Вопрос торговли: как вступление Белоруссии в ВТО скажется на партнёрстве с Россией и ЕАЭС

В декабре и январе Белоруссия проведёт специальные переговоры с Евросоюзом по поводу членства во Всемирной торговой организации (ВТО). Вопрос о присоединении страны к международному «клубу» был впервые поднят больше 20 лет назад, однако до недавнего времени Александр Лукашенко не раз высказывался на этот счёт скептически. Чем объясняется резкое ускорение белорусскими властями процедуры вступления в ВТО, готова ли к этому экономика республики и как возможные перемены отразятся на партнёрстве с Россией и ЕАЭС — выяснил RT.
Вопрос торговли: как вступление Белоруссии в ВТО скажется на партнёрстве с Россией и ЕАЭС
  • РИА Новости

Белорусская поспешность

Члены Всемирной торговой организации — это в том числе и Кыргызстан, Армения, Казахстан и Россия, то есть все страны Евразийского экономического союза (ЕАЭС), кроме Белоруссии. Официальный Минск, с 1996-го и до конца 2015 года находившийся под западными санкциями, и не предпринимал значительных шагов к вступлению в ВТО, хотя всегда обозначал членство в «торговом клубе» как некую далёкую цель.

Формально Белоруссия ведёт переговоры о вступлении в ВТО с 1993 года. Но нынешней осенью отношение властей страны к этому вопросу резко переменилось. Посол Белоруссии в Бельгии и Люксембурге, постоянный представитель при ЕС и НАТО Александр Михневич заявил журналистам, что в декабре и январе государство проведёт специальные переговоры с ЕС по поводу членства в ВТО.

Дипломат отметил, что ранее по вопросу вступления в организацию состоялись встречи в Женеве. «Нам указали на конкретные технические недостатки, которые надо исправить. Тут нет никакой политики», — цитирует Михневича информагентство БелТА. По его словам, сейчас переговорный процесс входит в стадию предметной дискуссии: «То есть европейцы готовы в декабре-январе сесть с нами за стол переговоров и конкретно нам сказать: это нас не устраивает, вот тут, пожалуйста, подвиньтесь или давайте разменяем что-то на что-то. Это очень позитивные сигналы».

  • © globallookpress.com / Антон Белицкий

В конце осени руководство Белоруссии вело себя крайне активно. 21 ноября Александр Лукашенко говорил о помощи Евросоюза при вступлении в ВТО на встрече с делегацией комитета по политике и безопасности Совета ЕС, посетившей Минск. 11 ноября Лукашенко заручился в этом деле поддержкой Турции на личной встрече с Реджепом Тайипом Эрдоганом. 4 ноября вступление Белоруссии в ВТО обсуждали министр экономики Владимир Зиновский и поверенный в делах США Роберт Райли (американского посла в Минске нет). А чуть раньше премьер-министр Белоруссии Андрей Кобяков попросил Польшу содействовать в продвижении переговоров по присоединению Белоруссии к торговой организации.

«Мы видим, что основные проблемы в переговорах по вступлению в ВТО у Беларуси не с Россией и не со странами ЕАЭС, а с Европейским союзом, — сказал RT белорусский экономист, руководитель «Центра Мизеса» Ярослав Романчук. — Россия, будучи членом ВТО, просто подпишет с Беларусью двусторонние соглашения по согласованию, и там будут прописаны те вещи, которые уже так или иначе прописаны в договорах о Евразийском экономическом союзе и о Союзном государстве Беларуси и России. Поэтому особых проблем быть не должно. Но у России появится ещё один аргумент в пользу того, что нужно всё-таки проводить в Беларуси экономические реформы, чтобы «играть по общим правилам».

Что касается белорусско-европейских вопросов, то, по словам Романчука, «проблемы с Европой, которые сейчас пытается решить белорусское руководство, — это проблема субсидирования белорусского сельского хозяйства, проблема наличия нетарифных барьеров на пути товаров из стран ЕС. Беларусь — одна из самых протекционистских стран, и ей придётся очень сильно попотеть, чтобы выторговать выгодные для себя позиции при вступлении в ВТО».

  • © globallookpress.com / Caro / Bastian

За и против

Сегодня в белорусском руководстве есть как противники, так и сторонники вступления страны в ВТО. Споры между ними традиционно не выносятся на широкую публику, но неизбежно всплывают на форумах и круглых столах.

Приверженцы присоединения к ВТО утверждают, что развить свою экономику и промышленность можно, только открыв себя мировому рынку. И это действительно актуально для Белоруссии, вся экономика которой ориентирована на экспорт. По мнению сторонников вступления в «торговый клуб», все успешные страны основывали свою стратегию роста на традиционном рецепте: либерализации торговли и использовании рыночных механизмов. Соответственно, быстрый и стабильный результат показывали страны, которые снизили степень своей защиты от импорта: Польша, Чехия, Чили, Сингапур, Гонконг и Тайвань.

  • Белорусский металлургический завод
  • © БелТА

Противники присоединения к ВТО в ответ просят уточнить, каким отраслям белорусской промышленности это будет выгодно, а какие, наоборот, потеряют свои позиции на мировых рынках.

Действительно, присоединившиеся к организации государства должны соблюдать определённые правила и нормы в ведении торговли. Так, члены ВТО обязаны либерализировать и дерегулировать (то есть снять прямые и косвенные торговые барьеры и ограничения, предоставить другим странам режим наибольшего благоприятствования и т.д.) сферы своего внутреннего рынка — одну за другой. Иными словами, речь идёт об устранении любых препятствий перед иностранными товарами и услугами для их относительно свободного доступа на национальный рынок. И совсем не факт, что застрявшая в социализме белорусская экономика потянет конкуренцию на мировом уровне без каких-либо барьеров.

К тому же, по мнению противников ВТО, успехи индустриализации в азиатских странах — следствие не свободного рынка, а сильного государства. Использованная ими модель предполагала строгое регулирование торговли, работу государственных предприятий, финансируемую государством инфраструктуру, высокие таможенные барьеры для защиты промышленности этих стран от конкуренции, строгий контроль за денежной политикой и движением капитала, а также субсидии и управляемые государством инвестиции в определённые секторы экономики. Однако всё перечисленное есть и в сегодняшней Белоруссии — а вот экономического роста нет.

Партнёрство с Россией

«В практической плоскости вступление Беларуси в ВТО никак не может повлиять на экономические отношения с Россией, учитывая, что Россия (как и Казахстан) — уже участник организации. Чисто теоретически регулярно возникающие торговые споры смогут выноситься на рассмотрение ВТО, но пока существуют такие организации, как Союзное государство и ЕАЭС, на практике до этого не дойдёт», — так прокомментировал ситуацию для RT старший аналитик компании «Альпари» Вадим Иосуб.

В самом деле, белорусские министерства иностранных дел и экономики отмечают, что де-факто государство уже несколько лет живёт в условиях, максимально близких к ВТО, — с того времени, как к организации в 2012 году присоединилась Россия, крупнейший торговый партнёр страны.

С другой стороны, Александр Лукашенко весной этого года на правительственном совещании рассказал, что ещё до вступления России в ВТО все три государства — Россия, Белоруссия и Казахстан — вели переговоры о синхронизации условий. При этом, по его словам, между Москвой и Минском существовали договорённости о том, что вступать в ВТО РФ и Белоруссия будут на единых жёстких позициях. Однако, напомнил Лукашенко, в итоге Россия стала членом организации и предложила своим партнёрам на принципах ВТО создавать Таможенный союз, а затем и ЕАЭС.

Наконец, в марте нынешнего года посол РФ в Минске Александр Суриков на пресс-конференции сказал, что Белоруссии надо вступать в ВТО, но думать о том, как поддержать при этом свою экономику. Посол признался что, по его мнению, «не всё там бесспорно, кое-что и опасно».

  • Reuters

Свободные экономические зоны

Правительство Белоруссии не только ведёт активные переговоры по вступлению в ВТО, но и занялось реформами — хотя на публику Александр Лукашенко обычно заявляет обратное: «Реформы нам не нужны, нам надо совершенствовать то, что есть». Тем не менее только за январь — сентябрь 2016 года объём господдержки белорусской экономики снизился более чем в 3,5 раза, свидетельствуют данные Министерства финансов. Если в январе — сентябре 2015 года объём господдержки, оказанной юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям, составлял 1,07 млрд «новых» белорусских рублей, то в 2016-м — только 295,7 млн.

Причём наибольшая сумма господдержки (243,9 млн рублей) была предоставлена предприятиям в качестве ссуд и займов, а не в виде безвозмездных субсидий и возмещения процентов по кредитам, как это было прежде.

Снижение этого показателя — требование не только ВТО. По мнению Евразийского банка развития, объёмы директивного кредитования в Белоруссии чрезмерны и направляются на финансирование низкорентабельных проектов, поэтому такая господдержка должна сокращаться.

А 2 декабря было принято решение, что произведённая в свободных экономических зонах (СЭЗ) продукция при её перемещении с территории экономической зоны на таможенную территорию Евразийского экономического союза рассматривается как ввозимая из третьих стран. Формально это решение Евразийской экономической комиссии (ЕЭК), но в реальности оно не было бы принято без одобрения Белоруссии, в экономике которой СЭЗ играют очень большую роль.

Всего на белорусской территории работают шесть СЭЗ, созданных с 1996 по 2002 год; их резиденты — 419 предприятий, на которых заняты свыше 124 тыс. человек. Согласно распоряжениям президента, все эти компании получили огромные налоговые льготы и преференции. По сути, большинство конкурентоспособных на мировом рынке белорусских предприятий — это как раз резиденты свободных экономических зон.

Однако упразднение льгот для СЭЗ — одно из основных требований для вступления в ВТО. И белорусские власти не побоялись пойти на это, хотя руководители ряда предприятий, работающих в СЭЗ, уже неофициально заявили, что теперь их производства станут нерентабельными.

Виктор Демидов, Минск

Читайте самые последние новости и смотрите видео в нашей группе в ОК
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Бывший СССР
Загрузка...
Мир
Документальный канал