Период полуразлада: к чему приведёт попытка смены режима в обладающем ядерным оружием Пакистане

В Пакистане разразился крупнейший за последние годы политический кризис. Лидеры главных оппозиционных партий призвали премьер-министра Наваза Шарифа уйти в отставку из-за обвинений в коррупции, выдвинутых межведомственной следственной группой, которую сформировал Верховный суд страны. Усиление нестабильности в единственной мусульманской стране, имеющей ядерное оружие, вызывает опасения экспертов, тем более что главный противник действующего премьера пользуется доверием у пакистанских талибов. RT выяснял, кто стоит за кризисом в Пакистане и чем может закончиться политическое противостояние.
Период полуразлада: к чему приведёт попытка смены режима в обладающем ядерным оружием Пакистане
  • © RIZWAN TABASSUM / AFP

Предложение уйти

Всю минувшую неделю в Пакистане обсуждают доклад следственной группы, обвинившей семью главы правительства в коррупции.

Руководитель оппозиционной Народной партии Пакистана Билавал Зардари Бхутто (сын экс-премьера страны Беназир Бхутто) призвал действующего премьер-министра Наваза Шарифа уйти в отставку. Об этом Бхутто написал в своём Twitter 15 июля. Ранее с подобным требованием выступил Имран Хан, лидер Движения справедливости — второй по численности оппозиционной силы в парламенте.

«Я думаю, что следующая неделя станет для него (Шарифа. — RT) последней»,  — заявил Хан в интервью The New York Times.

Следствие ведут

6 мая 2017 года была создана совместная следственная группа, сформированная Верховным судом Пакистана из представителей Федерального агентства расследований, Государственного банка Пакистана, Комиссии по ценным бумагам и биржам, Национального бюро контроля, военной разведки Пакистана и главной спецслужбы страны — межведомственной разведки (ISI).

10 июня 2017 года совместная следственная группа опубликовала доклад об участии семьи премьер-министра Наваза Шарифа в предположительно коррупционных схемах.

  • Премьер-министр Наваз Шариф
  • globallookpress.com
  • © Lan Hongguang/Xinhua

По данным следствия, существует большая разница между заявленным и реальным благосостоянием самого Шарифа и его детей. Кроме того, дочь премьер-министра Мариам, как утверждает следствие, является подлинным владельцем двух офшорных компаний — Nielsen и Nescoll. Ещё одна офшорная компания, FZE Capital, по мнению следствия, до 2014 года управлялась самим Навазом Шарифом, который в то время уже занимал пост премьер-министра Пакистана.

Уже в ходе начавшейся проверки деятельности Шарифа и его семьи правоохранительные органы Пакистана взяли под стражу главу Комиссии по ценным бумагами и биржам Пакистана Зафара Хиджази — следствие обвинило его во вмешательстве в расследование в отношении Наваза Шарифа и его семьи в интересах действующего премьер-министра. 

Рука Вашингтона

Более года дело в отношении Наваза Шарифа рассматривалось в Верховном суде. Всё началось с публикации знаменитых «Панамских досье» в апреле 2016 года. Среди опубликованных документов содержался и компромат на семью пакистанского премьер-министра. Согласно этим данным, дети Шарифа якобы имели отношение к офшорным компаниям Nescoll Limited, Nielson Holdings Limited, Coomber Group Inc. и Hangon Property Holdings Limited. С 2006 по 2007 год эти фирмы занимались скупкой элитного жилья в Лондоне на общую сумму $13,8 млн.

«6 апреля 2016 года на сайте WikiLeaks раскрыли, что эта утечка была спонсирована Агентством США по международному развитию и Джорджем Соросом. Поэтому «Панамскому досье» нельзя верить, оно служит в первую очередь интересам США», — заявил в интервью RT политолог из Бангладеш Ахмед Раджив.

Он отмечает, что, хотя долгие годы Пакистан был одним из главных союзников США в регионе, при Навазе Шарифе страна начала сближаться с Китаем и Россией, следствием чего стало присоединение Пакистана вместе с Индией к ШОС на саммите организации в Астане в июне 2017 года. «Правительство Наваза Шарифа большее значение придаёт отношениям с Китаем и Россией», — утверждает эксперт. По его мнению, раскручивание коррупционного скандала вокруг премьер-министра Пакистана имеет в первую очередь политическую подоплёку и связано со стремлением США подорвать позиции конкурентов.

Также по теме
Азиатская «Большая восьмёрка»: чего стоит ждать от саммита ШОС в Астане
В Астане в четверг и пятницу, 8—9 июня, пройдёт новая встреча глав государств Шанхайской организации сотрудничества. Главным событием...

В апреле-мае 2016 года Наваз Шариф сделал три обращения к нации. В них он опроверг обвинения в свой адрес и пообещал сформировать независимую комиссию по расследованию всех данных, появившихся в «Панамских досье». По словам Наваза Шарифа, деньги на покупку недвижимости в Лондоне поступили от продажи компании сталелитейных заводов в Саудовской Аравии, которые принадлежали его отцу.

В августе 2016 года Имран Хан направил в Верховный суд Пакистана петицию с требованием дисквалификации Наваза Шарифа как премьер-министра и члена парламента. Позже к нему присоединились ещё ряд политиков из оппозиционного лагеря. 1 ноября 2016 года начались слушания в суде, в ходе которых сторонники и противники Шарифа представляли свои доказательства. Показания дали и представители государственных служб — Федерального бюро доходов и Национального бюро контроля.

Катарский след

14 ноября 2016 года в дело пакистанского премьер-министра вмешалась правящая семья Катара. Экс-глава правительства ближневосточного государства шейх Хамад бен Джасим бен Джабер Аль Тани написал письмо, которое использовали адвокаты Назара Шарифа. Бывший премьер Катара утверждал, что средства на покупку квартир в Лондоне были получены из доходов от инвестиций отца Назара Шарифа в катарскую недвижимость.

Поскольку отец бывшего катарского премьер-министра был личным другом отца Наваза Шарифа, то деньги от правящей семьи Катара поступили наличными. «Как это принято на Ближнем Востоке», — отметил катарский шейх во втором письме, которое было предано огласке 26 января 2017 года. В нём он также уточнил, что деньги, инвестированные в семейный бизнес катарской правящей семьи, якобы поступили от продажи акций сталелитейной компании Gulf Steel Mill, зарегистрированной в Дубае. Однако когда совместная следственная группа обратилась к Объединённым Арабским Эмиратам, те не смогли подтвердить факт сделки.

Впрочем, как отмечают эксперты, отношения ОАЭ и Саудовской Аравии с правительством Назара Шарифа именно в это время серьёзно осложнились, так что показания Эмиратов ещё требуют проверки. После начала катарского кризиса Исламабад, несмотря на давление Эр-Рияда и Дубая, отказался присоединиться к травле Катара, с правящей семьёй которого тесно связан род премьер-министра Пакистана.

«Хан-Талибан», американцы и саудиты

Эксперты отмечают, что на фоне коррупционного скандала влияние Движения справедливости и лично Имрана Хана значительно усилилось. Его структура, пытающаяся соединить либеральные взгляды с идеями ислама, давно претендует на роль ведущей оппозиционной силы Пакистана. В нынешнем составе парламента оно располагает лишь третьей по величине фракцией, однако антикоррупционные лозунги и непримиримая позиция в последнее время привлекли многих на его сторону.

  • Имран Хан
  • globallookpress.com
  • © Ahmad Kamal/Xinhua

С момента раскручивания коррупционного скандала это движение проводит многотысячные акции по всей стране. Считается, что эта политическая структура, насчитывающая 10 млн активистов, — самая сильная с организационной точки зрения в современном Пакистане. Кроме того, она располагает мощной базой поддержки среди пуштунского населения страны и занимает большинство мест в законодательном собрании «Зоны племён» на границе с Афганистаном, где доминируют как раз пуштуны.

