С четвёртой попытки: почему сирийская оппозиция готова пойти на примирение с Дамаском

В Женеву для обсуждения мирных инициатив снова прибыли делегации от сирийской оппозиции и правительства Башара Асада. Хотя переговоры по мирному урегулированию в женевском формате безрезультатно ведутся уже несколько лет, на этот раз эксперты выражают осторожный оптимизм. В рамках конференции «Женева-4» сирийские вооружённые группировки вынуждены делать шаги в сторону примирения, их позиции заметно ухудшились в последнее время. Они потеряли поддержку зарубежных спонсоров, на фронте перспективы тоже безрадостные: сирийская правительственная армия одерживает победы при поддержке ВКС РФ. О перспективах нового раунда переговоров — в материале RT.

23 февраля в Женеве стартовал очередной раунд межсирийских переговоров, для участия в которых в Швейцарию прибыли представители официального Дамаска и оппозиции.

Следует отметить, что по составу приглашённых представителей оппозиции накануне возникли серьёзные разногласия. 20 февраля министр иностранных дел России Сергей Лавров раскритиковал представителей ООН за отказ пригласить на переговоры все оппозиционные группировки САР. Глава российского МИД отметил, что резолюция Совета Безопасности ООН 2254 предполагает участие в переговорах всего спектра сирийских оппозиционных сил, и приглашение всех политических движений к диалогу является не жестом доброй воли, а обязанностью организаторов конференции.

Ранее стало известно, что приглашение не получила близкая Москве группа «Хмеймим». Кроме того, сложности возникли с приглашением «московской группы». Её представители были недовольны предоставлением больших прав «Группе Эр-Рияда», сформированной 11—12 февраля в столице Саудовской Аравии. По инициативе спецпредставителя ООН, она получила численный перевес по сравнению с другими.

В итоге прибывшая в Женеву делегация оппозиции представлена 21 участником с правом голоса и десятью участниками с совещательным правом. Во главе делегации — член руководства Национальной коалиции оппозиционных и революционных сил Наср аль-Харири. Кроме того, в состав делегации вошёл Мухаммед Аллуш, ранее представлявший вооружённую группировку «Джейш аль-Ислам»* на переговорах в Астане.

Представители «московской» и «каирской» групп в последний момент также получили приглашение от спецпосланника Генсека ООН по Сирии Стаффана де Мистуры и вошли в делегацию на правах переговорщиков. Дамаск на переговорах представляет постпред САР при ООН Башар Джаафари, Москва направила на конференцию спецпредставителя МИД РФ по ближневосточному урегулированию Сергея Вершинина.

Почему сирийские боевики готовы пойти на примирение с Дамаском
  • Cпецпредставитель МИД РФ по ближневосточному урегулированию Сергей Вершинин
  • РИА Новости

В прошлые годы участники съезжались в Женеву за несколько дней до официального старта конференции — это время использовалось для кулуарных переговоров с представителем ООН.

На этот раз стороны предпочли ограничиться участием в официальных мероприятиях. Кроме того, теперь оппозиционные группировки выразили желание вести прямые переговоры с оппонентами. Об этом ранее заявил представитель сирийского оппозиционного Высшего комитета по переговорам Салем аль-Меслет. По его словам, комитет требовал прямых переговоров ещё на прошлом раунде, однако тогда де Мистура не согласился с этим предложением.

Швейцарский тупик 

Напомним, впервые переговоры между сирийскими властями и оппозицией под эгидой ООН состоялись по инициативе Кофи Аннана в 2012 году. Переговоры получили название «Женева-1», в них приняли участие представители внешнеполитических ведомств пяти стран — участниц Совбеза ООН (Великобритания, Россия, США, Франция и Китай), а также представители ЕС, Турции, Ирака, Кувейта и Катара. Тогда были выработаны основные принципы урегулирования в САР: создание переходного правительства, проведение выборов с последующим формированием коалиционного кабмина и парламента страны, пересмотр сирийской Конституции. Но все эти положения так и остались на бумаге. Оппозиция настаивала на немедленном свержении режима Асада, а он отказывался вести переговоры с вооружёнными группировками, требуя от боевиков сначала сложить оружие. Война продолжала разгораться — осенью 2013 года была осуществлена химическая атака в сирийском Гуте, унёсшая жизни сотен мирных жителей. Боевики попытались возложить ответственность за преступление на правительственные войска. Однако Дамаск передал Москве доказательства, свидетельствующие о причастности к химической атаке оппозиционных группировок.

Конференция «Женева-2», состоявшаяся по инициативе США и РФ в 2014 году, также не принесла заметных результатов.

Первое перемирие в САР было объявлено только в феврале 2016 года, спустя несколько месяцев после начала военной операции ВКС РФ в Сирии. Договорённость о прекращении огня была достигнута при посредничестве Вашингтона и Москвы в рамках конференции «Женева-3», стартовавшей в январе прошлого года. Непосредственные участники сирийского конфликта отказывались садиться за стол переговоров — рассчитывать на прочный мир в таких условиях было просто невозможно, режим перемирия систематически нарушался.

Ещё один план перемирия был разработан в декабре 2016 года Анкарой и Москвой и передан враждующим сторонам в САР. Москва и Анкара выступили в качестве гарантов соблюдения режима прекращения огня, который вступил в силу 29 декабря прошлого года. Однако и участники переговоров, и сторонние наблюдатели отмечают хрупкость достигнутых соглашений, нарушения которых фиксируются ежедневно.

Эффект Астаны

Очевидно, что для урегулирования конфликта недостаточно заключить военное перемирие, стороны должны прийти к политическому компромиссу. По мнению экспертов, переговоры, состоявшиеся по инициативе МИД РФ в Астане 25 января 2017 года, стали удачным прологом к политической дискуссии на полях «Женевы-4».

Также по теме
Война интересов: какой вариант политического устройства Сирии подойдёт сторонам конфликта
Россия, Иран и Турция договорились в Астане о создании системы мониторинга за соблюдением перемирия в Сирии. Хотя представители...

В столице Казахстана участники сирийского конфликта впервые сели за стол переговоров, Москва постаралась собрать в Астане максимальное количество оппозиционных группировок. Причём в данном случае речь шла о вооружённых организациях, обладающих реальным, а не спекулятивным весом. Многие из них принимают сейчас участие в женевских переговорах, что расценивается экспертами как положительный фактор. Прежде к диалогу приглашались только политические оппозиционеры, не имеющие никакого влияния в САР и нередко проживающие за её пределами.

Хотя в Астане оппозиция отказалась подписать итоговое коммюнике и отвергла проект обновлённой Конституции САР, эксперты оптимистично оценивают итоги первых раундов переговоров (напомним, второй этап переговоров состоялся в середине февраля). Важным результатом стало создание группы мониторинга за соблюдением режима перемирия, в которую вошли Россия, Иран и Турция.

Почему сирийские боевики готовы пойти на примирение с Дамаском
  • Переговоры по Сирии в Астане
  • AFP

«Переговоры в Астане фактически перезагрузили весь процесс урегулирования сирийского конфликта и стали основой для продолжения прерванных десять месяцев назад женевских переговоров, — отметил в интервью RT старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Владимир Сотников. — Я не ожидаю скорого прорыва, но процесс идёт. К сожалению, ждать быстрых результатов не приходится, слишком затянулся сирийский конфликт, и слишком непримиримые разногласия были между его участниками. Но сейчас эти разногласия всё больше сужаются, и всё большее число оппозиционных группировок принимают участие в переговорах».

И снова Трамп

Ещё одним фактором, влияющим на ситуацию в Сирии, является позиция Вашингтона: избрание на пост президента США Дональда Трампа может привести к положительным сдвигам.

Трамп неоднократно говорил о том, что для него большее значение имеет борьба с организованным терроризмом, чем поддержка сирийской оппозиции. По его мнению, хотя Башар Асад и является «плохим парнем», противостоящие ему силы могут быть «ещё хуже».

На излете своего президентского срока Барак Обама снял формальные ограничения на поставки оружия, бронетехники и боеприпасов сирийской оппозиции. Однако если администрация Трампа и будет поставлять оружие в САР, то разве что выборочно. Например, в конце января представители курдской группировки «Демократические силы Сирии» (ДСС) сообщили о получении небольшой партии американских бронетранспортёров. В составе альянса сил вооружённой оппозиции ДСС выступают против «Исламского государства»* в районе Ракки.

В то же время представители Свободной сирийской армии (САА) сообщили о полном прекращении поддержки со стороны ЦРУ — и финансового, и военного характера. Оппозиционеры лишились зарплат, помощи советников и инструкторов, поставок оружия, в том числе управляемых противотанковых ракет.

21 февраля газета The Washington Post со ссылкой на должностных лиц США сообщила, что Пентагон и другие американские ведомства заняты созданием плана по уничтожению «Исламского государства». Не исключено, что Вашингтон полностью откажется от поддержки группировок, воюющих против армии Асада. Вместо того чтобы пытаться свергнуть сирийский режим, Трамп бросает силы на уничтожение ИГ. Накануне пресс-секретарь президента США Шон Спайсер сообщил, что американский лидер постарается заключить «сделку» с Россией по вопросам борьбы с терроризмом.

Почему сирийские боевики готовы пойти на примирение с Дамаском
  • Пресс-секретарь президента США Шон Спайсер
  • Reuters

В Москве приветствуют эту инициативу: как отметил глава Минобороны РФ Сергей Шойгу, Россия и США могли бы объединить усилия по освобождению сирийской Ракки от ИГ.

На протяжении последних лет Вашингтон негласно подпитывал сирийский конфликт, оказывая поддержку противникам правящего режима. Если Штаты переключат своё внимание на борьбу с терроризмом, это благотворно скажется на сирийской ситуации и подтолкнёт воюющие стороны к примирению.

Смена декораций

Ещё один влиятельный игрок — Анкара — заметно скорректировал свою политическую линию. Реджеп Тайип Эрдоган уже не твердит о немедленном свержении Башара Асада, переключив внимание на борьбу с «Исламским государством» и создание так называемой буферной зоны вдоль турецко-сирийской границы.

«Турция, которая прежде упрямо проводила свою собственную линию в Сирии, пошла на союз с Ираном и Россией и немного смягчила риторику в отношении Башара Асада. Это тоже повлияло на оппозиционные группировки, пользующиеся турецкой помощью, — они поняли, что эта помощь может закончиться», — отметил Владимир Сотников.

Эксперт считает, что позиции региональных держав изменились. Иран тоже подключился к процессу, запущенному Россией и Турцией, хотя ранее Тегеран придерживался отдельной линии по Сирии. Возможно, что этот тройственный союз имеет тактический характер, но он тем не менее состоялся.

Ещё один региональный игрок — Саудовская Аравия — тоже проявляет готовность к компромиссу. Как рассказал в интервью RT начальник отдела исследований ближневосточных конфликтов и вооружённых сил региона Института инновационного развития Антон Мардасов, Эр-Рияд и Доху устраивает предлагаемый Москвой вариант обустройства Сирии.

«Москва предлагает провести децентрализацию страны, сделать ставку на местные советы и гражданское самоуправление. Таким образом сохраняются и суннитские районы, и оппозиция Асаду. Эр-Рияд не устраивает возобновление активных военных действий и тотальная победа правительственных войск. Сейчас и Катар, и Саудовская Аравия в целом настроены на политический процесс, хотя отдельные перекосы сохраняются. Но этим грешит и Дамаск», — добавил эксперт.

Неопределённость и надежды

Впрочем, эксперты не спешат с оптимистичными оценками «Женевы-4». Ранее Стаффан де Мистура заявил, что не рассчитывает на прорыв по итогам этого раунда. По его словам, только целая серия переговоров позволит «углубиться в вопросы», связанные с урегулированием сирийского конфликта.

Почему сирийские боевики готовы пойти на примирение с Дамаском
  • Cпецпосланник генсека ООН по Сирии Стаффан де Мистура
  • Reuters

«Сохраняется немало факторов, которые тормозят продвижение переговоров. Во-первых, очень пространная повестка дня — это и проект конституции, и политические преобразования. Переговоры проходят на фоне расколов в среде оппозиционных группировок. Например, «Ахрар аш-Шам»* разделилась, часть присоединилась к «Джабхат ан-Нусре»*, а часть, которая тяготела к ССА, участвует в переговорах в Астане, а через посредников — и в Женеве. В целом прорыва сейчас ждать не стоит, это вопрос отдалённой перспективы», — считает Антон Мардасов.

Тем не менее многие факторы позволяют рассчитывать на то, что переговоры всё же сдвинутся с мёртвой точки. Важное значение имеет не только корректировка внешнеполитических курсов региональных держав и США, но также и военный фактор. Вмешательство России в сирийский конфликт на стороне Дамаска позволило правительственной армии одержать ряд серьёзных побед. Вооружённые группировки уже не чувствуют себя так уверенно и вынуждены идти на переговоры. В противном случае они рискуют потерять всё, не выторговав себе никаких преференций.

* «Исламское государство» (ИГ), «Джейш аль-Ислам», «Ахрар аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра» — террористические группировки, запрещённые на территории России.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...