«Страна впала в оцепенение»: первый и единственный вице-президент России Александр Руцкой — о распаде СССР

Генерал-майор авиации Александр Руцкой в июне 1991-го на первых всенародных выборах был избран вице-президентом РСФСР, входившей тогда в состав Советского Союза. В рамках проекта RT «Незабытые истории» он вспомнил, как пришёл во власть после службы в вооружённых силах, каким образом оказался в центре политической жизни страны и чем закончилось первое и последнее в России вице-президентство.
«Страна впала в оцепенение»: первый и единственный вице-президент России Александр Руцкой — о распаде СССР
  • РИА Новости
  • © Игорь Михалев

Александр Руцкой — первый и единственный в истории России вице-президент. Он занимал эту должность с июля 1991-го вплоть до её упразднения в декабре 1993 года.

До прихода в политику Руцкой был военным лётчиком. Он воевал в Афганистане, где дважды был сбит во время боевых вылетов. В первый раз — вызывая огонь противовоздушной обороны крупной базы на себя в целях вскрытия огневых точек ПВО. При катапультировании он сломал позвоночник, после восстановления смог вернуться в строй и вновь был направлен в Афганистан на должность заместителя командующего авиацией 40-й армии.

Второй раз Руцкой был сбит самолётами ВВС Пакистана, выполняя задание по уничтожению баз и складов. После приземления полторы недели уходил от преследования, отстреливался, в последнем бою был тяжело ранен и в бессознательном состоянии оказался в плену. По словам Руцкого, в заключении он подвергался всевозможным издевательствам и пыткам, вернулся измождённым — весил лишь 48 кг.

Вскоре после освобождения за проявленное мужество и героизм при выполнении боевых задач, выполнив 562 боевых вылета, он был удостоен звания Героя Советского Союза.

Затем Руцкой занялся общественной деятельностью и в 1990 году был избран народным депутатом РСФСР (Российской Советской Федеративной Социалистической Республики).

Вице-президент РСФСР

— 12 июня 1991 года вы в паре с Ельциным были избраны вице-президентом РСФСР на первых всенародных выборах, прошедших в СССР. Как образовался этот тандем и почему был выбран именно такой формат?

— Будучи председателем комитета Верховного совета и членом Президиума Верховного совета РСФСР, я занимал прагматичную и активную позицию. Видимо, поэтому на меня обратил внимание Ельцин — председатель Верховного совета РСФСР — и предложил баллотироваться вместе с ним вице-президентом. Я знал, что на этот пост претендовал Бурбулис, преподаватель научного коммунизма, который быстренько перекрасился в другой цвет.

Неожиданно для всех Ельцин пригласил меня на беседу. В первый раз я отказался от предложения.

— С чем был связан ваш отказ?

— Зная о подковёрной борьбе за этот пост, я аргументировал свой отказ, сказав ему: «Борис Николаевич, если меня куда-то приглашают, на ту или иную должность, я должен знать, чем я буду заниматься. И учитывая, что я самокритичный человек, я должен понять, способен ли я, занимая эту должность, приносить пользу». Он ответил: «Хорошо, идите, подумайте».

Затем пригласил во второй раз: «Вы подумали?» Я остался стоять на своём: «Борис Николаевич, я повторяю: если вы мне чётко и ясно скажете, чем я буду заниматься, я подумаю и приму решение». И вот Ельцин пригласил меня в третий раз: «Вы будете заниматься военно-промышленным комплексом, реформой армии, социальной защитой военнослужащих и их семей». Это всё моё — то, в чём я хорошо разбираюсь. И я дал согласие.

— Как проходила ваша предвыборная кампания?

— Мы с Ельциным разделились и поехали по регионам. В 42 регионах, которые мне достались, итоги голосования не были ниже 55—60%. В некоторых доходило до 65%. Если посмотреть на результаты голосования там, где агитировал Борис Николаевич сам лично, они были гораздо ниже и даже менее 50%. В сумме сложили — и получилась победа. 

— Почему у вас с Ельциным начались разногласия?

— Нас избрали в июне 1991 года. Тогда правительство возглавлял профессионал — Иван Силаев, бывший министр в Совмине СССР. А потом, после ГКЧП, Ельцин Силаева убрал, обосновывая тем, что тот не проявил смелости. И тут началась чехарда: Бочаров, Гайдар, Бурбулис. Кадровая политика по формированию правительства РСФСР была по меньшей мере возмутительной.

На должности министров назначались молодые люди, вообще не имеющие ни жизненного, ни профессионального опыта работы, мало того, не имеющие отраслевого образования. На ходу отрабатывалась и готовилась приватизация, с формой которой я был категорически не согласен.

— Почему?

— Потому что было понятно, чем закончится эта приватизация: разграблением страны и растаскиванием национального достояния.

Я предлагал Ельцину сделать приватизацию в три этапа. Сначала приватизация сферы обслуживания. И посмотреть, проанализировать, как будет работать сфера обслуживания. По формуле: человек выигрывает конкурс, получает в траст предприятие сферы обслуживания и в ипотеку выплачивает его реальную стоимость. После чего предприятие становится его собственностью.

А деньги, получаемые от выплат по ипотеке, идут в фонд на социальные нужды: строительство школ, больниц, поликлиник, дорог, коммуникаций. И так поэтапно: лёгкая промышленность, строительство и другие сферы экономики, кроме базовых отраслей, которые остаются в собственности государства.

Моё предложение было проигнорировано. Приняли предложение Чубайса, и Ельцин его поддержал: под каток приватизации запустить всё, диктовали советники, как потом выяснилось — штатные сотрудники ЦРУ США. На этой почве именно между мной и Ельциным возник антагонизм.

— Это было единственное противоречие?

— Как я уже говорил, когда Ельцин мне предложил баллотироваться с ним, то говорил, что я буду заниматься военно-промышленным комплексом, реформой армии и социальной сферой военнослужащих и членов их семей. А назначил меня руководить сельским хозяйством. Мне стало понятно, зачем он это сделал: показать мою неспособность выполнять поручения главы государства, а также инициировать мою отставку.

  • Президент Российской Федерации Борис Ельцин и вице-президент РФ Александр Руцкой
  • РИА Новости
  • © Дмитрий Донской

Я не обладаю чувством снобизма и, если чего-то не знаю, всегда спрашиваю и руководствуюсь мнением специалистов. Поэтому я создал Федеральный центр земельной и агропромышленной реформы, куда пригласил профессионалов, начиная от тракториста, доярки и заканчивая академиками. На первом совещании предложил им написать, что они считают необходимым реформировать и как должно быть выстроено сельское хозяйство в условиях рыночной экономики. Впоследствии Ельцин понял, что обосновать мою некомпетентность на этом поручении не удастся.

— Вы ведь также занимались и антикоррупционной деятельностью?

— Не удалось убрать на сельском хозяйстве, придумали другой вариант моего сдвига. По предложению Бурбулиса создаётся Межведомственная комиссия по борьбе с преступностью и коррупцией. И назначают меня её председателем. Предположили, что я зароюсь в поисках преступников, выслеживании коррупционной деятельности министров, руководителей субъектов и различных чиновников. Опять не получилось задвинуть вице-президента, потому что комиссия избрала другое направление своей деятельности: анализ документов, выпускаемых правительством РСФСР, а также указы и распоряжения президента, касающиеся материальных и финансовых ресурсов и госзакупок.

Волосы дыбом от того, что происходило в стране. Наглый, циничный грабёж под видом приватизации, госзаказов, использования кредитных средств, распродажи боевой техники, материальных ресурсов, имущества и недвижимости войск, выводимых из Германии, Польши, Чехословакии, Венгрии, Латвии, Литвы, Эстонии.

По результатам работы комиссии я делал президенту еженедельный доклад, но Ельцин не реагировал и запрещал возбуждать уголовные дела. И тогда я понял, что дана установка грабить страну кто сколько может. Я не мог с этим согласиться. В 18 лет принимал присягу на верность служения Родине и советскому народу, и я верен этой присяге вплоть до сегодняшнего дня.

Если вы возьмёте предвыборную программу Ельцина 1991 года, вы около каждого пункта поставите восклицательный знак. А теперь давайте посмотрим, что из обещанного реализовано. Ничего.

— А как в Конституции были определены обязанности вице-президента?

—  В Конституцию РСФСР 1978 года было внесено дополнение и изменение по президенту и вице-президенту. Мои права и обязанности определены одной строчкой — «выполняет поручения президента». И никаких полномочий. Многие мне сегодня говорят: «Вот вы были вице-президентом — и не смогли остановить этот произвол». У меня встречный вопрос: «Как и каким образом, не имея конституционных полномочий?» Я делал всё, что мог, противодействуя этому безрассудству. Назовите мне другого, кто сопротивлялся и в конечном итоге восстал против этого произвола.

«Где вы были в августе 91-го?»

— В августе 1991 года случился путч. Вы привезли Горбачёва в Москву из Фороса. Что же это было тогда, 19—21-го августа 1991-го: изоляция президента СССР или самоизоляция?

— Мы были заблокированы в здании Верховного совета. Там находился и кабинет Ельцина. И пришла информация, что вот-вот будет штурм. Как только проходила эта информация, Ельцин вниз, на лифте в гараж, быстро в машину — и каждый раз собирался уехать в американское посольство. Я неоднократно уговаривал его и объяснял, что этого делать нельзя, потому что это не что иное, как позор. В очередной раз при попытке уехать туда у нас был такой диалог:

— Борис Николаевич, давайте я слетаю в Форос.

— На чём вы туда полетите?

— Найду, на чём полететь. В крайнем случае захватим самолёт во Внукове и улетим.

— Как это у вас получится?

— Справлюсь, Борис Николаевич.

— Вам не дадут этого сделать, вас просто всех перестреляют. Вы понимаете, что себя и сопровождающих вас военнослужащих подвергаете смертельной опасности?

Мы попрощались и уехали во Внуково. Захватили самолёт вице-президента СССР Янаева и улетели за Горбачёвым.

  • Вице-президент РФ Александр Руцкой отвечает на вопросы журналистов в Белом доме
  • РИА Новости
  • © Александр Лыскин

Янаев не возражал?

— У него никто не спрашивал разрешения. У меня было 20 человек спецназа, и со мной был Андрей Фёдорович Дунаев — исключительно порядочный и смелый генерал-лейтенант МВД. Полётом никто не управлял, «коридор» и «эшелон» нам не дали, по сути дела, летели без связи. Сели на аэродром Бельбек. Да, командиру бригады морской пехоты дали команду поставить танки на полосу, чтобы мы не смогли произвести посадку. Хорошо, что он не выполнил её, потому что топливо в самолёте было уже на исходе. 

— Что вы увидели в Форосе?

— Подъезжаем к даче Горбачёва, у входа на территорию стоят глава КГБ Владимир Крючков, председатель Верховного Совета СССР Анатолий Лукьянов, министр обороны маршал Дмитрий Язов. Я их поприветствовал и спрашиваю: «А что вы не заходите?» — «Нас туда не пускают». — «Как не пускают? Горбачёв же арестован». — «Кто вам сказал, что он арестован? Попробуйте вы, может, вас пропустят».

Меня пропустили. Горбачёв идёт навстречу взлохмаченный, поникший и оправдывающийся: «Меня арестовали, меня заблокировали, связи нет». Я при нём подхожу к телефону, снимаю трубку, пошёл сигнал коммутатора. Говорю: «Девушка, соедините меня с Ельциным». Соединяют. «Борис Николаевич, я на месте. Вот Михаил Сергеевич. Вы будете с ним говорить?» Резкий ответ: «Нет».

Ельцин даёт распоряжение: «Забирайте Горбачёва и летите в Москву». Я говорю: «Михаил Сергеевич, кто это вас заблокировал? Вот связь. У вас 30 минут, чтобы собраться». Он: «Нет, Александр Владимирович, я полечу на своём самолёте». Отвечаю: «Я за вас несу ответственность перед страной и президентом РСФСР. Вы полетите на моём самолёте».

  • Президент СССР Михаил Горбачёв после возвращения из Фороса в сопровождении вице-президента РСФСР Александр Руцкого. 22 августа 1991 года
  • © Скриншот с видео: Youtube

— В прошлом году я беседовала с Вячеславом Генераловым — офицером, который руководил охраной Горбачёва в Форосе. Он рассказал, что Горбачёв мог покинуть резиденцию в любой момент.

Также по теме
Защитники демократии у здания Верховного Совета РСФСР (Белого дома) на одном из танков, введённых в Москву 19 августа 1991 года в связи с объявлением членами ГКЧП чрезвычайного положения в столице «19 августа я был в Форосе»: Вячеслав Генералов о путче, Горбачёве и распаде СССР
Вячеслав Генералов с 1985 по 1991 год руководил охраной президента СССР Михаила Горбачёва и обеспечивал безопасность его семьи. 19...

— Он честно говорит. Горбачёв самоустранился. Он должен был 20 августа подписывать новый Союзный договор. Но понимая, что он слепил не то и загнал сам себя в тупик, он просто сбежал, а гэкачепистов подставил. Ведь решение о создании ГКЧП им было принято ещё в марте! А это всё происходило в августе.

Горбачёв проявил безволие. Ведь он глава государства, президент СССР! Какая проблема пригласить руководителей всех 15 республик? И чтобы они знали, что за дверями стоят представители прокуратуры, КГБ.

Вот итоги всенародного референдума, вот Союзный договор — подписывайте. Должно было быть волевое решение. Те, кто не подписал, — на ознакомление в «Лефортово». Кто дал на это право? Тебе это право дал народ.

— В марте 91-го абсолютным большинством на референдуме люди высказались за сохранение СССР. Почему в августе того же года эти же люди не поддержали ГКЧП?

— Я не хочу осуждать членов ГКЧП — они стремились сохранить Советский Союз, не преследуя каких-то личных целей. Я считаю, что изначально была заложена ошибка в определении лидера ГКЧП. О покойных плохо не говорят, но вынужден ради объективности высказать своё мнение в отношении Янаева — это был безвольный человек. Именно в этом была главная ошибка. И вторая ошибка — ввод войск в Москву.

— Как журналист, я считаю, что их главная ошибка была в том, что они выбрали форму, от которой народ устал за советские годы: ограничение вещания, балет, стол президиума... Если бы они организовали спецвыпуск программы «Взгляд» и устроили бы ток-шоу в прямом эфире, где объяснили бы свою позицию, — мне кажется, это была бы совсем другая история.

— Вполне возможно, но только не ток-шоу, а открытая дискуссия о сохранении Советского Союза и возможных мерах и действиях по недопущению развала СССР. Но вернёмся к факту: руководящей и направляющей была КПСС. А теперь смотрим действия Политбюро ЦК КПСС, республиканских ЦК КПСС, обкомов, крайкомов, райкомов, горкомов КПСС.

Все сбежали из зданий, как крысы с тонущего корабля. По ним не было сделано выстрела даже из рогатки. Страна впала в оцепенение, так как органы власти разбежались и люди не понимали, что происходит.

Кроме всего этого, беда нашего народа — тотальная политическая, юридическая и экономическая безграмотность. Будучи губернатором, я попытался ввести в школе два предмета: основы права и основы экономики. Мне покрутили пальцем у виска и сказали: «Как потом таким народом управлять?»

Я считаю, что народом не надо управлять, с ним надо договариваться. Люди должны понимать политические, экономические, юридические процессы. Тогда это будет нормальное правовое демократическое общество.

  • Александр Руцкой и Михаил Горбачёв перед началом гражданской панихиды 24 августа 1991 года
  • РИА Новости
  • © Алексей Бойцов

Декабрь 91-го: «Дайте мне группу спецназа»

— Как складывалась ситуация с развалом страны в декабре 1991 года?

— На основании статуса вице-президента я провожал Ельцина в Белоруссию. В разговоре перед отлётом я задал ему вопрос: «Борис Николаевич, если журналисты будут спрашивать, мне нужно знать: с какой целью вы улетели в Белоруссию?» Он говорит: «Подписывать соглашение об экономическом сотрудничестве. Вот видите — со мной Гайдар, Бурбулис, Козырев, Шахрай».

А утром я узнаю, что подписано Беловежское соглашение и ликвидирован Советский Союз. Как вы думаете, какая у меня будет реакция, если я присягал на верность стране и советскому народу?

— Что вы предприняли?

— Сразу позвонил Горбачёву и сказал, что это срочно необходимо остановить: «Михаил Сергеевич, зачем я летал за вами в Форос, рискуя жизнью людей, которые были со мной? Зачем я вас вывозил оттуда? Мы с вами летели, и я вам говорил: «Возьмите, в конце концов, себя в руки. Вы доиграетесь, что развалите страну».

Меня, кстати, тогда поддерживала Раиса Максимовна. Мы летели на моём самолёте и вели с ним задушевный разговор. Что надо собирать глав государств, входящих в состав СССР, и в приказном порядке подписывать новый Союзный договор. Именно в приказном. Потому что прошёл референдум, народ высказал свою позицию по поводу сохранения Советского Союза — и по-другому никак быть не может. Просто надо было проявить волевое решение. 

— В декабре 91-го Горбачёв мог изменить ситуацию силовыми методами?

— А зачем силовыми методами? Достаточно было арестовать эту инициативную группу, которой никто не давал полномочий на действия, направленные против страны, и в соответствии с законом привлечь их к уголовной ответственности по ст. 58 УК СССР «Измена Родине». По ней было однозначное наказание — высшая мера.

— А были люди, которые готовы были арестовать Ельцина после подписания Беловежских соглашений? Может быть, Горбачёв и хотел этого, но его приказ никто не пошёл выполнять?

— Мы встретились с Горбачёвым, и я сказал ему: «Дайте мне группу спецназа, я полечу в Минск и привезу этих деятелей». Вы бы видели, что с ним происходило — он покрылся трупными пятнами: «Что вы говорите, вы думаете своей головой?»

Я говорю: «Я думаю. Гибнет моя Родина, за которую мы положили 25 млн соотечественников в Великую Отечественную войну. Зачем и за что воевали мой отец, мой дед? Чтобы вот эта троица  взяла и уничтожила страну?» Но было понятно, глядя на него, что он категорически против моего предложения. Если бы он дал разрешение, я бы их привёз и тут же ими бы занялись правоохранительные органы.

— На что рассчитывал Горбачёв? Он был готов оставить свой пост?

— За всю свою жизнь (а у меня солидный возраст) я в первый раз встретил руководителя такого уровня, не способного принять решение в экстремальной политической ситуации.

— Почему вы тогда не покинули свой пост, когда вернулся Ельцин, а пошли с ним дальше?

— Почему же? По разным обстоятельствам я три раза писал заявление Ельцину об освобождении меня от должности вице-президента. При подаче заявления он всегда задавал мне один и тот же вопрос: буду ли я обосновывать своё заявление на Съезде народных депутатов? Я ему всегда говорил, что буду, и моё заявление он тут же рвал и кидал в корзину. Меня, вице-президента РФ, мог освободить от должности только съезд.

8 декабря 1991 года было подписано Беловежское соглашение. Через четыре дня, 12 декабря, это соглашение было вынесено на ратификацию Верховным советом. В соответствии со ст. 101 Конституции, Верховный совет не имел права ратифицировать это соглашение. Это право имел только Съезд народных депутатов.

Я пошёл к председателю Верховного совета Хасбулатову и попытался убедить его, что этого делать нельзя, что это преступление. Но Хасбулатов пошёл на поводу у Ельцина. 12 декабря, в день ратификации, я выступил с трибуны Верховного совета РСФСР в присутствии Ельцина (и, кстати, Горбачёва) и обратился к депутатам с призывом, что нельзя этого делать. Меня поддержали всего шесть человек, в том числе Сергей Бабурин. Всё. Фракция КПРФ, которая сегодня ходит с плакатами «Восстановим СССР», «Мы за СССР», всем составом проголосовала за ратификацию.

Октябрь 1993-го

— Как вы считаете, почему у нас не прижилась эта практика — президент и вице-президент?

— Ответ на этот вопрос надо искать в событиях 1993 года. О том, что его кадровая политика назначения министров с биографией из трёх строчек, без опыта — это политическое и экономическое самоубийство, я сперва говорил Ельцину приватно. Но я видел, что он не реагирует на это. Тогда я стал публично говорить, что с таким правительством в конечном итоге мы развалим экономику и вгоним страну в позорное состояние дефолта. Это был 1992 год. А в 1998-м что произошло? Дефолт. Вот итог его работы и правительства либеральных младореформаторов.

— Когда был упразднён институт вице-президентства в России?

— Когда произошли события октября 1993 года и Ельцин своим указом освободил меня от занимаемой должности. Но прежде чем это сделать, он создал группу, которая подделала мои подписи, заявила, что у меня счета за границей, миллионные состояния, трастовые договоры на управление недвижимостью и так далее. И на основании этого Ельцин в августе 1993 года отстранил меня от занимаемой должности и дал команду не пускать на работу в Кремль.

Так я очутился в Верховном совете, где у меня был выездной кабинет. А потом, когда уже эти события достигли апогея, всё закончилось расстрелом Верховного совета из танков. 4 октября 1993 года Ельцин своим указом освободил меня от занимаемой должности вице-президента и исполняющего обязанности президента. Это было незаконно.

Должность вице-президента была упразднена 25 декабря 1993 года в связи со вступлением в силу Конституции Российской Федерации, в которой эта должность не была предусмотрена.

— В 1993 году основная масса людей в стране не поддержали Верховный совет РСФСР, выступавший против принятия новой Конституции. Почему люди не поняли вашей позиции?

— Потому что СМИ как только не валяли меня в грязи: негодяй, преступник, коррупционер. А потом, только в 1995 году, генпрокурор Юрий Скуратов присылает мне письмо: «Следствие закончено. Уголовное дело прекращено. Ваши подписи подделаны. Виновные в подделке ваших подписей не обнаружены». Я сказал тогда Скуратову: «Плохо вы закончите, посмотрите, какое выберут для вас место». Так и получилось.

— Вас обвиняли в том числе в организации массовых беспорядков в 1993 году. Почему именно вас?

— Всё происходило спонтанно. Партия коммунистов, некогда руководящая и направляющая, которая должна была объяснить людям, что происходит в стране, во главе с Зюгановым сбежала из Верховного совета. А 2 октября Зюганов по телевидению призывал народ нас не поддерживать. 24 часа в сутки по телевидению шло, что мы фашисты, антисемиты, бандиты, а я — коррупционер. Кто будет поддерживать такого человека?

— Вас обвиняли в том, что вы призывали штурмовать телецентр?

— Давайте возьмём архивную видеосъёмку и увидим, откуда стреляют. Из зданий «Останкина» бьют по людям, которые находятся на площади. Автоматы и пулемёты были заряжены трассирующими боеприпасами. Так кто по кому стрелял?

Потом следствие проведёт дактилоскопическую экспертизу погибших военнослужащих, сотрудников милиции, ФСБ, гражданского населения в центре Москвы. И сделает заключение: все убиты из снайперского огнестрельного оружия, которого в Верховном совете не было. Но это было потом. А в те дни, как я говорил выше, круглые сутки с экрана телевизора вещали, что бандиты из Верховного совета убивают людей. Какой народ пойдёт поддерживать тех, кто убивает своих? 

— Была необходимость в обстреле Белого дома из танков? Эти эпичные кадры облетели весь мир.

— Конечно, нет. Грачёв говорил, что стреляли деревянными болванками. При этом каменно-стеклянное здание горит, как покрышка колеса. От деревянной болванки будет гореть здание из камня, стекла и алюминия? Стреляли фугасными и бронебойными снарядами. Здание прошивало навылет. А теперь представьте, что происходило с людьми, которые там находились! И когда рассказывают, что в Верховном совете погибли 150 человек, — ложь чистой воды. Минимум 1,5 тыс.

— По событиям 1993 года суда так и не состоялось. Вы тогда хотели, чтобы был суд? 

— Все, кто находился в «Лефортове», подписали амнистию, то есть признали свою вину. Я не подписывал амнистию, принципиально. Я требовал, чтобы был суд. Мало того, я единственный, кто опубликовал свои протоколы допросов. Остальные отказались это делать. Следователь мне говорил: «Александр Владимирович, надо изменить ваши показания, вы заработали высшую меру наказания». Я ответил, что не буду ничего менять.

— Чем вы занимались в тюрьме?

— Когда я сидел в «Лефортове», написал книгу «Обретение веры». Это моя попытка изложить национальную идею, идеологию, отвязанную от каких бы то ни было измов. Потому что измов мы наелись — дальше некуда.

  • Александр Руцкой в окружении родных и близких покидает территорию Лефортовской тюрьмы по решению Госдумы РФ об амнистии участников октябрьских событий 1993 года
  • РИА Новости
  • © Олег Ласточкин

Я издал книгу в Германии, здесь никто не брался. Немцы дали ей название «Моя держава» (Mein Raum). Но книгу из киосков сначала изъяли — их испугала аналогия с гитлеровской Mein Kampf. Тогда издатель обратился в Берлинский университет, чтобы сделать заключение по этой книге. И немцы пришли к выводу, что эта книга должна быть настольной у каждого уважающего себя немца, и она вернулась в киоски. Три раза издавалась тиражом по 50 тыс. экземпляров.

О коммунистах

— Что вы думаете о коммунистах? Почему Компартия допустила развал Союза? Неужели они не понимали, что происходит?

— Всё они понимали. И ГКЧП 1991 года, когда все сбежали, и ратификация 100% за беловежский сговор по уничтожению СССР. И в 93-м вся фракция КПРФ во главе с Рыбкиным сбежала из Верховного совета. В октябре расстреляли Верховный совет, а в декабре приняли новую Конституцию, где Ельцин получил полномочия даже не царя всея Руси, а гораздо больше. При этом совместили референдум по Конституции с избранием Государственной думы. В Конституции 1978 года есть такой орган власти? Нет. Значит, выборы этого органа власти были незаконными. А теперь давайте посмотрим, кто становится председателем Госдумы первого созыва. Рыбкин, глава фракции КПРФ. Понятна схема?

В 1995 году проходят выборы в Думу. Кто абсолютное большинство в Государственной думе? КПРФ. Кто возглавил Думу? Главный редактор газеты КПРФ «Правда» Геннадий Селезнёв.

Сегодня говорят о преступлениях в период приватизации и залоговых аукционов. Когда залоговые аукционы начались? В 1995-м. В Государственной думе кто представлял большинство? КПРФ.

В Курской области

— Вы вышли из тюрьмы и снова вернулись в политику — были избраны губернатором Курской области. С какими проблемами вы сталкивались?

— Я был губернатором Курской области с 1996 по 2000 год. При заступлении на должность губернатора рентабельность сельского хозяйства была -39, а уходил — стала +18. Я получил область с дефицитом бюджета 45, а сдал с профицитом 18.

  • Александр Руцкой разговаривает с жителями города
  • РИА Новости
  • © В. Чистяков

Восстановил все предприятия, восстановил сельское хозяйство. Могу сказать, что вытащил Курскую область из пропасти. У меня до сих пор там очень высокий рейтинг. Но, к сожалению, мне не дали возможности избраться на второй срок. В воскресенье голосование, а ночью в субботу меня сняли с регистрации, потому что я не указал площадь балкона в служебной квартире и «Волгу» 1983 года выпуска, которая была продана много лет назад. Тем самым якобы ввёл в заблуждение избирателей. Утром в бюллетенях для голосования вычёркивали мою фамилию. Избрали губернатором члена ЦК КПРФ Михайлова. 

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Загрузка...
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить