«Будто Бог дал знак, что можно ехать»: как российские бойцы смогли выбраться из окружения ВСУ

RT разыскал российских военнослужащих, которые прошлой весной выполняли спецзадание на Киевском направлении и смогли выбраться из окружения. Бойцы до последнего держали оборону, а затем им пришлось укрыться в подвале частного дома. На грузовом фургоне, который им дал местный житель, они смогли добраться до своих, проскочив мимо украинских военных и блокпоста. Командир взвода — 28-летний Александр П. (позывной Артек) — и его сослуживец, 39-летний Дмитрий Л., рассказали подробности операции.
«Будто Бог дал знак, что можно ехать»: как российские бойцы смогли выбраться из окружения ВСУ
  • © Фото из личного архива

Как выяснил RT, прошлой весной бойцы одной из российских десантно-штурмовых бригад во время выполнения боевого задания на Киевском направлении попали в окружение.

«ВСУ миномётами и снайперским огнём бомбили со всех сторон. Так получилось, что наш батальон разделился на небольшие группы. С раннего утра и до обеда шёл бой. Основной состав смог выбраться, а мы немного затянули этот момент», — вспоминает командир взвода лейтенант Александр П. с позывным Артек.

Когда обстрел утих, Александр вместе с подчинёнными начал собирать раненых. В подвале одного из домов они обнаружили ещё нескольких бойцов, которым была нужна помощь. 

«Нас собралось больше 20 человек: лично моих солдат было семеро, все остальные — из нашей части, но не мои подчинённые. Десять раненых. Один из них был совсем тяжёлый», — говорит Артек.

  • © Фото из личного архива

Хозяин дома, в котором были раненые бойцы, оказался русским, переехавшим на Украину в 1990-е годы. Он принёс солдатам лекарства и еду. «Мужик нам сказал, что сейчас в городе идёт зачистка, нас могут увидеть украинские военные. Поэтому до утра лучше не высовываться, иначе всех перестреляют. У них с пяти вечера до семи утра комендантский час», — вспоминает офицер.

«Свой среди чужих»

Ночью военнослужащие начали думать, как они будут выходить из окружения. Транспорт, на котором приехали бойцы, сгорел от попадания снарядов. Тогда, продолжает Александр, они решили попробовать выехать на гражданском фургоне. Для этого один из солдат должен был прикинуться местным жителем. 

«Рядом со мной Дима сидел, сержант. Я так на него посмотрел и сказал: «Завтра ты будешь украинцем!» Он голубоглазый, светловолосый, крупного телосложения, мордастый такой. Ещё и водить умел, — рассказывает Александр. — Мы его одели в гражданскую одежду — и всё: он как свой среди чужих».

Ночью военные изучили всю местность по карте и проложили несколько маршрутов до российских позиций. Утром, когда в городе началось движение транспорта, Дмитрий и хозяин дома сели в машину и поехали на разведку.

«Когда мы вышли на улицу, то сразу заметили снайперов на соседнем здании. Хозяин дома говорит: «Делай вид, что ты тут всё знаешь». Я машину обошёл, вынул осколок из кузова и всё время что-то бормотал себе под нос, как будто это моя тачка и я сильно возмущаюсь», — вспоминает Дмитрий.

Сержант и хозяин дома дважды выезжали на разведку. В первый раз, по словам Дмитрия, у них лопнуло колесо, пришлось его менять. В этот момент настоящий владелец авто отвлекал местного жителя разговорами.

«Я слышу их речь, подношу телефон к уху, будто с кем-то говорю, а в это время оперативно меняю колесо. Слава богу, мы оттуда спокойно вернулись к нашим, которые ждали в подвале дома», — поясняет Дмитрий.

По приезде к раненым они ещё раз обсудили предстоящую дорогу. Стало ясно, что в любом случае придётся проезжать мимо одного из украинских блокпостов. На свой страх и риск они все загрузились в фургон.

«Мы сразу договорились: если что-то пойдёт не по плану, то водитель два раза стучит по машине — и мы начинаем стрелять», — добавляет Александр.

«Выдохнул — и по газам как дал»

По дороге Дмитрию дважды перекрывали путь украинские БТР. «Когда они остановили нашу машину, где находились русские бойцы, я подумал, что мы не выедем. Но они не стали обыскивать транспорт и ничего не заподозрили. А ещё наш грузовичок, когда я не мог переключить передачу, сам покатился с пригорка, будто Бог подтолкнул, знак дал, что дорога открыта и ехать можно», — делится с RT сержант.

А на блокпосту фургон даже не остановили, продолжает он: «Украинские военные мне помахали, я им в ответ, выдохнул — и по газам как дал!»

Вскоре машину пришлось бросить: чтобы добраться до своих, надо было пройти 20 км по лесу на другом берегу реки. Река оказалась неглубокой, узкой, течение — слабым, поэтому бойцы перешли её вброд, а раненых сослуживцев перенесли на своих спинах. 

«Топали по лесу весь день и вечер, — говорит Александр. — По пути видели самолёты, наши БТР».

По дороге бойцов заметил БТР морской пехоты. После того как у Артека и его подчинённых проверили документы, их отвезли до ближайшего подразделения. Оттуда раненых эвакуировали в госпиталь, а остальные военные вернулись в строй.

Через месяц после этого Александр оказался в плену. Их подразделение вело разведку на местности и попало в засаду. «Меня вырубили ударом приклада, а потом набросили мешок на голову. Уже ночью я и мой товарищ были в киевской тюрьме. Остальных убили на месте», — рассказывает он.

Первые три недели в застенках, по словам бойца, были самыми тяжёлыми. Он вспоминает, что украинцы пытали его каждый день, применяя и физическое, и психологическое насилие.

Спустя полгода российского лейтенанта и его сослуживца обменяли. Из-за контузии и полученных в плену травм Александра отправили лечиться в госпиталь. 

«Про всё, что произошло со мной и моими пацанами, можно фильм снимать!» — подытожил Артек, который уже закончил курс реабилитации и снова служит в одной из частей Вооружённых сил РФ.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Добавьте RT в список ваших источников
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить