«Пусть американцы покаются»: Иоланда Чен о допинговых скандалах, двойных стандартах МОК и об участии россиян в ОИ-2018

Спорт и политика давно переплетены. Об этом в программе Оксаны Бойко «Противоположности» заявила бывшая легкоатлетка, а ныне телекомментатор Иоланда Чен. Чемпионка мира 1995 года в тройном прыжке призналась, что была счастлива, когда Владимир Путин поддержал поездку российских спортсменов на Олимпийские игры в Пхёнчхане, рассказала о системе терапевтических исключений в США и Великобритании и объяснила, почему профессиональным атлетам фактически запрещено употреблять лекарственные препараты.
«Пусть американцы покаются»: Иоланда Чен о допинговых скандалах, двойных стандартах МОК и об участии россиян в ОИ-2018
  • Иоланда Чен
  • © Максим Блинов

«Если откроете список запрещённых препаратов — сойдёте с ума»

— Международный паралимпийский комитет (МПК) оставил в силе своё решение о членстве ПКР в организации. У вас не складывается впечатление, что к российским паралимпийцам требования жёстче, чем к членам олимпийской команды? С чем это связанно, ведь в основе всех санкций лежит один доклад, а выводы и действия так разнятся?

— Согласна, действуют по-разному. Вспомните Олимпийские игры в Рио-де-Жанейро, куда наших паралимпийцев вообще не пустили, хотя российская сборная, пусть и в усечённом составе, выступила в Бразилии. Требования к ребятам действительно очень жёсткие, и это касается вообще всех соревнований. Это, мягко говоря, бесчеловечно, судьба и так подбросила этим людям непростые испытания, а подобными действиями удары только усиливаются. У тех, кто занимается подобным, нет бога ни в голове, ни в сердце. Могу предположить, что обосновано это тем, что наши ребята просто на голову сильнее соперников и способны собрать все медали на Паралимпиаде, из-за этого другие сборные и давят на международный комитет.

— Некоторые иностранные паралимпийцы признались, что вообще не понимают критериев допуска МПК, потому что большинство спортсменов с ограниченным физическими возможностями принимают какие-либо препараты, которые им просто необходимы. Существует ли ясность в этом вопросе?

— Никакой ясности не было и не будет никогда. Список запрещённых препаратов есть в интернете в свободном доступе, но если вы откроете его — сойдёте с ума. На его основе может быть дисквалифицирован почти любой человек. Туда включены все препараты, которые люди принимают при различных заболеваниях, начиная с назальных капель от насморка. За них могут отстранить на несколько месяцев. Запрещены некоторые мочегонные препараты, лекарства от аритмии.

— Список огромен?

— В нём более 20 тыс. наименований. Разобраться во всём этом невозможно, разумеется, ни один спортсмен не знает его наизусть. Во всех сборных работают врачи, которые занимаются данной темой. Но с каждым годом ситуация только усугубляется.

Спортсмены становятся заложниками, так как им нельзя практически ничего. При этом настоящего допинга вроде анаболических стероидов там практически нет: в список включены только несколько препаратов, которые давно всем известны. Их уже давно никто не употребляет. Всё остальное — обыкновенные препараты медицинского назначения. Самый яркий пример — мельдоний.

— Реально ли спортсмену высокого уровня вообще не употреблять лекарственных препаратов?

— Ни один нормальный человек не обойдётся без лекарств. Даже у меня есть препараты, которые я вынуждена принимать постоянно. А что касается спорта, то там без фармакологии никуда. Люди постоянно перенапрягаются, получают огромное количество травм, в конце концов, болеют гриппом и ОРЗ. Никто от этого не застрахован. Если дело происходит во внесоревновательный период, атлеты должны записывать всё, что принимали, и потом отчитываться перед сотрудниками антидопинговых служб. А в соревновательный период спортсмену лучше не принимать ничего — любая таблетка может стать причиной серьёзных разбирательств. Был даже случай, когда дисквалифицировали за чашку очень крепкого итальянского кофе. Кофеин ведь тоже нельзя. Ситуация, конечно, нездоровая.

  • Чен: был случай, когда дисквалифицировали за чашку кофе

«Была счастлива, когда Путин пообещал не препятствовать выступлению ребят на Олимпийских играх»

— Вы неоднократно заявляли, что российские спортсмены должны в любом статусе участвовать в Олимпийских играх. Однако многие раскритиковали вашу точку зрения.

— После моих выступлений в СМИ я получила слова поддержки от большого количества профессионалов, зато негатив пошёл от людей, далёких от мира спорта. Я пыталась объяснить им, что в 1984-м пропустила Олимпийские игры по политическим причинам. Тогда вся советская команда не поехала в Лос-Анджелес. Поэтому я хорошо понимаю, что означает для спортсмена пропуск Игр.    

— В результате российские спортсмены всё-таки поедут в Пхёнчхан. Можно ли это назвать победой России над самой собой?

— Была счастлива, когда Владимир Путин пообещал не препятствовать выступлению ребят на Олимпиаде. Государство поддержало их, никто не будет кричать, что спортсмены — дармоеды и кому-то что-то должны. Во-первых, они выступают не только для себя. За спиной у атлетов стоит огромное количество людей. Мне, например, часто писали в социальных сетях: «Вот, спортсмены… А как же врачи?! А как же учителя?!»

— Что отвечали?

— Подождите, а разве тренер — не учитель? А спортивный врач, получается, — не врач или медик второго сорта? В сфере спорта трудится огромное количество людей, и это не значит, что теперь их всех должны выбросить на помойку.

Спортсмен — это только витрина. Многие также говорили, мол, нас хотят унизить, а потому из принципа надо отказаться от участия в Олимпийских играх. Я тоже за принцип, но в обратном смысле: нас поставили в такое положение, чтобы мы не поехали, следовательно, ехать как раз необходимо.

— От России требуют признать наличие в стране контролируемой государством допинг-системы. Как следует реагировать на это?

— Наша позиция в этом вопросе ясна: никакой государственной поддержки допинга в России не было и быть не могло. Отдельные нарушения имели место, но употребляющие допинг спортсмены есть везде, и с ними нужно бороться. За два года в стране проведена большая работа. Отношение к допингу в спортивной среде очень сильно изменилось, и мы действительно многое сделали. Кстати говоря, то же самое могли бы сделать руководители сборных других стран. Там тоже существуют огромные проблемы с допингом. Подчеркну, никакой системы в России нет, не было и не будет, поэтому государство абсолютно правильно делает, что не признаёт её наличия.

— Но если российским паралимпийцам откажут в участии в Играх только из-за этого пункта…

— Мы не признаём выводов доклада Макларена. Сейчас мы должны делать упор на том моменте, что если выполним все требования МОК, то пойдём на церемонии закрытия под собственным флагом.

Что касается паралимпийцев, то у меня большие вопросы к действиям нашего государства. Может быть, президенту страны просто не докладывают о происходящем? Ведь там огромная почва для работы. У нас есть все возможности юридически решить этот вопрос, начиная с Олимпийской хартии. Но за два года ничего не сделано — и сейчас тоже не делается. А ведь можно засудить все эти общественные организации. За паралимпийцев нужно биться. Нужно было зубами вырывать их право выступать на соревнованиях. Опять же, ничего не было сделано. Они оказались выброшены на обочину и могут пропустить Игры в Пхёнчхане. Мне кажется, теперь за них должны вступиться на самом верху.

  • Чен: за паралимпийцев нужно биться

«В США спортсменов регулярно ловят на допинге»

— Не секрет, что в других странах очень большое число спортсменов «страдает» от хронических заболеваний. Например, по данным профессора Кентского университета Джона Диккенсона, 70% британских пловцов и 60% лыжников больны астмой. При этом в целом по стране страдают астмой только 12% людей. С чем связаны такие цифры?

