В плену террора: к чему привела миграционная политика Европы в 2016 году

Политика ЕС, направленная на ассимиляцию беженцев и мигрантов из стран Ближнего Востока, и попытка привить им европейские ценности оказались на грани провала из-за терактов и зашкаливающего уровня преступности. Европа принимает контрмеры, но делает это с опозданием. Несмотря на то что ЕС удалось уменьшить поток беженцев с более чем миллиона человек в 2015 году до 355 тыс. в 2016 году, а Ангела Меркель готова менять законодательство Германии и депортировать мигрантов, не получивших статуса беженцев, в целом европейским лидерам не удалось решить вопрос мигрантов так, чтобы гарантировать безопасность собственных граждан. Об итогах миграционной политики ЕС в 2016 году — в материале RT.
В плену террора: к чему привела миграционная политика Европы в 2016 году
  • Reuters

В 2016 году Европу потрясло несколько трагедий, которые, как неоднократно подчёркивали эксперты, стали следствием кризиса в процессе интеграции сообщества мусульманских мигрантов. 22 марта в аэропорту Брюсселя и на станции метро «Мальбек» прогремело несколько взрывов, они унесли жизни 34 человек. 14 июля грузовик Renault Midlum 300 врезался в толпу на Английской набережной Ниццы. Погибли 86 туристов и местных жителей.

  • Reuters

Волна террора впоследствии перекинулась и на Германию. 18 июля 17-летний беженец из Афганистана с топором напал на пассажиров поезда, следовавшего из Вюрцбурга в Оксенфурт. 22 июля 18-летний гражданин ФРГ иранского происхождения открыл стрельбу в одном из торговых центров Мюнхена, застрелив девять человек.

24 июля в Ройтлингене (земля Баден-Вюртемберг) 21-летний беженец из Сирии бросился с мачете на людей возле киоска с кебабом и зарезал одну женщину. Поздним вечером 24 июля 27-летний беженец из Сирии попытался взорвать ресторан в Ансбахе (Бавария). 27 июля рядом со зданием Службы по делам мигрантов в баварском Цирндорфе взорвался чемодан.

Путь европейского террориста

Своеобразным итогом разгула преступности и роста террористической угрозы в Германии стал теракт на площади Брайтшайдплац в Берлине. Вечером 19 декабря нелегальный мигрант из Туниса Анис Амри въехал на грузовике на территорию рождественской ярмарки, задавив 12 человек. Убийца скрылся с места преступления, но менее чем через четыре дня был застрелен миланской полицией. Ответственность за теракт в Берлине взяла на себя группировка «Исламское государство»*.

  • Reuters

23 декабря канцлер ФРГ Ангела Меркель пообещала ужесточить меры безопасности в стране и изменить законодательство. «Я поручила министрам внутренних дел и юстиции совместно с ведомством канцлера, федеральными землями и коллегами из спецслужб проанализировать каждый аспект этого случая и представить результаты. Там, где есть потребность в изменении законодательства и мер безопасности, мы примем и воплотим необходимые шаги», — заявила она.

Меркель рассказала, что провела телефонный разговор с президентом Туниса Беджи Каидом эс-Себси. Во время беседы канцлер проинформировала его о намерениях ускорить процесс депортации мигрантов и увеличить число отправляемых на родину тунисцев, если они не получили статуса беженцев. Данная мера давно назрела, и история «скитаний» Аниса Амри — лишнее тому свидетельство.

Будущий террорист, как множество других его соотечественников, прибыл в Италию по морю в разгар «арабской весны» в 2011 году. По предварительным данным, Амри был несовершеннолетним и поэтому его поместили центр временного приёма беженцев, расположенный на острове Лампедуза. После недолгого пребывания в центре тунисец стал участником его поджога и получил четыре года тюрьмы в Палермо.

Согласно законодательству Италии Амри подлежал депортации на родину, но тунисские власти не подтвердили факт его гражданства. В итоге 22-летний хулиган был отпущен на свободу и отправился в Германию. Судя по имеющейся информации, у Амри не было никакого статуса, позволяющего ему пребывать на территории Шенгенской зоны ЕС.

Несмотря на это, молодой человек свободно перемещался из одной страны в другую. Принятые в срочном порядке меры по его поимке не помешали вооружённому пистолетом тунисцу уехать из ФРГ и вернуться в Италию, где он, вероятно, искал убежища в местной мусульманской общине или хотел скрыться на юге страны.

Также по теме
Ярмарка террора: почему Германия не может обеспечить безопасность своих граждан
Трагедия на рождественской ярмарке в столице, унёсшая жизни 12 человек, продемонстрировала, что вопрос безопасности в Германии стоит...

«Приключения» берлинского террориста указывают на огромные бреши в европейской системе безопасности и недостаточность принятых мер, заявил RT руководитель Центра партийно-политических исследований Института Европы РАН Владимир Швейцер. «Власти пытаются что-то сделать, но это выглядит как акт отчаяния и бессилия. Европейцы живут в одном пространстве, а убийцы — в совершенно иной, антицивилизационной среде», — констатировал политолог.

Швейцер считает, что Меркель выполнит обещание ужесточить законодательство и политику депортации нелегалов. «Но у меня нет ощущения, что для сегодняшней Германии заявления Меркель являются особым откровением. У неё, как и у остальных политиков ЕС, нет реальных ресурсов, чтобы бороться с угрозой, исходящей от мигрантов. Да, европейские лидеры могут работать на определённой силовой основе, но найти какие-то нестандартные подходы, принять исчерпывающие системные меры они не в состоянии», — сказал он.

Средиземноморский рубеж

Наплыв мигрантов в Европу — следствие в первую очередь недальновидной политики на Ближнем Востоке. В 2011—2012 годах ЕС поддержал «демократические революции» в арабских странах, а потом из новообразовавшихся «царств свободы» потянулись сотни тысяч беженцев. Это касается не только Туниса, Ливии, Египта, но и многострадальных Сирии и Ирака.

Для переправки мигрантов в Европу контрабандисты используют Средиземное море. Беженцы из Северной Африки стремятся попасть в Италию, а беженцы из Западной Азии — в Грецию (так называемый балканский маршрут). Мигранты пытаются добраться до более богатых стран ЕС — прежде всего Германии, Австрии и Франции — ради более комфортных условий проживания и получения заветного статуса беженца, позволяющего остаться на ПМЖ в благополучной Европе.

Правящие европейские партии игнорируют очевидные провалы в политике, которая долгое время была нацелена на приём беженцев, социальную адаптацию мигрантов и мусульманской молодёжи с паспортами граждан ЕС. Власти пытаются решить проблему с помощью интеграционных курсов и расширения полномочий силовиков.

Однако наряду с этим в 2016 году Европейский союз решился на усиление контроля над внешними границами, проходящими по Средиземному морю. Это дало определённые положительные результаты. Поток беженцев по сравнению с 2015 годом упал, в том числе благодаря перекрытию «балканского маршрута», по которому летом и осенью 2015 года более полумиллиона беженцев попали в Западную Европу.

  • AFP

Положительная динамика вдохновила официальный Брюссель, и с конца ноября Европейская комиссия сочла возможным разрешить странам, которые частично ввели пограничный контроль, продлить его ещё на три месяца — несмотря на существенный моральный и материальный ущерб от этой меры.

Теперь после пересечения госграницы в поездах или на автомобильной трассе органы правопорядка стали гораздо чаще проверять документы у лиц, которые кажутся им подозрительными. Правда, увеличение полицейских патрулей не означает закрытия границ и полноценного восстановления пограничного контроля. При всех положительных моментах эта мера отнюдь не является исчерпывающей. Об этом говорит хотя бы тот факт, что объявленный в розыск берлинский террорист смог с оружием перебраться в Италию.

«И всё же соображения безопасности перевешивают экономические вопросы и ценности европейской интеграции», — отметила в беседе с RT заведующая отделом исследований европейской интеграции Института Европы РАН Ольга Потёмкина. По её мнению, ЕС смог установить более или менее нормальный контроль по периметру греческих островов, но не перекрыл «итальянский маршрут».

«Несмотря на принятые меры, страны юга Европы продолжают страдать от миграционного кризиса, поскольку принимают на себя потоки нелегальных мигрантов», — констатировал Потёмкина. Как отметила эксперт, у проблемы контроля внешних рубежей есть и другая сторона.

Охрана средиземноморских рубежей ЕС снизила наплыв мигрантов, но не сделала бегство в Европу более безопасным. По данным Международной организации по миграции, в 2016 году число беженцев, погибших в Средиземном море, превысило 4 тыс. человек — это на тысячу больше, чем в 2015-м.

Закручивание гаек

Чтобы не пасть жертвой гостеприимства, толерантным европейцам пришлось пойти на ужесточение мер по приёму мигрантов. В первых рядах в этом вопросе — страны Северной Европы. Например, в Дании беженцы при въезде отдают значительную часть ввезённого имущества. По словам доцента кафедры интеграционных процессов МГИМО Александра Тэвдой-Бурмули, это является неким ответом на предполагаемое желание беженцев «просто получше пожить».

  • Reuters

Ещё ниже градус толерантности в Восточной Европе. Так, в Словакии заявили, что готовы принять по квоте около 900 мигрантов с Ближнего Востока, но только христиан из Ирака. «Это, конечно, никак не соответствует требованиям ЕС», — подчеркнул в беседе с RT Тэвдой-Бурмули.

Одним из инструментов по ограничению миграционной «вольницы» стал принятый в Германии план по комплексной интеграции беженцев в социально-экономическую и культурно-историческую среду «Содействовать и требовать».

«Он является фактически дополнением к закону об интеграции, который был принят раньше», — пояснил в интервью RT заместитель директора Института Европы РАН Владислав Белов.

План включает такие «мотивирующие» факторы, как изучение языка, курсы профессиональной подготовки, помощь при устройстве на работу, предоставление жилья. В случае невыполнения требований «немецкого порядка» следует лишение статуса беженца или в конечном итоге — высылка из страны.

По словам Белова, в результате принятия этого плана число беженцев в Германии, согласно некоторым оценкам, снизилось в 2,5 раза. Однако ужесточение мер по приёму беженцев, а также изменение порядка их натурализации не сможет решить проблему миграции. «Пока кризис на Ближнем Востоке будет полыхать, поток беженцев не иссякнет», — считает Тэвдой-Бурмули.

Квоты раздора

По мнению политологов, миграционный кризис внёс свою лепту в брексит — решение британцев о выходе Соединённого Королевства из Европейского союза.

«Хоть и не напрямую, но брексит связан с миграционным кризисом, с тем, как общество понимает проблему, — сказала в беседе с RT доцент кафедры европейских исследований СПбГУ Татьяна Романова. — Британцы увидели приток мигрантов, кроме того, низкоквалифицированные рабочие испугались, что мест для работы стало не хватать, — поэтому так голосовали».

Ещё один возмутитель спокойствия — «вышеградская группа»: Польша, Чехия, Словакия и Венгрия. Эти страны выступают категорически против квотирования мигрантов, не соглашаясь в данном вопросе с Европейской комиссией.

«Они предлагают так называемую «эффективную солидарность», это означает, что каждая страна может выбирать, каким образом ей участвовать в решении миграционного кризиса, — пояснила Потёмкина. — Эта идея не находит поддержки у всех остальных стран, особенно у Италии и Греции. Кризис солидарности в ЕС налицо. Евросоюз угодил в ловушку, что бы там ни говорили лидеры европейских стран, они не могут прекратить приём ищущих убежище, иначе они должны заявить о желании нарушить Женевскую конвенцию 1951 года».

На братиславской встрече в середине сентября лидеры ЕС пошли навстречу странам «вышеградской группы», отказавшись от жёстких норм квотирования. Но Европейская комиссия продолжает настаивать на равномерном распределении беженцев между всеми странами ЕС, а в случае невыполнения грозит наказанием.

«Комиссия настойчиво заявляет, что добьётся выполнения плана расселения в соответствии с квотами, — говорит Потёмкина, — и если к сентябрю 2017 года планы не будут выполнены, комиссия имеет право инициировать судебное разбирательство с проштрафившимися странами».

На крючке у Турции

Не последнюю роль в снижении потока мигрантов в ЕС сыграла Турция. Согласно летнему соглашению с Анкарой, значительная часть тех, кто сейчас нелегально высаживается на европейском побережье, возвращаются в Турцию. Брюссель пообещал выплачивать Анкаре «компенсацию» за подобные услуги. Правозащитные организации упрекают ЕС и Турцию в нарушении международного права.

Однако сделку торпедируют отнюдь не заносчивые правозащитники, а сам президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, который порой грозит Брюсселю «открыть шлюзы». Европейские политики стараются игнорировать этот факт и напоминают Турции о возможной отмене визового режима.

Правые вместо левых

Захлестнувшая Европу волна мигрантской преступности и инертность властей предсказуемо вызвали возмущение части граждан ЕС. В Европе набирают популярность правые силы, начиная от откровенных популистов, как в Италии (Беппе Грилло, лидер «Движения пяти звёзд»), и заканчивая серьёзными политиками (Франсуа Фийон, кандидат в президенты Франции от «Республиканцев»).

Также по теме
Сапогом на выход: ЕС рискует потерять Италию после неудачного для левых референдума
Поражение на референдуме итальянского премьера Маттео Ренци может обернуться политическим кризисом для страны и прибавить проблем...

В 2017 году Франция и Германия должны выбрать парламент и лидеров государств . Европейские социологи пока дают осторожные оценки, но рост популярности консервативных настроений очевиден. В Германии, как уже отмечал RT, идеи правых проникли в элиту левых партий. Триумф правых будет неотвратим, если ситуация с безопасностью продолжит ухудшаться.

В декабре кресла премьера лишился Маттео Ренци, бывшая надежда левоцентристской Демократической партии Италии. Следующим на выход окажется президент Франции Франсуа Олланд, антирейтинг которого бьёт рекорды более двух лет подряд. Из когорты левых лидеров относительно прочные позиции только у канцлера ФРГ Ангелы Меркель.

«Неудача Ренци во многом объясняется недовольством населения, а вовсе не нежеланием перемен в Конституции, — рассуждает Ольга Потёмкина. — Итоги референдума — это протест против политики правительства, которое вынуждает фактически нести всю ответственность за миграционный кризис».

По мнению Тэвдой-Бурмули, Меркель не может не понимать сути происходящих изменений в Европе и старается лавировать, экспериментируя с правой риторикой. Меркель объявила о росте расходов на безопасность, решила расширить полномочия и увеличить финансирование спецслужб, запретила публичное ношение мусульманской одежды. В то же время Меркель остаётся верна политике Willkommen и даже после теракта в Берлине попросила помогать беженцам интегрироваться в немецкое общество.

«Меркель несколько ужесточает свою политику по приёму беженцев, но она не может слишком серьёзно это сделать, есть некие ценностные обязательства Христианско-демократического союза, от которых она не откажется. Германия хочет оставаться в центре миграционного процесса, — прокомментировал ситуацию Тэвдой-Бурмули. — Что касается призыва Меркель запретить в Германии мусульманскую одежду — это реверанс в сторону консервативных немцев, это делается в преддверии выборов».

Вопрос ребром

Кандидат психологических наук Александр Невеев в беседе с RT отметил, что, столкнувшись с волной насилия, обескураженная Европа не может прийти в себя и пока не желает ставить вопрос ребром. «Объективные проблемы (мусульманские гетто, лагеря беженцев, деградировавшие спецслужбы) накладываются на то, что называется европейскими ценностями: слепая и в каком-то смысле наивная вера в верховенство прав человека, желание угодить меньшинствам — сексуальным, этническим или религиозным», — сказал психолог.

По мнению Невеева, ошибка Европы в том, что она де-факто выбрала модель общества, построенного на пренебрежении правами большинства граждан: «Европейцы перевернули с ног на голову представление о демократии. Что такое демократия? Власть в интересах большинства. В современной Европе мы видим обратную ситуацию».

«Этот перекос вызван комплексами за колониальное прошлое, как во Франции и Великобритании. Германия, например, продолжает каяться за нацистский режим. Своей толерантностью европейцы как бы пытаются искупить историческую вину, не замечая очевидных противоречий в реальности. В итоге на фоне гостеприимства мы получаем абсолютное непонимание образа жизни мусульман и страшные трагедии со стороны опекаемого меньшинства», — резюмировал Невеев.

* «Исламское государство» (ИГ) — террористическая группировка, запрещённая на территории России.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...