Смена состава: кто протестует против «налога на тунеядство» в Белоруссии

В минувшие выходные в ряде белорусских городов прошли акции несогласных с «налогом на тунеядство». Как и во время предыдущих протестов, в этот раз не обошлось без арестов оппозиционеров, профсоюзных активистов и журналистов. Волну возмущения не смогла сбить даже серьёзная корректировка президентом декрета о взимании платы с безработных. Эксперты отмечают: разумная попытка властей вывести доходы граждан из тени провалилась на стадии реализации. Почему на улицы стали выходить люди, которые ещё недавно поддерживали Лукашенко, — в материале RT.
Смена состава: кто протестует против «налога на тунеядство» в Белоруссии
  • Reuters

Восставшая периферия

Даже в период перестройки в провинциальных городах Белоруссии не было заметных уличных акций, теперь же периферия просто кипит. В воскресенье, 12 марта, массовые протесты прошли в Бресте, Бобруйске, Орше и Рогачёве. В субботу — в Пинске, в пятницу — в Молодечно. Все эти выступления сопровождались административными арестами оппозиционных лидеров, профсоюзных активистов, журналистов, видеоблогеров и рядовых участников акций.

Политиков обычно старались задерживать накануне митингов, журналистов и активистов — уже после акций.

Волна протестов в Белоруссии началась 17 февраля, когда в центре Минска тысячи людей вышли на улицы против Декрета №3, предусматривающего уплату так называемого налога на тунеядство. Затем подобные акции прошли в Гомеле, Бресте, Витебске, Бобруйске, Могилёве, Гродно и других уголках страны. В некоторых городах, таких как, например, Брест, Бобруйск и Витебск, они стали еженедельными. Участники выступлений не только требуют полной отмены «декрета о тунеядстве», но и протестуют против ухудшения экономической ситуации, низких зарплат, отсутствия работы, повышения пенсионного возраста, роста цен и тарифов на коммунальные услуги. И везде звучат политические лозунги — призывы к отставке президента и правительства.

Также по теме
Сборный вопрос: почему введение в Белоруссии «налога на тунеядство» принесло убытки казне
Белоруссия готова свернуть неудачный эксперимент по взиманию с граждан так называемого «налога на тунеядство» и признать инициативу...

«Митинг стихийный, явных лидеров нет. Люди по очереди высказывают претензии. Требуют отмены Декрета №3 и отставки президента», — так чаще всего выглядят сообщения на лентах информагентств.

Отличительная особенность нынешних акций — их спонтанность. На улицы выходят люди, никогда прежде не участвовавшие в мероприятиях оппозиции. Это обескуражило как власть, так и её политических оппонентов, которые пытались возглавить протесты — но во многом безрезультатно.

В то же время протестующие приняли анархистов в чёрных масках за своих — на митинге в Бресте их даже отбили у милиции при попытке задержания (этих анархистов арестовали и осудили на административные сроки позже, следующей ночью). Однако ни разу власти не попытались просто разогнать недовольных, что совершенно нетипично для Белоруссии.

  • Reuters

Отыграли назад

Александр Лукашенко после первой волны протестов был вынужден пойти на попятную. На спешно собранном 9 марта «совещании об актуальных вопросах развития страны» он заявил, что «декрет о тунеядстве», в соответствии с которым разослано более 470 тыс. извещений о необходимости уплаты денежного сбора, не является экономическим и финансовым: «Это идеологический, моральный декрет. Никаких больших денег государство не получит. Целью этого декрета является одно — заставить работать тех, кто должен и кто может».

Как это обычно происходит в Белоруссии, глава государства возложил вину за последствия своего решения на чиновников. «Не нашли там своё место и наши депутаты, притом разных уровней, особенно местных советов, — сказал Лукашенко. — Каждый председатель райисполкома, главы администраций в городах, районных администраций — это прежде всего их работа. А контроль — за губернаторами и мэром Минска. У вас там должны быть эти списки бездельников, которых надо заставить работать. А честных людей не надо было трогать вообще. Мы не должны обижать людей, особенно в это время».

  • Reuters

Тем не менее лидер страны был вынужден объявить об изменении Декрета №3. «Сегодня я снимаю требование, чтобы все, кого мы вычленим за первый квартал, платили эти деньги. Не будем за 2016 год взимать деньги с тех, кто должен платить. А кто заплатил — те в 2017-м не будут платить. Если они будут работать в 2017 году, мы должны по их требованию вернуть эти деньги, — уточнил Лукашенко. — Но декрет отменяться не будет. Передайте прежде всего чиновникам, что он будет исполняться с теми корректировками, о которых я сказал».

Также по теме
Лукашенко заявил о намерении лечить безработных жён и любовниц чиновников
Президент Белоруссии Александр Лукашенко заявил, что родственники чиновников обязаны работать. Об этом сообщает «Беларусь сегодня».

Также президент поручил коренным образом пересмотреть списки людей, обязанных уплатить «сбор на финансирование государственных расходов». «Списки должны быть выверены. Привлечь надо всех — депутатов местных советов, милицию, участковых, спецслужбы — всех привлечь, но составить эти списки. Они должны быть у каждого председателя гор- и райисполкома, глав администраций в областных центрах и в городе Минске. А администрация президента вместе с правительством должна организовать контроль над исполнением этого решения. И не дай бог вам обидеть хоть одного человека», — заявил Лукашенко.

Ещё в конце 2015 года Белорусский институт стратегических исследований опубликовал доклад о теневой экономике, в котором констатировал: почти 50% белорусов имеют недекларируемые доходы, а каждый пятый — полностью трудоустроен «в тени» (речь не идёт о криминале, только о выпадении из поля зрения государства).

Декрет №3 стал попыткой вывести из тени доходы значительной части граждан страны. Однако его реализация провалилась: вместо реальных теневиков требования уплатить денежный сбор получили люди, которые не по своей воле остались без работы и не могут эту работу найти, так как сегодня в белорусской провинции трудоустроиться крайне сложно.

Социальный состав протеста

После сообщения о корректировке Декрета №3 череда акций протеста не прекратилась. Ещё одна особенность прошедших митингов: ни разу милиции не удалось задержать кого-либо во время самого мероприятия. Люди просто вступались и прогоняли милиционеров, нередко силой. Так что все аресты происходили или перед акциями (обычно накануне ночью), или после них, когда люди расходились. Такие локальные стычки с милицией, как и сами протесты в провинциальных городах, — абсолютно новое явление для Белоруссии. Прежде столкновения манифестантов с ОМОНом если и происходили, то только во время крупных митингов в Минске.

Но теперь на улицы вышли люди, которые в корне отличаются от обычных активистов оппозиции — «профессиональных жертв».

«С момента прихода Лукашенко к власти и почти до 2015 года в стране действовал негласный общественный договор. Его суть: власти дают гражданам страны, по выражению Лукашенко, «чарку и шкварку», то есть обеспечивают определённый уровень жизни. А граждане взамен не лезут в политику и голосуют «как надо». Но совершенно несуразным «декретом о тунеядцах» на фоне массовой, но скрытой безработицы власть сама же этот договор и разрушила», — прокомментировал ситуацию корреспонденту RT белорусский эксперт «Вышеградского клуба» Станислав Маринич.

«Неожиданно глава государства оказался в патовой ситуации: на улицы вышел протестовать его собственный (ещё недавно) электорат — простые рабочие и пенсионеры, бюджетники, жители небольших провинциальных городов. Именно эти люди скандируют: «Уходи!» — отмечает Станислав Маринич.

По словам эксперта «Вышеградского клуба», «правоохранительные органы тоже в растерянности. Во-первых, на улицы вышли не активисты оппозиции, не хлипкие интеллигентики, а работяги, которые и сдачи могут дать. Во-вторых, в небольших городках, где все друг друга знают, эти протестующие — соседи, а то и родственники тех самых милиционеров. В этом смысле разгонять массовые акции в Минске даже проще. А в провинции могут быть эксцессы — люди будут вступаться за своих».

Специалисты агентства «Навіны» провели анализ народных выступлений и пришли к выводу: раз вслед за арестами лидеров оппозиции протесты не прекратились, значит, они имеют совершенно иную природу и не сводятся к традиционному противостоянию властей и их политических противников. 

Что дальше?

В скором времени протесты вернутся в Минск. Сейчас запланированы две крупные акции: 15 марта (в День Конституции) и 25 марта (в так называемый День Воли — главный день выступлений националистической оппозиции). Правоохранительные органы смогли «выключить» большинство оппозиционных лидеров, арестовав их и осудив на традиционные 15 суток.

  • Глава движения «За свободу» Юрий Губаревич (слева) и лидер Объединённой гражданской партии Анатолий Лебедько (справа) — известные в Белоруссии оппозиционеры, получившие по 15 суток ареста в результате акции протеста в городе Молодечно
  • © pyx.by

Но некоторые — например, известный уличный боец Николай Статкевич — сейчас скрываются от превентивных арестов за рубежом, чтобы попасть на митинги 25 марта. К тому же стало очевидно, что теперь люди успешно самоорганизуются и без участия «титульной» оппозиции. Наблюдатели сходятся во мнении, что могут повториться события 19 декабря 2010 года, когда протест против фальсификаций на президентских выборах перерос в массовые беспорядки в центре Минска.

Но если тогда у власти хватило ресурсов, чтобы подавить выступления (за решётку отправились более 700 человек и почти все соперники Лукашенко на выборах), то теперь ситуация далеко не так однозначна. Во-первых, сменился социальный состав протестующих, и «новые протестанты» настроены куда более решительно. Во-вторых, силовое подавление акции 15 марта может спровоцировать намного больший размах мероприятия 25-го. И в-третьих, по-прежнему непонятно, как остановить недовольство в провинции, где выступления уже приобрели характер лесного пожара.

Читайте самые последние новости и смотрите видео в нашей группе в ОК
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Бывший СССР
Загрузка...
Мир