— Это откровенный мухлёж! Система терапевтических исключений сама по себе обман. Разумеется, занятия лыжным спортом и плаванием не могут привести к развитию астмы. В сборной России вообще нет ни одного астматика, но ребята бегают, и всё у них в порядке. Хотя ещё в советское время случалось, что холодный воздух действительно вызывал так называемые астматические явления.

Наши руководители — как лыжные, так и биатлонные — пытались добиться права для подобных атлетов принимать специальные бронхорасширяющие препараты, зная, что это разрешено тем же норвежцам. Знаете, что им ответили? Если человек болен, пусть не занимается спортом. А почему такой же ответ не дали Норвегии и Финляндии? Это удивительная вещь. А уж об американских пловцах и гимнастах я вообще молчу.

— У западных атлетов также распространён синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ), который в США диагностируют очень легко, так как под симптоматику заболевания может попасть практически любой человек. Как с этим можно бороться?

— Может, кому-то из наших спортсменов следует попробовать получить разрешение на приём таких препаратов? Дело в том, что как только будет сделана такая попытка, последует мгновенный отказ. Поэтому никто и не пытается. Не могу понять, почему тогда американцам можно пить эти лекарства? Ведь там СДВГ называют серьёзным заболеванием. Мы же все знаем историю гимнастки Симоны Байлс, которая вообще употребляла амфетамин, якобы страдая СДВГ. Если всё так плохо — переходи в паралимпийский спорт.

Также по теме
Артем Лобов и Конор Макгрегор «Путин и Макгрегор — лучшие в своём деле»: боец UFC Лобов о визите в Кремль, дружбе с ирландцем и ссоре с Нурмагомедовым
Чемпион UFC Конор Макгрегор принёс огромную популярность смешанным единоборствам, и желающим отобрать у него пояс придётся нелегко....

— Вы считаете, в олимпийском движении есть страны, которым можно больше, чем другим?

— Да. Я убедилась в этом ещё во время Олимпийских игр — 2008 в Пекине, когда все плавательные финалы были перенесены на утро в угоду американцам, так как в США это время приходилось на вечерний прайм-тайм. Для этого вида спорта такое решение стало нонсенсом. Я разговаривала со многими пловцами, которые присутствовали в Пекине, и они просто не понимали, как такое возможно. К сожалению, спорт с политикой не просто идут параллельно, они давно переплетены. Это катастрофа. Вот и системой терапевтических исключений американцы активно пользуются. При этом в США спортсменов регулярно ловят на допинге, в той же лёгкой атлетике, причём не рядовых людей, а звёзд. Пусть тоже покаются! Может, у них работает какая-нибудь программа? Но все почему-то прицепились к России.

— Глава антидопингового агентства США (USADA) Трэвис Тайгарт считает, что, когда Россия поднимает такого рода вопросы, она просто пытается отвлечь внимание от собственных проблем.

— А если они поднимают — это разве не отвлечение внимания? Давайте остановимся на том, что разведём больных и здоровых спортсменов по разным сторонам. Про Серену Уильямс мы тоже всё слышали. Там, если верить хакерам, речь вообще шла о гормональных препаратах.

— Не назрело ли в спортивном мире желание сесть за стол переговоров и установить понятные всем правила без политической подоплёки?

— Эта проблема назрела ещё в 1990-е годы. Всё было более-менее уравновешено, когда во всех крупных организациях были российские представители. Но потом мы потеряли это представительство, потому что в стране всё разваливалось, и было просто не до спорта. Поэтому очень важно присутствовать за общим столом. Нужно наконец-то решить этот вопрос. А если наших спортивных функционеров нет за этими столами — это их прямая недоработка. Такими действиями они наносят вред российскому спорту. Некоторые должны быть наказаны жесточайшим образом.

Полную версию интервью смотрите на сайте RTД.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить