«Я бы поступила так же, как Мария»: легкоатлетка Клишина о решении Шараповой, серебре ЧМ и жизни в США

Российская легкоатлетка Дарья Клишина, в августе завоевавшая серебро чемпионата мира по прыжкам в длину, дала эксклюзивное интервью RT. Спортсменка рассказала, пытались ли отечественные атлеты тайком включать российский гимн на телефонах во время первенства планеты, поделилась своими успехами в изучении английского и призналась, что мужчины часто пытаются познакомиться с ней в социальных сетях.
«Я бы поступила так же, как Мария»: легкоатлетка Клишина о решении Шараповой, серебре ЧМ и жизни в США
  • Дарья Клишина
  • © instagram.com/dariaklishina

Дарья Клишина занимает особое место в российской лёгкой атлетике. Прошлым летом на Олимпийских играх в Рио-де-Жанейро она была единственной отечественной легкоатлеткой России, допущенной к соревнованиям. В августе этого года уроженка Твери попала в число 19 россиян, которые смогли под нейтральным флагом принять участие в чемпионате мира в Лондоне, где Клишина и завоевала свою первую медаль мировых первенств.

«Обидно, что мы вынуждены отвечать за ошибки других людей»

— В августе вы завоевали серебро чемпионата мира: это успех или проигранное золото?

— Честно говоря, для меня это серебро было сродни победе. Боролась с очень сильными соперницами и прыгнула на семь метров. Я очень рада, что улетела так далеко. Всё-таки для нас это гроссмейстерский рубеж. Шесть лет не добивалась подобного результата, и уже давно хотелось его достичь. Поэтому для меня это скорее выигранная серебряная медаль, а не поражение в борьбе за первое место.

— IAAF не учитывает результаты нейтральных спортсменов в медальной таблице. Не обидно, что так происходит? Вашей медали как будто нигде нет…

— Конечно, немного обидно, но в то же время думаю, что эта медаль не только для меня, она и для всех болельщиков, которые нас поддерживали. Это приятно осознавать. Но всё-таки немного неправильно, когда у тебя отнимают какую-то часть эмоций, которые ты хотел бы разделить со всей страной. Спортсмену всё же хочется полностью насладиться моментом триумфа.

 Не было ли желания как-нибудь секретно отметить свою принадлежность к России? Или решили в любом случае действовать согласно правилам?

— Один раз организаторы заметили, что у меня на волосах резинка цветов национального флага. После этого они как раз и прописали настолько строгие запреты, что даже рингтон на телефоне не должен напоминать мелодию гимна нашей страны. Поэтому на чемпионате мира нам пришлось просто следовать правилам. У нас не было выбора.

— Как именно проверяли звонки на телефоне?

— Естественно, досконально за нами не следили. Они просто решили прописать запрет на любые возможные лазейки, которые могли бы использовать нейтральные атлеты, чтобы где-то засветить символику своего государства. На всякий случай отрезали все пути, которые мы могли бы использовать.

— На данный момент вы находитесь в самом расцвете сил. Вы прикладываете очень много усилий для достижения результата, но из-за ситуации с допингом не можете полностью ощутить радость побед. Нет ли какой-то человеческой обиды, что ваша спортивная карьера попала на этот период?

— Меня огорчает лишь то, что мы все попали в эту ситуацию. IAAF не разграничивает никого и никак. Все отвечают за ошибки других людей. У нас есть множество сильных атлетов, у которых никогда не было проблем с запрещёнными препаратами, но они обязаны выступать под нейтральным флагом. А год назад мы вообще не могли участвовать в международных соревнованиях.

Your perfect Monday when you have a vacation 😎🌞 #mysummer #seiko

Публикация от The official Darya Klishina (@dariaklishina)

 То есть расстраивает ситуация с российскими спортсменами в целом? Например, Елена Соколова в этом сезоне показывала очень достойные прыжки, но не выступала…

— Конечно. Мне было очень досадно за всю нашу сборную. Я была одной из первых, кому разрешили выступать на международных соревнованиях. Мне было немного легче, чем остальным ребятам, которые приехали на этот чемпионат мира как на первый международный старт в сезоне или даже в жизни. Хотя нас было всего 19 человек, я была очень счастлива, что выступала не одна. Чувствовался командный дух. Понятно, что ситуация всё равно была непривычной. Но тем не менее было очень приятно, что где-то рядом с тобой выступают соотечественники.

— Чему вас научило это выступление в Лондоне? Раньше не получалось собрать всё воедино и попасть на пьедестал настолько крупных соревнований. Может быть, теперь вы знаете секрет успеха?

— В прошлом году перед Олимпийскими играми я чувствовала себя так же, как и перед последним мировым первенством. В Рио-де-Жанейро на меня сильно повлияли последние две недели. Тогда я испытала огромный стресс. В Лондоне же я точно знала, что здорова, — это было самое главное. У меня ничего не болело, в отличие от чемпионата мира (2015 года. — RT) в Пекине, на котором были серьёзные проблемы со спиной и не получилось показать хороший результат. В этот раз мой организм был сильным, натренированным и готовым прыгнуть на семь метров. Кроме того, чуть больше года я не могла участвовать в соревнованиях и растеряла всю технику. Потерялось ощущение дальних полётов, которое можно поймать исключительно во время турниров. Невозможно это уловить на тренировках. Состояние не то, нет атмосферы большого стадиона. Мы с тренером пытались всё вернуть, и за последний месяц нам удалось поймать маленькую часть утерянного. Здесь всё срослось: я пришла на стадион с настроем на борьбу и готовностью встать на пьедестал.

«Не люблю прыгать на 6,66»

 

— Ваш боевой настрой могут сбить какие-нибудь мелочи? Вы выиграли квалификацию с недалёким прыжком на 6,66 м. Придаёте ли вы какое-то значение «демоническим» цифрам или не обращаете внимания на подобные вещи?

— Честно говоря, не люблю прыгать с таким результатом. Когда у меня ещё не было высокого личного рекорда, на соревнованиях я часто прыгала на 6,66 м.

Никогда не получалось преодолеть эту отметку. Поэтому не люблю, когда выпадают эти числа. Как бы то ни было, я постаралась не обращать на них внимание. Главное, что я прошла квалификацию. Неприятно, что тогда было холодно. Мне нравится прыгать в дождь, но не в холод. Именно в тот день всё совместилось, и было тяжеловато. В основном все выполняли по две-три попытки. Мало кто ушёл после первой. В итоге многие не выполнили квалификационный норматив. Причина может быть в том, что на квалификацию ты приходишь с другой целью. Не требуется стать победителем или побить личный рекорд. В голове есть только цифры, которые необходимы для сдачи нормативов. Квалификация и финал — две разные вещи. Я понимала, что в финале будет уже по-другому.

— Чемпионат мира запомнился скандалом с участием сербки Иваны Шпанович. Переживали ли вы тогда, что ваша медаль вдруг поменяет цвет, если ей засчитают прыжок за семь метров?

— Я приведу вам свой пример. В моей карьере была подобная ситуация ещё в России. Номер крепился чуть ниже обычного. Так получилось, что при прыжке я так же прочертила номером по песку. Тогда результат измерялся именно по песку — это международное правило. Поэтому сейчас я креплю свой номер настолько высоко, что он ни при каких условиях не коснётся песка. Только если я головой в него лягу. (Смеётся.) Один раз я уже обожглась и теперь действую по-другому. Думаю, что соперница также возьмёт это себе на заметку.

  • Клишина: один раз я уже обожглась и теперь действую по-другому

 Разрешение IAAF выдаётся на определённое время? У вас нет проблем с тем, чтобы снова получить возможность выступать?

— К счастью, у меня никаких проблем нет. После Олимпиады в Рио было вынесено решение, что я имею право выступать на всех международных соревнованиях. Это бессрочно. У остальных же российских спортсменов разрешение до 1 января. Им будет необходимо снова составлять и отправлять заявки в IAAF, чтобы получить возможность принять участие в зимнем сезоне. Они так долго добивались допуска к соревнованиям — и им придётся пройти это заново. У меня ситуация лучше. Хочется надеяться на удачный исход после собрания в ноябре. Там будут подводиться итоги деятельности Всероссийской федерации лёгкой атлетики (ВФЛА) по борьбе с допингом за последние полгода. Будем верить, что уже этой зимой нам всем разрешат выступать под российским, а не под нейтральным флагом.

 Это как-то сказалось на отношениях с партнёрами по национальной команде?

— Абсолютно не повлияло. Негатива не было вообще никакого. У меня очень много друзей в сборной. У нас такие же тёплые отношения, как и раньше. Я так же приезжаю в Россию, провела много времени в Новогорске этим летом. Все ребята помогают и поддерживают, как и прежде. Это касается и прошлого года, когда я единственная могла поехать на Олимпиаду. Конечно, я никому не пожелаю такой стрессовой ситуации, какая у меня была. В тот момент я потратила очень много нервов и эмоций, но рада, что теперь у меня есть такой опыт. Меня все поддерживали: друзья, семья, люди, которые тренируются в моей группе.

«Слежу за Шараповой в Instagram»

 Вас часто сравнивают с Марией Шараповой. Многие соперницы жалуются, что в раздевалке Мария не здоровается с соперницами. У прыгуний в длину тоже такое практикуется?

— У меня сейчас очень хорошие отношения со всеми соперницами. С некоторыми даже могу проводить время вне стадиона: сходить куда-нибудь по-дружески, пообедать вместе или просто прогуляться. Мне кажется, что это очень помогает даже во время состязаний. Что касается тенниса, то у моего агента контакты со многими представителями этого вида спорта. Я также общаюсь с некоторыми из них. Слышала много подобных историй. Там немного другой подход к соревнованиям, и это вообще более индивидуальный вид спорта. Когда на корте всего два человека, напряжение гораздо больше. Я думаю, что так выступать в разы тяжелее, чем даже на стадионе. Но стоит заметить, что теннисисты всегда говорят, что на стадионах во время соревнований по лёгкой атлетике очень шумно. У них же ситуация полностью противоположная: они очень чувствительны к звукам на трибунах и корте. Следовательно, во время их матчей практически всегда стоит тишина. Поэтому в теннисе отношения между соперниками немного жёстче, чем у нас.

— Недавно вы побывали на теннисном USOpen в Нью-Йорке. Чьи матчи посетили, и какие остались впечатления от турнира?

— Я присутствовала на полуфинальном матче Рафаэля Надаля и Хуана-Мартина дель Потро. На стадионе чувствовалось серьёзное напряжение. Всё-таки это была предпоследняя стадия, совсем немного оставалось до финала. На трибунах центрального корта собралось огромное количество болельщиков.

Я несколько лет назад была на Уимблдоне, и там была другая атмосфера — ещё тише, чем на US Open. Однажды там человек забыл выключить звук на мобильнике, и когда раздался звонок, то  все, кто посетил игру, знали, у кого зазвонил телефон, хотя человек выключил звук через пять секунд. (Смеётся.)

Я в тот момент подумала, что, если бы я оказалась в такой ситуации, мне бы стало стыдно. В Нью-Йорке нравы не настолько строгие, но тишину всё же стараются соблюдать. Совершенно другие впечатления по сравнению с легкоатлетическим стадионом.

— Возвращаясь к Шараповой: 12 сентября вышла её автобиография. А вам пока рано писать мемуары?

— Пока ещё не садилась за письменный стол. Может быть, через несколько лет захочется запечатлеть какие-то жизненные моменты на страницах книги. А про выход автобиографии Марии я в курсе. Слежу за ней в Instagram. Думаю, что прочитаю книгу. Уже ознакомилась с несколькими биографиями спортсменов. Это очень интересно, особенно в разных видах спорта. А какие-то психологические моменты можно почерпнуть и для себя.

 Насколько нам известно, в этой книге довольно подробно описана история с допингом. Как вы относитесь к той ситуации, в которую попала Шарапова, и в чём вы бы хотели быть на неё похожей?

— Я никогда не пыталась никому ни в чём подражать. Пытаюсь совершенствовать именно себя. А история с допингом неприятна для любого спортсмена. Моё мнение: возможно, это была ошибка команды. С Марией работает огромное количество людей, у неё есть личный врач (которого нет у меня, допустим). В теннисе немного другая система, и здесь промашку допустила именно её команда. Каждый спортсмен, доктор и федерация получают список препаратов, которые будут запрещены в следующем году, тем более что мельдоний нельзя было употреблять с 1 января, а проба у Марии была в марте. В спорте нет неприкасаемых людей. Все находятся в одинаковых условиях. Считаю, что это повод наблюдать за всем гораздо жёстче. Нужно следить за подобным, если есть желание выступать на высоком уровне. И совсем не важно, какой это вид спорта. Даже условная таблетка от живота может не подействовать на организм, но повлиять на карьеру.

— Если бы вы оказались в аналогичных обстоятельствах, у вас хватило бы мужества так же собрать пресс-конференцию и признаться в своей вине?

— Никогда не попадала в такие ситуации. Я за этим настолько пристально слежу, что в моей голове такой случай просто не укладывается. Мы указываем определённый час для проверки инспекторов. Это может быть в любой точке мира. Ко мне в основном приходят с шести до семи утра. Организм в это время ждёт звонка, и буквально за секунду я уже у двери. Не хочу ни пропустить тест, ни иметь какие-то проблемы. Поэтому считаю, что такой ситуации со мной не было и не будет.

— Это не обязательно может касаться допинга. Может случится ситуация, в которой правда будет не на вашей стороне: допустим, вы одержите несправедливую победу. Сможете ли публично признать, что не правы?

— Думаю, что да. Это было бы правильным решением. Сразу падает камень с плеч, когда не пытаешься найти какие-нибудь лазейки и пути к отступлению. Люди будут уважать такой поступок гораздо больше, чем непонятные оправдания. Когда признаёшься в своей ошибке, становится легче. Особенно, когда это обсуждаемо. Мария — очень публичная личность. По моему мнению, она поступила верно. Я бы поступила на её месте точно так же.

The weekend smells good 😊 🌊💋

Публикация от The official Darya Klishina (@dariaklishina)

«Интересно было бы привезти соперниц в родную Тверь»

— Свою лондонскую медаль вы собирались отвезти домой в Тверь. Недавно вы там побывали, посетили Путевой дворец. Где в итоге медаль хранится, и часто ли удаётся побывать на малой родине?

— Награда действительно в Твери, дома. Она оказалась там на следующий день после того, как я приехала со своего заключительного старта в Брюсселе. Потом я присутствовала на Тверском марафоне, где моя медаль также побывала. Она немного попутешествовала. Всем хотелось посмотреть на неё, разделить мою радость. Потом награда оказалась дома, там же, где и все остальные, — в тепле и уюте, с моими родителями. Можно сказать, что мои мама и папа — своеобразные хранители.

 Как-то в гости к Сергею Шубенкову в Барнаул приехал рекордсмен мира Колин Джексон. Вы бы хотели пригласить кого-то из соперниц посмотреть на ваш родной город?

— Хорошая идея. Можно было бы попробовать организовать что-то подобное. Не все в курсе, с чего я начинала, как начиналась моя карьера в лёгкой атлетике. Конечно, в России большинство людей это знает, но за рубежом мало кто имеет об этом представление. Всё-таки система нашего детского спорта сильно отличается от остального мира. К слову сказать, я бы тоже очень хотела посмотреть, как они начинали. Путь наверх по-своему интересен у всех спортсменов. 

— Вы как-то говорили, что не замеряете собственные прыжки на тренировках. Почему?

— Мы действительно не замеряем прыжки, так как тренер настраивает нас именно на техническую работу. Во время тренировок мы не должны думать о дальности прыжка и достижении результата. Перед нами стоят другие задачи. Результат нужно показывать непосредственно на соревнованиях. Но если я во время занятия чувствую, что прыжок получился особенно далёким, могу взять в руки рулетку. В России мы замеряли абсолютно все попытки, поэтому в США пришлось привыкать к тому, что этого делать не надо. Сейчас уже отношусь к происходящему спокойно.

— Расскажите на примере одной отдельно взятой недели о том, как проходит ваш тренировочный процесс.

—Тренируюсь трижды в неделю по два занятия в день. В США у нас очень маленькие перерывы между тренировками — максимум два часа. Это в России тоже всех удивляет. Получается, что три дня в неделю у тебя по три занятия и один выходной — воскресенье. Трижды в неделю жму штангу — это, по сути, и есть вторая тренировка. Есть ещё одно занятие в бассейне. Тренировка в воде поначалу тоже была для меня в новинку, ведь в России подобное не практикуется, да и не везде есть возможность пойти поплавать после прыжков. Иногда мы всё-таки проводили тренировки в бассейне, но они не были регулярными. В выходной обычно еду на пляж. У меня минутах в 10—15 от дома есть просто потрясающий пляж, там можно отдохнуть и расслабиться.

— До 11 лет вы занимались волейболом. Сейчас в ваших тренировках присутствуют элементы этой игры?

— У нас на территории тренировочного центра есть волейбольная площадка на песке. Когда выдаётся свободный день, можем поиграть с ребятами из группы. Профессионалов среди нас нет, но людям интересно. Ведь это такой способ тренировки, во время которого ты, с одной стороны, можешь поработать, а с другой — расслабиться. Всем весело и хорошо. Я до сих пор очень люблю волейбол, и, если появляется возможность поиграть в него, с удовольствием выхожу на площадку, пусть даже на пляже.

— Как вы относитесь к волейболу на снегу, который в последнее время резко набрал популярность?

— Во Флориде тяжело реализовать этот замысел. (Смеётся.) Но будет интересно поиграть в волейбол на снегу, если представится такая возможность.

«Раньше у меня в голове был определённый идеал мужчины, но со временем он стал не таким чётким»

 

— Вы признавались, что после волны критики во время Олимпиады перестали обращать внимание на происходящее вокруг: не следите за интернетом, не анализируете высказывания экспертов и болельщиков. Не сложно ли находиться в таком информационном вакууме, учитывая то, что интернет прочно вошёл в повседневную жизнь каждого человека?

— До сих пор пытаюсь придерживаться этого правила. Когда отказалась от изучения различных публикаций о себе в интернете, жить стало легче. Перестала нервничать и переживать из-за каких-то негативных комментариев. Даже не знаю, каким образом мне удалось подавить это своеобразное любопытство. В Facebook или Instagram могу выложить фотографию, слежу за количеством лайков, но комментарии просто не читаю. Теперь мне это даже неинтересно. Раньше переживала из-за чьих-то слов, а сейчас понимаю, что это была пустая трата времени и эмоций.  

 Девушки из женской сборной России по футболу признавались, что пользуются специальным приложением Tinder для знакомств с представителями противоположного пола. Вам приходилось прибегать к помощи подобных программ?

— Нет, никогда не пробовала. На данный момент, как я уже говорила, зарегистрирована в Facebook и Instagram. Была страничка в соцсети «ВКонтакте», но забросила её. Я достаточно закрытый человек и не стану ни с кем знакомиться с помощью социальных сетей. У меня есть определённый круг друзей, с которыми я общаюсь. Не очень люблю находиться в центре внимания и в окружении большого количества людей, а реальное общение для меня гораздо интереснее дружбы в соцсетях.

  • Клишина: я не стану ни с кем знакомиться с помощью социальных сетей

— Прыгун в высоту Даниил Лысенко, в августе занявший второе место на чемпионате мира, недавно признался, что стесняется Дарьи Клишиной… из-за её красоты. У вас не было разговора с ним на эту тему? Готовы добавить его в друзья в Facebook?

— Даже смешно немного… Вообще была рада за Лысенко. Он в 20 лет впервые приехал на чемпионат мира и сразу же завоевал медаль. Это дорогого стоит. На самом деле, заметила некую робость с его стороны. На чемпионате мира в Лондоне перед финалом в прыжках в высоту пришла к ребятам на тренировку и пожелала им удачи. Заметила, что они чувствовали себя неловко. Мне тоже было неудобно, ведь в подобных ситуациях неловко, как правило, чувствую себя я. Не стоит стесняться. Я общаюсь со всеми людьми в сборной, со всеми здороваюсь. Этим летом тренировалась на базе в Новогорске и познакомилась со многими новичками. В последнее время появилось очень много талантливых молодых российских спортсменов, становление которых я пропустила из-за отъезда в США. За эти четыре года поменялось очень многое.

— Часто ли молодые люди пытаются познакомиться с вами в интернете?

— Очень часто. Раньше, когда начинала читать сообщения на странице в сети «ВКонтакте», видела много писем от мужчин. Не могу сказать, что были какие-то особенно запомнившиеся попытки познакомиться, каждый старался, как мог. Но повторюсь, я не люблю знакомиться в соцсетях, хотя пообщаться могу. Некоторые люди пишут с просьбой дать какой-то совет, спортивный или, допустим, по правильному питанию. В таком случае всегда стараюсь помочь и подсказать что-то. Пишет очень много детей — девочек, занимающихся лёгкой атлетикой. А что касается знакомств, то у меня бывало такое, что отвечала отрицательно на предложение, например, сходить на совместный ужин — и тут же получала в свой адрес поток негатива.

 Какими качествами должен обладать молодой человек, чтобы вам понравиться?

— Раньше у меня в голове был определённый идеал мужчины, но со временем он стал не таким чётким. В каждом ты можешь найти качества, которые тебя привлекают. Если попытаться выделить какие-то отдельные моменты, то в первую очередь молодой человек должен меня уважать, быть со мной честным. Это самый важный принцип, на котором строятся отношения. У всех есть как минусы, так и плюсы, и их нужно уметь принимать. Порой человек может обладать каким-то негативным качеством, но позитивные в нём всё равно будут перевешивать. В принципе, познакомиться со мной может любой, хотя сделать это непросто, так как я живу в США. Могу сказать, что самые хорошие, приятные знакомства — всегда дело случая.

 Сейчас у вас есть молодой человек? Есть ли шансы у тех, кто вам так старательно пишет?

— Шансы на общение есть всегда, но свою личную жизнь предпочитаю не афишировать. Я и так постоянно нахожусь на виду, и хочется хотя бы свои отношения оставить в тайне.

 Где вас чаще узнают: в США или в России? Можете ли спокойно пройтись по улице, не будучи узнанной, почувствовать себя обычной девушкой?

— 50 на 50, хотя ещё полгода назад ответила бы, что в Европе и США узнают больше, чем в России. Но после Олимпийских игр в Рио дома тоже стали узнавать. Вообще, чаще всего люди обращают на меня внимание в аэропорту, особенно на паспортном контроле. Ведь человек может не узнать тебя в лицо, но, когда увидит фамилию в документе, вспомнить, кто ты.

Сначала начинают заглядывать в документ, потом обращают внимание на лицо, потом снова разбирают персональные данные в паспорте. Всегда очень забавно наблюдать за реакцией людей. Это приятно, потому что потом тебе начинают желать побед и хороших результатов.

  • Клишина: после Олимпиады в Рио в России меня стали чаще узнавать

«Ругаюсь только на русском»

 

 А теперь давайте проведём небольшой блиц. Назовите три места на Земле, где бы вам хотелось побывать.

— Oh, my God! Северный полюс, Африка и Австралия.

  А если бы вам предложили остаться в одном месте и провести там всю жизнь, что бы вы выбрали?

— Из этих трёх? (Смеётся.) Если в любом, то Москву.

 Какие три книги вы бы взяли с собой на необитаемый остров?

— «Ромео и Джульетту», книгу по психологии и ещё пособие «Как выжить на необитаемом острове».

 О чём вы подумаете первым делом после того, как закончится наше интервью?

— О том, что мне очень понравилось.

Если бы вы не были Дарьей Клишиной, то кем бы хотели быть?

— Нет, мне хочется быть собой. Это неудачный вопрос.

— Если бы представилась возможность провести целый день с любым человеком, жившим когда-либо, кого бы вы выбрали?

— Петра I.

— О каком дне своей жизни вы вспоминаете чаще всего?

— О том, когда выиграла первую медаль на юношеском чемпионате мира.

— Отвечая на первый вопрос блица, вы автоматически употребили английское выражение.

— Когда нахожусь в США, стараюсь чаще думать на английском, если уровень владения языком позволяет это делать, чтобы как раз повысить его. Пока мне далеко до совершенства. Но когда привыкаешь к какому-нибудь иностранному слову, его порой сложно перестать употреблять. А ведь три с половиной года назад я приехала в США, совершенно не зная языка.

— Есть ли фразы на английском, которые вы чаще всего употребляете?  

— Одной любимой нет. Наоборот, есть много слов на русском, которым в английском замену найти не могу. Это всегда немного раздражает. Хочешь сказать что-то специфичное по-английски, но не можешь перевести собственную идею. В результате тяжело донести до людей в США некоторые свои мысли.

— На каком языке ругаетесь?

— Конечно, на русском.

— Вы признавались, что каждый год меняете свою цель в спорте. Какую цель поставили себе на этот год?

— Удержать тот темп, который был взят мною летом. Хочу выйти на стабильно высокий уровень. Это и есть моя цель.

Видеоверсию интервью с Дарьей Клишиной смотрите на сайте RTД.

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе важных новостей.
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Спорт
Загрузка...
Наука