Манифест американской экспансии: 70 лет доктрине Трумэна

12 марта 1947 года президент США Гарри Трумэн выступил в сенате со своей знаменитой доктриной, которая призывала сдерживать СССР на международной арене. Речь Трумэна ясно давала понять, что главная цель Соединённых Штатов — стать единственным экономическим и политическим центром мира. О том, что подтолкнуло США к столь решительным действиям, — в материале RT.
Манифест американской экспансии: 70 лет доктрине Трумэна
  • Гарри Трумэн, 33-й президент США
  • Gettyimages.ru
  • © Bettmann

«Если мы увидим, что выигрывает Германия, то нам следует помогать России, а если выигрывать будет Россия, то нам следует помогать Германии, и, таким образом, пусть они убивают как можно больше, хотя мне не хочется ни при каких обстоятельствах видеть Гитлера в победителях», — сказал после начала Великой Отечественной войны (24 июня 1941 года, The New York Times) сенатор Гарри Трумэн.

Впоследствии ему, уже в качестве президента США, предстояло сыграть ключевую роль в начале холодной войны между двумя сверхдержавами — Соединёнными Штатами и Советским Союзом.

Отношения между СССР и его союзниками в борьбе с фашистской Германией обострились ещё до окончания Второй мировой войны. Вехой, предшествовавшей началу холодного противостояния между Советским Союзом и США, традиционно считается гражданская война в Греции, где с одной стороны выступали местные коммунисты, а с другой — монархисты, поддерживаемые Великобританией.

Столкновения начались сразу после того, как измученной Греции удалось вырваться из-под немецкой оккупации в конце 1944 года. ЭЛАС — народно-освободительная армия Греции — смогла справиться с фашистами на своей территории, после чего планировала объединить вокруг себя весь народ и создать демократическое государство. Такой сценарий категорически не устраивал официальное правительство страны, находившееся в изгнании из-за своих неоднозначных действий во время немецкой оккупации, а также Великобританию и США.

Партизаны ЭЛАС, которые закончили войну на территории Греции в ноябре 1944-го, оказались перед необходимостью снова защищать независимость своей страны с оружием в руках, но на этот раз уже от англичан. В декабре 1944 года в Греции с расстрела мирной демонстрации началась кровопролитная гражданская война, которая длилась с перерывами пять лет.

70 лет доктрине Трумэна
  • Партизаны народно-освободительной армии Греции (ЭЛАС)
  • © Wikimedia Commons

«Будем воевать 40 лет»

Первое перемирие было заключено уже в феврале 1945 года, когда партизаны, уступавшие англичанам числом и фактически лишённые поддержки Советского Союза, были вынуждены подписать мирный договор, хотя в начале войны они заявляли о готовности к затяжным военным действиям («Будем воевать 40 лет», — говорил один из руководителей партизан). Перемирие, однако, не остановило насилия со стороны промонархических войск.

У СССР были серьёзные причины временно воздержаться от открытой помощи борцам за свободу Греции. Черчилль, одержимый идеей господства на Балканском полуострове, очень опасался растущего влияния Советского Союза в регионе. Британское правительство то предлагало Сталину разделить сферы влияния (Румынию — СССР, Грецию — Великобритании), то угрожало военными действиями Советскому Союзу в случае установления в регионе коммунистического режима.

Советское правительство на момент начала гражданской войны в Греции понимало, что союзники в лице американцев и англичан вполне могут заключить мир с Германией и направить свои войска против изрядно пострадавшего в войне Советского Союза, поэтому всеми силами старалось не поссориться с США и Великобританией, чтобы, наконец, закончить войну. От прямого столкновения с новыми соперниками СССР спас президент США Франклин Рузвельт (скончался 12 апреля 1945 года), у которого были несколько иные планы на послевоенное устройство мира.

Новый виток в греческой истории начался в 1946 году. Весной местные партизаны возобновили вооружённую борьбу и к осени объединились в Демократическую армию Греции. Поначалу революционеры испытывали проблемы с вооружением: в 1945-м — начале 1946 года СССР всё ещё опасался серьёзно поддерживать греческих коммунистов. В 1945-м они получили от советского правительства лишь $100 тыс., а весной 1946-го — ротационную машину и 200 тонн газетной бумаги.

Но создание Демократической армии и обещания генсека Коммунистической партии Греции убедили Сталина в необходимости оказать существенную поддержку повстанцам, поэтому с осени 1946 года греческие партизаны стали получать советское оружие через Югославию. Великобритания, которая находилась в состоянии кризиса после войны, поняла, что она не справится со сложившейся в Греции ситуацией. Она передала свои полномочия по Балканам США, тем самым лишившись мирового лидерства.

Во всём виновата «красная угроза»

Но Соединённым Штатам нужно было не просто получить проблему в наследство, но и решить её, чтобы стать самой могущественной державой планеты. И решение это стоило огромных денег: помимо Греции на американское правительство «свалилась» и Турция, которая была близка к тому, чтобы стать коммунистическим государством. Помимо очевидных проблем, связанных с ростом влияния социалистического лагеря в мире, это создавало ещё одно затруднение, а именно — вероятный переход господства над проливами Босфор и Дарданеллы к Советскому Союзу.

Американский народ устал от войн и тяжёлых налогов и нашёл защитников в лице республиканцев, отвечающих за госбюджет. Они планировали сократить налоги и снизить военное вмешательство США, а не тратить ещё $400 млн на успокоение Греции и Турции. Поэтому демократ Трумэн должен был использовать всё своё красноречие, всю хитрость, чтобы убедить республиканцев и американский народ в абсолютной необходимости новых трат. Так и появилась доктрина Трумэна.

Перед президентом стояла непростая задача: «до чёртиков напугать страну», и проще всего это было сделать с помощью «красной угрозы».

Трумэн помнил не только о Греции и Турции, но и об Иране, откуда Москва, вопреки договорённостям, очень долго не выводила войска, и о коммунистических режимах в Румынии и Болгарии, и о ядерном потенциале СССР. Решение Америкой греко-турецкого вопроса не только забрало бы пальму первенства у Великобритании, но и стало бы огромным шагом на пути к однополярному миру, миру без социалистических союзов. Поэтому Трумэн постарался использовать все возможности риторики в своём выступлении перед конгрессом 12 марта 1947 года.

«Мы являемся единственной страной...»

В первую очередь президент напирал на исключительность своей страны — этот приём позже возьмут на вооружение режиссёры и сценаристы голливудских блокбастеров:

«Как и в случае с Грецией, мы являемся единственной страной, способной оказать эту помощь. Одна из главных целей внешней политики Соединённых Штатов — создание необходимых условий, в которых мы и другие народы мира будем в состоянии защитить образ жизни людей, свободный от любого принуждения. Это было решающей причиной войны с Германией и Японией. Наша победа была одержана над странами, которые стремились навязать свою волю и свой образ жизни другим нациям». 

То есть только США сможет помочь униженным и оскорблённым. Только Соединённые Штаты созданы помогать другим народам. Только Америка победила фашизм во Второй мировой войне. В 1946 году Сталин отмечал, что этот упор на собственную исключительность роднит англоязычные страны с фашистской Германией:  

«Следует отметить, что господин Черчилль и его друзья поразительно напоминают в этом отношении Гитлера и его друзей. Гитлер начал дело развязывания войны с того, что провозгласил расовую теорию, объявив, что только люди, говорящие на немецком языке, представляют полноценную нацию. Господин Черчилль начинает дело развязывания войны тоже с расовой теории, утверждая, что только нации, говорящие на английском языке, являются полноценными нациями, призванными вершить судьбы всего мира».

70 лет доктрине Трумэна
  • Иосиф Сталин и Уинстон Черчилль
  • Gettyimages.ru
  • © Central Press

Советский Союз (не названный, но легко определяемый) был представлен Трумэном полнейшим антагонистом американцев, борющихся за мир во всём мире. Президент мастерски употреблял красивые слова с размытым значением, вроде «демократия» или «свобода»:

«Один образ жизни основан на воле большинства и отличается свободными демократическими учреждениями, свободными выборами, гарантиями свободы личности, свободы слова и религии, и свободы от политического притеснения. Второй образ жизни основан на воле меньшинства, насильственно навязываемой большинству. Он отличается террором и притеснением, управляемой прессой и подавлением личных свобод». 

Такое красноречие возымело эффект. В обществе разгорелись дебаты. Даже госсекретарь США и автор экономической основы доктрины Трумэна (плана Маршалла) Джордж Маршалл упрекал президента в излишнем преувеличении. Это, однако, не помешало ему продолжить разработку плана по экономической поддержке послевоенной Европы, который должен был отдать ведущие страны континента в подчинение Соединённым Штатам.

70 лет доктрине Трумэна
  • Джордж Маршалл
  • Gettyimages.ru
  • © Bettmann

А вот министр торговли Генри Уоллес, напротив, считал, что Балканы ближе к России, к русскому сознанию, чем к Западу, поэтому она имеет полное право на господство в регионе. Однако его идеи о том, что лучшее общество должно строиться на американском капитализме, европейском социализме и русском коммунизме, не нашли поддержки у последовательного антикоммуниста Трумэна, поэтому министром Уоллес быть перестал.

В итоге, хотя принятие доктрины политическим истеблишментом и обществом не было единогласным, Трумэн вышел победителем.

Советский Союз, на деле Грецию не захватывавший, назвал доктрину «империалистической экспансией под маской милосердия». Чуть позже, в мае 1947 года, СССР пришёл на помощь коммунистическому восстанию в Венгрии, что The New York Times назвала ответом России на действия Америки в Греции и Турции. В мире началась затяжная холодная война.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...