Цепь неслучайных событий: почему падение Семененко с четверного сальхова во время ледового шоу заставляет задуматься

Неудачное падение Евгения Семененко с четверного сальхова на шоу в Санкт-Петербурге, которое привело к сотрясению мозга после удара об лёд, могло стать результатом цепи неслучайных событий. Фигурист по ходу сезона далеко не всегда справлялся с этим прыжком, пусть удачных попыток в целом и было больше. Но в совокупности с непривычной для себя траекторией захода на квад, отличного от соревновательного освещения и накопленной в олимпийский сезон усталости это могло послужить поводом для потери ориентации в пространстве, что в сложнокоординационных видах спорта — не редкость.
Цепь неслучайных событий: почему падение Семененко с четверного сальхова во время ледового шоу заставляет задуматься
  • РИА Новости
  • © Александр Вильф

Когда случается тяжёлая травма, каждый раз возникает повод задуматься: можно ли было этого избежать? За те сутки, что прошли с момента падения Евгения Семененко, было высказано множество версий о том, что же могло помешать спортсмену выполнить прыжок. Действительно ли это просто несчастный случай, как сказал после инцидента в Питере тренер атлета Алексей Мишин?

Четверные прыжки в рамках шоу давно стали для фигуристов обыденным делом. Одним из первых их начал практиковать двукратный олимпийский чемпион Юдзуру Ханю, выступая в Японии, и почти сразу родилась версия: мол, таким образом он добивается стабильности максимально сложных элементов, способности безошибочно исполнять прыжки на публике в любых условиях: на маленьком льду, при сценическом свете и прочих эффектах.

Сложность здесь в том, что неравномерный свет сильно искажает восприятие пространства и смещает ориентиры. Исполнять вращения категории ультра-си (здесь совершенно неважно, идёт ли речь о гимнастике, прыжках в воду или фигурном катании) можно лишь в том случае, когда ты совершенно уверен в некоем автоматизме навыков.

Был ли до такой степени отработан четверной сальхов Семененко?

Также по теме
Ограничение сложности и изменение освещения: что обсуждают после падения Семененко на ледовом шоу
У Евгения Семененко после падения на ледовом шоу «Союз чемпионов» диагностировано сотрясение мозга. После инцидента в мире фигурного...

Возможно, да. Вряд ли фигурист пошёл на прыжок без ведома своего тренера — а ни один опытный наставник никогда не отправит спортсмена на «сырой» элемент. К тому же статистика выступлений Семененко в этом сезоне говорит, что злополучный сальхов вполне надёжен: Евгений прыгал его как в короткой, так и в произвольной программах, причём удачных попыток было больше.

Но с такой же долей вероятности можно предположить, что четверной сальхов был освоен, но не напрыган в той мере, чтобы исполнять его при любом свете и с любого захода. Фигурист сорвал этот прыжок в короткой программе на этапе Гран-при в Ванкувере, в произвольной докрутил обороты, но приземление получилось не слишком уверенным. На этапе в Сочи подопечный Мишина с блеском исполнил каскад с сальховом 4 + 3, но сорвал два других прыжка. Такое обычно происходит, когда элемент требует слишком большого напряжения и все силы вроде бы на него и уходят.

Ещё один сорванный сальхов был зафиксирован в произвольном выступлении на чемпионате Европы. Иначе говоря, говорить об автоматизме навыка здесь точно не приходится.

Случись ошибка в заходе на большом льду, трагедии, возможно, фигурист сумел бы избежать. Здесь же совпало сразу несколько неблагоприятных факторов, включая тот, что заходить на элемент в силу размеров льда Евгений был вынужден по непривычной для себя траектории. А оттолкнувшись, похоже, просто потерялся в пространстве — в сложнокоординационных видах такое тоже бывает.

Подобные травмы в фигурном катании нечасты, но случаются и на самом деле не обрывают карьеру. Можно вспомнить чудовищное падение с поддержки головой вниз Татьяны Тотьмяниной на этапе Гран-при в США в 2004-м. А два года спустя Татьяна стала олимпийской чемпионкой в Турине.

Но возвращаться бывает сложно. Есть старый цирковой закон: если трюк не получился, надо обязательно его повторить, причём сразу. Иначе возникает страх, искоренить который невозможно. Проще бывает выучить новый, более сложный элемент взамен того, с которого ты упал и получил травму. Но это просто лишь на словах. Тем более когда речь идёт о четверных прыжках.

Есть ещё один момент, о котором следует упомянуть: в этом сезоне у российских фигуристов в связи с их отстранением от международных соревнований образовалось очень большое количество шоу. Своё турне и разного рода проекты организуют сразу несколько человек: Евгений Плющенко, Илья Авербух, Этери Тутберидзе. Иными словами, к очень непростому для лидеров олимпийскому сезону добавляются многочисленные выступления на публике — каждый раз в новом и не всегда привычном формате. Накапливается усталость, падает концентрация, и в целом всё это создает атлетам обстановку, в которой травмы становятся более чем реальны. И именно об этом хорошо бы помнить всем тем, кто во чтобы то ни стало рвётся поразить болельщиков прыжками запредельной сложности.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
tg_banner
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить