Докопаться до истины: Оливер Стоун рассказал RT о медиавойнах и роли ЦРУ в Голливуде

RT побеседовал с кинорежиссёром Оливером Стоуном, в новом фильме которого — «Сноуден» — были использованы кадры телеканала, о состоянии СМИ в современном мире, о выборах в США, о влиянии спецслужб на Голливуд и о многом другом. В интервью ведущему программы Going Underground Афшину Раттанзи обладатель трёх «Оскаров» называет своё желание докопаться до истины проблемой, международную политику — информационной войной, а нынешних врагов призывает понять друг друга.
Докопаться до истины: Оливер Стоун рассказал RT о медиавойнах и роли ЦРУ в Голливуде
  • Reuters

— В фильме «Сноуден» вы используете видеоматериалы RT. И как раз в тот момент, когда они были на экране, мы получили текстовое сообщение о том, что счета RT в банке, который частично принадлежит британскому правительству, в декабре будут заблокированы. Как, на ваш взгляд, это характеризует степень свободы прессы в Великобритании?

— RT всегда ответственно подходил к освещению новостей. Насколько я могу судить, ваш канал очень чётко излагает факты и подкрепляет их доказательствами, в том числе и видеозаписями. Может быть, вы представляете для них угрозу? Ваш канал обвиняют в пропаганде, но когда я читаю лондонские газеты, возникает большой вопрос: кто тут на самом деле пропагандист? Перед нами разворачивается информационная война. Жаль, что в жертву ей приносится истина. Британцы не смогут получать адекватную информацию о событиях, если запретить вещание СМИ, отражающих иные точки зрения, — таких как Al Jazeera, France 24 или RT. Новости надо смотреть. Если ты ищешь себе врагов и хочешь думать, что они у тебя есть, слушай их и пытайся понять. Таков мой принцип. Я общался с Кастро, с Чавесом. В следующем году, для завершения работы над документальным фильмом, буду брать интервью у Путина. Важно понимать, с кем ты имеешь дело, и уважать мнения всего многополярного международного сообщества.

— Вы встречались с лидером британских лейбористов Джереми Корбином, на которого в мейнстримных СМИ Великобритании ежедневно навешивают ярлыки «антисемита» и «апологета Кремля». Что вы о нём думаете?

— Всякий, кто говорит о России что-то хорошее… Россия была союзницей Запада в войне против терроризма, предоставила нам коридор транспортировки в Афганистан и так далее, помогала нам всеми возможными способами, а сейчас очень эффективно борется с терроризмом и на своей территории, и за рубежом… Замечу, что в России и в странах ближнего зарубежья проживают очень много мусульман. Россия успешно воюет против ИГ* в Сирии. Когда туда прибыли российские ВКС, они иногда совершали, кажется, свыше ста боевых вылетов в день. Группировка ИГ понесла большие потери — в том числе, безусловно, психологические: Россия переломила ей хребет. Это был ключевой момент. После этого масштабы операции снизились. Напомню, что в то время, когда Россия делала по сто вылетов в день, Соединённые Штаты делали один-два. Затем США развернули пропагандистскую войну. Россию обвинили в уничтожении гуманитарного конвоя в Сирии, не имея при этом никаких доказательств. Хотя, мне кажется, господин Путин представил явно заслуживающие внимания свидетельства того, что атаку осуществили террористы, и это было похоже на дело рук террористов. Однако Соединённые Штаты уже не заинтересованы в фактической информации — им, похоже, хочется просто фабриковать новости, чтобы отвлекать внимание общественности на новые «атаки». Это достигает пугающих масштабов. И я не знаю, зачем США накаляют обстановку.

— Ваши фильмы позволяют иначе оценить события прошлого…

— Наверное, моя проблема в том, что мне действительно важно докопаться до истины. А мир сейчас обезумел. Всё перевернулось с ног на голову.

— В своё время премию «Оскар» получали такие фильмы, как «Цель номер один» режиссёра Кэтрин Бигелоу и «Операция «Арго» Бена Аффлека. Скажите, в чём опасность такой переоценки прошлого? И чем работа этих режиссёров отличается от вашей?

— Мы знаем, что им помогало Центральное разведывательное управление США. У ЦРУ есть программа «поддержки» проектов в сфере развлечения и телепрограмм. По сути — влияния на них. Оно всегда готово оказать режиссёру «помощь», но вы понимаете, что для этого в их распоряжении отдаётся сценарий.

 А вы, работая над своими картинами, помощи от них не получали?

— Никогда. Напротив, я подвергался нападкам с их стороны. Но то же самое можно сказать о Министерстве обороны и военной машине. Им тоже нужно, чтобы сценарии были проамериканскими. Сегодня очень трудно выступать с критикой в адрес Америки, как мы это делали в 1970-е. Ведь судьба нашей страны нам небезразлична, мы верим в необходимость реформ. Разочарование во вьетнамской войне нашло отражение во многих фильмах, снятых в семидесятые, — пользовавшихся большой популярностью, но нередко и подвергавшихся критике. Однако после того как на выборах 1980 года победил Рейган, консервативные круги всерьёз взялись за то, чтобы установить над средствами массовой информации контроль, который сохраняется и по сей день.

 Но ведь, скажем, продюсер Арнон Милчен, известный своим отношением к израильской ядерной программе, тем не менее делал хорошие фильмы...

— Арнон продюсировал три моих фильма. И на тот момент, мне кажется, он был человеком без политических пристрастий.

 Насколько тесно Голливуд и его фильмы связаны со спецслужбами?

— Почитайте замечательную книгу Джима Диюджинио «Вернуть Паркленд». Он исследует вопросы, связанные с убийством Кеннеди, но затрагивает также деятельность Пентагона и ЦРУ в Голливуде. Есть и совсем недавно написанная работа на эту тему, я её читал, и там есть над чем поразмыслить. Но именно у Джима Диюджинио в его «Вернуть Паркленд» изложена интереснейшая информация. Я полагаю, в 1990-е годы (Пентагон и ЦРУ. — RT) особенно активно стремились вернуться в жизнь Голливуда. Фильм «Джон Кеннеди. Выстрелы в Далласе» застал их врасплох. В 1940—1950-е годы контроль над киноиндустрией был куда жёстче. Вспомните фильмы об атомной бомбе и коммунистах. Тогда был тотальный контроль, но потом он начал понемногу слабеть. А после «Выстрелов в Далласе» внимание вновь стало самым пристальным.

 Были нападки в ваш адрес после этого фильма?

— Крупным проектом о ЦРУ стал телесериал «Шпионка» с Дженнифер Гарнер. И сериал «Родина», который, по сути, отражает мировоззрение ЦРУ: «Враг не дремлет! Мы герои! На нашу замечательную страну посягает противник!» Сериал «Двадцать четыре часа» был пронизан паранойей, но при этом очень успешен. Вот такие телевизионные сериалы очень эффективны.

— Вы хотели снять фильм о массовом убийстве в Сонгми, о котором в своё время рассказал Сеймур Херш. Недавно он вновь привлёк внимание СМИ, усомнившись в выводах о химических атаках в Сирии. Почему тот фильм так и не был снят?

— Да, в 2007—2008 годах мы были практически готовы снимать этот фильм — «Пинквилль». Оставалось около трёх недель, мы построили деревню в Таиланде…

— Фильм о событиях в Сонгми?

— Да. У нас было необходимое оборудование, были актёры-вьетнамцы. Это был очень интересный и масштабный проект. Оставалось три недели, но деньги закончились. Мне кажется, это были первые сигналы финансового кризиса 2008 года. Кинокомпания United Artists работала с брокерской фирмой, а инвестиционный банк Merrill Lynch за год постепенно прекратил свою деятельность. Вернее, он перешёл в собственность Банка Америки, но работал плохо. Один из тех банков, которые слишком велики, чтобы разориться. Из команды ушёл Брюс Уиллис, мы взяли вместо него Ника Кейджа. Возникла заминка. Но люди были рады отделаться от этого фильма, потому что всегда чувствовали некоторое беспокойство. Да, мы собирались рассказать о массовом убийстве во Вьетнаме, когда американские солдаты хладнокровно истребили свыше 500 человек; но приказы поступали от вышестоящих командиров, вплоть до генерал-майора, который возглавлял дивизию. Ему было предъявлено обвинение. Военные провели расследование… У нас были две параллельные линии: одна — о расследовании, другая — о самом убийстве. Расследованием занимался армейский генерал Рэй Пир, который не верил в то, что всё это действительно произошло. Он воспринимал эту информацию как некую уловку протестующих и недовольных войной, которые у него были не в чести. Но в ходе расследования Рэй Пир выяснил, что как раз наоборот — масштабы происшедшего гораздо больше, чем он мог себе представить. Речь не только о командовании дивизии, отдававшем приказы, но и о ЦРУ, которое, по сути, управляло ходом войны во Вьетнаме и говорило военным: «Вот вам данные разведки — куда идти и что делать». А ведь большая часть этой информации оказалась ошибочной. Плюс выяснилось, что значительная часть этих сведений была добыта благодаря пыткам. Они пытали вьетнамцев и получали от них информацию о том, что в этом районе будут такие-то военные части, что в деревне Сонгми будет находиться вьетконговский полк, и так далее. То есть видно, к чему это ведёт. Сеймур Херш изучал этот вопрос одним из первых и проявил большую отвагу. Но затем вскрылись и другие возмутительные вещи. Мне кажется, мы могли сделать очень хороший фильм. И очень жаль, что мы его так и не сняли.

— Вьетнамская война унесла около трёх миллионов жизней. Вы за участие в ней получили медаль «Пурпурное сердце».

— Да, и даже тогда я не имел представления о масштабах этой войны. Не знали мы и о роли в ней ЦРУ.

Перейдём к выборам в США. Вы предположили, что на них победит Хиллари Клинтон. Согласно недавней публикации WikiLeaks, ей было известно, что союзники США финансируют в Сирии группировки, связанные с «Аль‑Каидой»* и ИГ.

— Многие люди знают, что США, когда это в их интересах, помогают террористам. Всё началось ещё в 1980-е в Афганистане, где Соединённые Штаты противостояли Советскому Союзу и поддерживали безумных фанатиков, которые позже устроили нам 11 сентября. А директор ЦРУ Билл Кейси предложил действовать в самой России и добиваться смены режима, работая с народами Северного Кавказа, в том числе с чеченцами. И им оказывалась соответствующая «поддержка» в больших масштабах.

Это происходило даже после 2001 года. Когда мы объявили войну против терроризма: «Мы против них», — Россия к нам присоединилась. Она сказала: «Мы ваши союзники!» Буш это приветствовал. Помните этот период? Русские нам помогали, предоставили нам транзитный коридор, чтобы можно было снабжать наших военных в Афганистане. Но при этом они знали, что США по-прежнему работают с чеченцами, равно как и с Грузией. Не будем забывать о Грузии и о той роли, которую сыграл Саакашвили. Соединённые Штаты всегда стремились отколоть от Советского Союза, от России кусочек — и установить там свой протекторат.

— Ваши фильмы рассказывают нам что-то новое о самых разных событиях недавнего прошлого, об американских президентах и внешней политике. Мне хотелось бы задать вопрос о вашем старом фильме «Сальвадор». Мне запомнилось, как главный герой, журналист, в отчаянии восклицает: «Вы все одинаковы!»

— «Сальвадор» — один из тех фильмов, где мне лучше всего удалось выразить свои идеи.

 Относительно американской политики в Республике Эль‑Сальвадор?

— Я не думал, что продолжу работу после этого фильма, потому что бюджет был очень маленький, и я едва его вытянул. Дистрибьютора не было. Деньги — очень небольшие — вложила британская компания. Она же потом и распространяла картину, потому что никто другой на это не соглашался. То есть история та же, что и со «Сноуденом». Всё повторяется. Подумать только! Я долго боролся. Ну, что ж… Возможно, это последний фильм в моей карьере. Исполнитель главной роли Джимми Вудс выступил с вдохновенной речью: «Почему США продолжают поддерживать плохих парней? Вы словно Виктор Франкенштейн, плодящий чудовищ, вооружаете эти группировки, отправляете им оружие. Скольких террористов мы поддержали! Сколько раз мы вооружали обе стороны конфликта! Война в Ираке была просто катастрофой. И очень большая часть вооружений оказалась в руках всевозможных бандитов и террористов. Иногда мы воюем сами с собой. Мы продаём по всему миру так много оружия, что оно неизбежно попадает другой стороне. Оружие есть и у талибов, и в Ираке, и в Сирии…»

В Сирии мы с самого начала вооружали плохих парней. Скажите, как группировка ИГ сумела там настолько укрепиться и в открытую отправлять колонны через пустыню, чтобы вездесущие американские спутники ничего не заметили? Ей это позволили. Соединённые Штаты заинтересованы в том, чтобы на сирийско-иракской границе образовалась вотчина салафитов как некая буферная зона под руководством безумцев — так называемый халифат.

Кажется, об этом говорилось и в документе разведывательного управления Минобороны США от 2012 года, то есть ещё в начале сирийского конфликта. Мы уже тогда знали, что в Ираке порядка нет и что ему и Сирии помогает Иран, — и страшно боялись, что всех покорит «шиитский полумесяц». Саудовская Аравия и Израиль поднимали шум, подталкивали к тому, чтобы вмешаться в ситуацию на Ближнем Востоке и этого не допустить, — иначе регион в привычном им виде перестанет существовать. Мы вмешались — и поддержали не ту сторону. Вовсе не обязательно, что Саудовская Аравия — наш союзник. Ту кровавую войну, которую она ведёт в Йемене, американская пресса подробно не освещает. А вот «повстанцы» в Алеппо — это тема дня! И во всём обвиняют Россию.

Полную видеоверсию интервью смотрите на канале RTД.

«Исламское государство» (ИГ), «Аль-Каида» — террористические группировки, запрещённые на территории России. 

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Мир
Загрузка...
Бывший СССР