Эксперты не знают, объясняется ли это либеральной позицией партии по отношению к пакистанскому «Талибану»*, базирующемуся как раз в «Зоне племён» (партия выступает за прекращение ведущейся там контртеррористической операции и проведение переговоров с талибами), или тем, что её лидер Имран Хан, получивший прозвище Хан-Талибан, сам является пуштуном. Но, так или иначе, в 2012 году талибские полевые командиры дали со своей стороны гарантию безопасности.

Также по теме
Невидимые инициативы: США оплатили непроведённые мероприятия по борьбе с терроризмом в Пакистане
Как стало известно RT, правительство США профинансировало ряд антитеррористических инициатив в Пакистане, которые не были воплощены в...

Однако, по мнению Ахмеда Раджива, поведение Хана — не его личная позиция. «Главный оппозиционный лидер Пакистана Имран Хан ведёт себя как политическая марионетка США, — заявил политолог. — США не собираются так легко оставлять единственную мусульманскую страну с ядерным оружием». По словам эксперта, Хан и его партия недооценивают негативные последствия, к которым может привести дестабилизация обстановки в стране, а она весьма вероятна. И речь идёт не только о действиях протестующих.

В армии и разведке сильны проамериканские и просаудовские настроения. Например, бывший глава могущественной межведомственной разведки Пакистана Ахмед Шуджа Паша сейчас руководит занимающимся Южной Азией региональным управлением разведки ОАЭ — ближайшего союзника саудовцев.

7 июля 2017 года, накануне обнародования доклада совместной следственной группы, в страну из Саудовской Аравии вернулся бывший командующий сухопутными войсками Пакистана генерал Рахиль Шариф. С апреля 2017 года он командует силами Исламской военной коалиции — межправительственного блока по борьбе с терроризмом под началом Саудовской Аравии. Сообщается, что вместе с ним в Пакистан прибыла масштабная делегация саудовцев. «Таким образом, роль лидера (в действиях против Назара Шарифа. — RT) может сыграть и бывший глава армии», — утверждает Ахмед Раджив.

«В отношении Пакистана США и Саудовская Аравия преследуют одну и ту же цель — контролируемую дестабилизацию региона для того, чтобы взять верх с точки зрения геостратегии в делах с Россией, Китаем, Индией, Центральной Азии и Ираном», — отмечает политолог.

«Таким образом, и Имран Хан, и генерал Рахиль Шариф имеют одну и ту же цель — смену режима. Я думаю, что они работают сообща», — считает Раджив.

Беспокойство Пекина

Растущим напряжением в Пакистане и массовыми акциями протеста серьёзно обеспокоены в Китае. 19 октября 2016 года в разгар протестов в Исламабаде посол Китая даже встретился с Имраном Ханом, чтобы выяснить его позицию относительно проекта Китайско-пакистанского экономического коридора, или, как его ещё называют, «коридора развития», стоимостью более $62 млрд. Договор о его создании Пекин и Исламабад подписали в 2015 году. Этот проект предполагает строительство транспортной инфраструктуры, которая соединит Китай с побережьем Индийского океана через Пакистан. Конечный пункт — пакистанский порт Гвадар. Кроме того, в рамках договора коридор предусматривает создание свободных экономических зон на территории Пакистана и масштабные китайские инвестиции в экономику исламской республики.

В октябре 2016 Имран Хан уверил представителя КНР, что положительно относится к проекту. Однако, когда в следующем году политика пригласили в Китай, он демонстративно отказался от поездки, чем дал повод для дальнейшего беспокойства.

  • globallookpress.com
  • © Jamil Ahmed/XINHUA

Индийский телеканал Zee News утверждает, что с осени 2016 года Китай проводит переговоры с высшим военным командованием Вооружённых сил Пакистана, в истории которого часто происходили военные перевороты. Целью переговоров является получение гарантий от военных в том, что, вне зависимости от исхода расследования в отношении семьи премьер-министра Пакистана и возможной смены власти, как насильственной, так и в результате выборов, страна не откажется от «коридора развития». СМИ сообщают, что в период с 15 по 17 марта глава штаба cухопутных войск ВC Пакистана Камар Джавед Баджва в очередной раз уверил китайских коллег, что опасности для проекта нет.

«Те, кто отвечают в США за процесс принятия решений, очень вероятно, стремятся сменить режим в Пакистане для того, чтобы дестабилизировать страну, чтобы, в свою очередь, подорвать проект Китайско-пакистанского экономического коридора и сближение России с Пакистаном», — утверждает Ахмед Раджив.

«Будем надеяться, что китайские партнёры приложат все усилия, чтобы этой дестабилизации Пакистана не произошло, — заявил RT директор Института стратегических исследований и прогнозов РУДН Дмитрий Егорченков. — Для них этот регион Евразии имеет ключевое значение с точки зрения реализации плана «Один пояс — один путь».

«В связи с этим нельзя исключать, что те международные силы, которые хотели бы, чтобы этот китайский проект, этот евразийский проект не состоялся, попытаются расшатать Пакистан по любому возможному из имеющихся на столе сценариев, будь то сирийский, ливийский или какой-то другой», — утверждает политолог.

Ядерный хаос

С точки зрения политических аналитиков, текущий кризис в Пакистане может серьёзно сказаться на безопасности соседних стран, а также постсоветской Средней Азии, а через неё — России. В своей статье, посвящённой коррупционному скандалу, аналитик американского Брукингского института Брюс Ридел называет Пакистан «самой опасной страной в мире» из-за сочетания развитой ядерной программы с активно действующей в стране сетью террористических организаций, которые могут воспользоваться любым ослаблением власти, чтобы получить доступ к смертоносному арсеналу.

  • Pakistani nuclear-capable missiles, Ghauri, is driven past with its mobile launcher during the Pakistan Day military parade in Islamabad
  • AFP

«Текущий политический кризис в Пакистане будет разрастаться, — уверен Ахмед Раджив. — Наваз Шариф уже заявил, что не уйдёт. Таким образом, существует серьёзная опасность конфликтной политической нестабильности в Пакистане, которая заденет и сферу безопасности».

«Любая политическая дестабилизация в Пакистане грозит серьёзными рисками в сфере безопасности всего региона», — заявляет Дмитрий Егорченков.

По мнению эксперта, во-первых, «речь идёт о такой классической для Большого Ближнего Востока проблеме, как вопрос о беженцах, о террористах, об экстремизме». Пакистанское общество очень сильно радикализировано. Значительная часть территории вообще плохо контролируется. «Именно оттуда (из «Зоны племён». — RT) приходят террористы на территорию Афганистана и в Центральную Азию, — отмечает Егорченков. — Окончательная потеря контроля над Пакистаном и превращение всего Пакистана в зону племён — это серьёзный вызов безопасности всего Ближнего Востока».

Также по теме
Без щита: кому выгодна конвенция ООН о полном ядерном разоружении
Безъядерные страны — участницы ООН намерены принять конвенцию о полном запрете ядерного оружия. После того как документ будет одобрен...

Вторая очевидная опасность — наличие в нестабильном Пакистане ядерного арсенала. «Хаос в области безопасности имеет потенциал превратиться в региональный хаос, если какая-либо из внешних сил попытается использовать радикальный экстремизм как своё прокси, как это было в Сирии и Ираке», — утверждает Ахмед Раджив. Поскольку Пакистан обладает ядерным оружием, то, по словам политолога, в случае дестабилизации обстановки в регионе «террористы будут пытаться использовать это оружие против своих противников».

«Попадание ядерного оружия в руки экстремистов — это, конечно, очень опасный прецедент, тем более что международные террористические организации, такие как «Аль-Каида»* или ИГ*, напрямую говорили, что заинтересованы в получении пакистанского ядерного оружия», — утверждает Дмитрий Егорченков.

* «Талибан», «Аль-Каида», «Исламское государство» (ИГ) — террористические группировки, запрещённые на территории России. 

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Мир
Загрузка...
Без политики