нас сложился прочный союз в нефтегазовой сфере. Наше сотрудничество развивается хорошими темпами. Это касается в том числе и российских инвестиций в нефтегазоносный пояс Ориноко. И я могу сказать, что ко второму полугодию между нефтегазовыми компаниями России и государственной нефтегазовой компанией Венесуэлы (PDVSA) будет подписана серия важных документов по увеличению объема инвестиций.

— И это вызывает недовольство у США?

— Да, вы же слышали о русофобии. К сожалению, существует мелочная ментальность, порождаемая завистью, у определённых людей, принимающих решения в Вашингтоне. Они не могут допустить, чтобы на их пути возникла Россия: страна с огромной мощью. Они не могут допустить, чтобы президент Владимир Путин оказался бы лидером в этом новом, формирующемся мире. Мирным лидером. Сегодня появились лидеры, которым нет примера в истории. Это не лидеры с колониальным или неоколониальным типом мышления, стремящиеся к доминированию. Это такие лидеры, как президент Владимир Путин или председатель Си Цзиньпин. Они идут по пути взаимного уважения и сотрудничества, по пути мира. Русофобию породили те же силы, что сейчас настроены против нас. Те же, кто выступает против президента Владимира Путина, выступают и против нас. И я думаю, что Россия, как это уже давно предвидел команданте Уго Чавес, в будущем будет играть важнейшую роль. К счастью, с Россией у нас сложились исключительно хорошие отношения, впрочем, как и с другими развивающимися странами будущего мира.

— Говоря о международных отношениях с другими странами: в последнее время вы пытались наладить диалог с латиноамериканскими лидерами? 

 Как правило, я пытаюсь поддерживать диалог со всеми.

— Например? 

 С государствами Карибского бассейна. Переговоры такого плана я предпочитаю не предавать огласке. Если я назову конкретного президента, на него обрушится весь огонь критики со стороны СМИ. Случай Венесуэлы заслуживает изучения. RT — это один из каналов, который создаёт равновесие в информационном пространстве. И я считаю, что необходимо провести более детальное исследование ситуации, в которой оказалась наша страна. Ведь против Венесуэлы была начата настоящая травля из манипуляций, лжи, ненависти на международном уровне, и на национальном уровне тоже. Но там, по крайней мере, мы можем постоять за себя. Вся эта ложь, повторяющаяся на всех телевизионных каналах, а теперь и в социальных сетях…

Вокруг нас разворачивается жестокая кампания манипуляции, вранья, ненависти на международном уровне. Это также происходит и у нас в стране, но здесь, по крайней мере, мы умеем защищаться. Всю эту ложь, которую повторяют телеканалы, а теперь и социальные сети, — этот «ключик», используемый на Facebook, в Instagram, Twitter… У венесуэльцев нет этого «ключика» — он есть у США, у мировой власти. Поэтому социальные сети, к которым имеют доступ 20 млн граждан, — ведь у нас открытая и свободная страна — отравляют нас этим ядом. Но мы на национальном уровне можем защититься. Мы можем выйти на улицы, у нас есть политическая сила, у нас есть народ. А кто нас будет защищать на международном уровне? Кто расскажет о нас правду? Развилась целая медийная свора, со всей ненавистью и злостью ополчившаяся против Венесуэлы. Это невероятно: я назову вам сейчас кого-нибудь — и его вызовут на ковёр, начиная с американского посольства в его стране и заканчивая всеми американскими органами власти. Я знаю, кому звонит президент Трамп. Ведь нам известно всё. Например, недавно он звонил Педро Пабло Кучински. Он спрашивал у него: «А что вы думаете о Венесуэле?» И Педро Пабло Кучински, который выиграл выборы нечестным путем, выходец из утончённой олигархии, практически принадлежащий к аристократии Лимы, сказал, что на Венесуэлу нужно наложить санкции, блокаду. Какого бы президента я вам ни назвал, будь он из правоцентристских, левых или правых сил, он попал бы под внутреннюю медийную атаку и начался бы процесс давления.

— То есть вы считаете, что Дональд Трамп поддерживает контакты с другими президентами в регионе, чтобы действовать против Венесуэлы?

 Я уверен в этом! К тому же, если вы прочтёте его переписку, его официальные заявления в Белом Доме, его беседы с латиноамериканскими лидерами, первой темой всегда является Венесуэла. Когда к нему с визитом приезжает кто-то из наших президентов, Венесуэла — это тема номер один. Тот же Педро Пабло Кучински из Перу. Когда он приехал с визитом к Дональду Трампу в Белый Дом, его спросили: «Какой президент Трамп видит Латинскую Америку?» Кучински ответил: «Она его не беспокоит». Я процитирую вам его слова: «Для него Латинская Америка — как собачка, которая подняла лапки кверху, виляет хвостиком и не создаёт проблем. Исключением является только Венесуэла». Вот такие вульгарные личности встречается иногда среди латиноамериканской олигархии.

— Господин президент, вы сказали, что вы здесь, потому что вас выбрал народ. В 2018 году в Венесуэле состоятся президентские выборы. Каким вы видите своё будущее?

 Я думаю о будущем страны. У меня нет личных планов. Я здесь не потому, что я карьерист или чтобы реализовать свои собственные амбиции. Я здесь, потому что я выполняю миссию. И я останусь, пока мой народ будет требовать, чтобы я её выполнял. А миссия моя заключается в том, чтобы наш народ приумножал свои права.

— В 2018 году закончится ваш президентский срок. Как он закончится, по-вашему?

 Он закончится победой. Совместно с учредительным собранием наш народ начнёт новый этап, полный надежд, реализации, преодоления, экономического, политического, морального, социального восстановления, мира. Мы закончим этот период, извлечём урок. С нами такое не впервые. Я помню период с 2000 по 2006 год во главе с команданте Чавесом. Это были его первые шесть лет с новой Конституцией. Наша страна многое пережила в 2001, 2002, 2003, 2004 годах. А потом произошло чудо социальных миссий, политической реализации, экономического восстановления. Теперь нас также ждёт эпоха чудесного восстановления и надежд. 

— У нас осталось всего несколько минут. Господин президент, верите ли вы в самокритику? Что бы вам хотелось исправить?

— Я недооценивал оппозицию, её способность причинять боль, её злость, способность к насилию. Возможно, грубейшая ошибка, которую мы, и я в частности, совершили, — это то, что мы недооценивали их, потому что у нас большое, доброе, беззлобное сердце. Нам всегда кажется, что наш оппонент думает так же, как мы. Я миллион раз протягивал руку, а они миллион раз пытались её обжечь. Но им это не удавалось. Возможно, наибольшая ошибка, которую я мог бы признать перед народом и, возможно, самая серьёзная самокритика — это вера в то, что словом можно примериться с теми, кто не хочет мира.

— Господин Президент, скучаете ли вы по Уго Чавесу?

 Конечно, всегда. Он как отец. Он всегда с нами. Он прекрасный, замечательный отец, который всегда был рядом. Я не только имел честь быть рядом с ним столько времени, он ещё и сам был со всеми нами, в сердцах людей. Мы скучаем по нему, но лучшее, что мы можем сделать, чтобы сохранить его память, — это стараться изо всех сил, чтобы его дело жило.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Мир
Загрузка...
Бывший СССР