«Надеемся, наша гегемония не закончится»: российские синхронистки в гостях у RT

После окончания триумфального для российских синхронисток чемпионата мира по водным вида спорта в редакции RT побывали две спортсменки из победоносной команды — Светлана Колесниченко и Михаела Каланча. Они рассказали, как тренируются по 10—12 часов в день, чего ни в коем случае нельзя есть синхронисткам и по каким критериям отбирают детей в этот вид спорта.
Российские синхронистки в гостях у RT
  • © RT

Российские синхронистки в июле снова предоставили повод говорить о себе, собрав почти всё золото чемпионата мира по водным видам спорта в Будапеште. Остаться на вершине им не помешал ни плагиат со стороны соперниц, ни резкое омоложение состава. 

После окончания первенства редакцию RT посетили Светлана Колесниченко, одержавшая четыре победы в четырёх видах, и Михаела Каланча, вместе с Александром Мальцевым взявшая золото в самом экзотическом и новом виде синхронного плавания — миксте.

«Мы не считаем свои медали»

— Светлана, в 2009 году, когда вы выиграли спартакиаду учащихся России, вы поставили себе цель завоевать не меньше тысячи медалей. Вы до сих пор стремитесь к этому?

— Это было так давно, что я и забыла о тех словах. Безусловно, во мне играл юношеский максимализм. Такая цифра — запредельный показатель, но, как известно, нет предела совершенству. Значит, я буду стараться завоевать тысячу медалей. Но у нас есть примета — не считать общее количество своих наград.

— Можете хотя бы примерно предположить, сколько их у вас сейчас?

— Самая главная для меня награда — олимпийское золото. Чемпионат мира я выигрывала 13 раз, чемпионат Европы — несколько раз (четыре. — RT). Двигаемся скромненько и потихонечку. (Смеётся).

— Михаела, а вы подтягиваетесь к Светлане?

— Да, конечно.

— Вы имеете отношение к золотой медали Юлии Ефимовой. Расскажите об этом.

М.К.: На чемпионате мира 2015 года в Казани мы выиграли комбинированную программу, и в тот день я встретилась в ресторане отеля с Ефимовой. Она меня поздравила, а я ей дала подержать в руках свою медаль, чтобы это помогло Юле победить. Эта примета сработала. Например, на первенстве планеты в Будапеште я так же бралась за медаль Светланы.

С.К.: Охота за нашими наградами велась со стороны мужской сборной России по водному поло. Они просили подержаться за медали. Попасть в призы у них не получилось, но выступили ребята неплохо. В 2015-м они были четырнадцатыми, а сейчас стали восьмыми, поэтому можно сказать, что это им помогло.

— Михаела, как обстоят дела с вашими олимпийскими мечтами?

— Медаль Олимпийских игр — это моя главная цель в жизни. Я к этому иду всю карьеру. Очень надеюсь, что у меня всё получится.

  • Михаела Каланча рассказала, какое отношение она имеет к золоту Юлии Ефимовой

«Посмеялись, когда увидели зелёную воду на Олимпийских играх в Рио»

— Сколько часов в неделю вы тренируетесь?

— Обычно в день мы занимаемся 10—12 часов, а в неделю выходит 60—65. Днём есть пару часов на отдых, и где-то в 11 вечера мы завершаем работу.

— Вы выступаете в разных видах программ. Ваши тренировки принципиально отличаются?

С.К.: В синхронном плавании бассейн один, а дисциплин много. В 8 утра обычно начинают тренироваться дуэты. Мы работаем до 14:00. Я ещё и для сольных выступлений тренируюсь отдельно, начинаю в 16:00, а через два часа приходит группа. Они работают до 23:00. Михаела занимается уже ближе к ночи.

М.К.: Мы с Александром (Мальцевым, партнёром Каланчи в миксте. — RT) встаём в 10 утра, в 11 идём в зал, а первая тренировка на воде стартует в 13:30 и заканчивается в 17:30. Вторая тренировка начинается в 20:30 и один раз даже продолжалась до 01:30 ночи.

С.К.: Да, один раз в это время Михаела мне написала сообщение, что только вышла с тренировки. Естественно, я его сразу не прочитала, потому что уже спала, а когда проснулась и прочла, сильно удивилась.

— Вы тренируетесь в одном месте?

С.К.: Да, в спортивном центре на базе «Озеро Круглое».

— Там вода не окрашивается в зелёный цвет, как в Рио-де-Жанейро?

М.К.: Иногда.

— Почему так происходит?

М.К.: Нам никто не может это объяснить.

С.К.: У нас неплохие условия. Вода должна быть специальной температуры. Мы регулируем её до десятых долей градуса. Мы очень остро чувствуем любое изменение: холоднее стало или теплее.

М.К.: Буквально за 15 минут бассейн приводят в надлежащие для нас условия.

— Светлана, как вы отреагировали на смену цвета в олимпийском бассейне?

— Мы посмеялись. До Олимпиады у нас был сбор в другом бразильском городе, и там были самые разные климатические условия. Только снега не хватало. Когда мы увидели зелёную воду в Рио, то подумали, что всё будет хорошо. У нас есть примета: если мы приезжаем и видим, что всё плохо, то сами соревнования пройдут хорошо. Ничего идеального не бывает. Мы готовы ко всему и всегда.

  • Колесниченко и Каланча: «Мы посмеялись, когда увидели зелёную воду на Олимпиаде в Рио»

«В синхронном плавании не поможет никакой допинг»

— Доминирование России в синхронном плавании уже никого не удивляет. Как к этому относятся ваши соперницы? Ненавидят или уважают?

С.К.: Мы всем за 20 лет успели надоесть. Наш вид спорта даже переименовали в артистическое плавание, чтобы хоть как-то сместить Россию с лидирующих позиций. Что касается отношений между странами, то все доброжелательно к нам относятся. Никто никаких козней не строит, но, например, вместе мы нигде не отдыхаем. Соперницы уважают нас как страну-лидера в этом виде спорта. Они стараются подтягиваться к нам, но на соревнованиях мы стараемся абстрагироваться от всего. Мы держимся своей группой и практически ни с кем не общаемся. На соревнования приезжаем со своими тараканами в голове. Но когда всё заканчивается, мы, конечно, не отказываемся от общения с соперницами.

М.К.: Нам никто палки в колёса не вставляет. Конечно, все хотят опередить Россию и быть лучше нас. Например, на чемпионате мира в Будапеште китайский дуэт сделал 80% элементов из программы «Русалки», которая была подготовлена Колесниченко и Александрой Пацкевич. Всей команде это было неприятно. Мы, в свою очередь, ко всем относимся с уважением.

С.К.: На разминке перед соревнованиями обычно творится кошмар. На всех один бассейн. Например, в полуфинале участвует 20 стран. Все работают без музыки, и одна спортсменка может наплыть на другую, дать по голове третьей, а четвёртая следит, чтоб никто не передрался между собой. Тяжёлые условия. Даже в дуэтах всё непросто — более 40 пар участвуют. Места на всех не хватает. Все работают, сосредоточены на своей программе и наплывают друг на друга.

М.К.: Мне этого не понять. На чемпионате мира выступало всего 11 смешанных дуэтов. Мы не толпились, никто нам не мешал спокойно разминаться. Обычно, когда один дуэт полностью репетирует свой номер, другие пары не мешают. Но на разминке произошёл досадный эпизод: Александр делал поддержку, а я упала на свою главную соперницу из Италии. Извинилась перед ней на английском и продолжила свою работу. Надеюсь, что с ней тогда ничего не случилось.

— Вы помните реакцию азиатских спортсменок на ОИ-2016, когда им удалось подняться на пьедестал?

С.К.: Японки, ставшие третьими, плакали, потому что им удалось опередить команду Украины. А ведь на отборе на Олимпийские игры азиатские девушки им проиграли. Разумеется, они были счастливы, что попали на пьедестал почёта на ОИ. Реакцию китаянок, ставших вторыми, я уже не помню.

— Они не просто плакали, они визжали…

С.К.: Японская команда была очень счастлива.

— Вы свои победы воспринимаете иначе. Есть ощущение, что вы всегда являетесь хозяйками соревнований…

С.К.: Это со стороны может так казаться. У меня внутри всегда кипит буря эмоций. Я переживаю перед соревнованиями и радуюсь после своих побед. Сразу после них мы просто не успеваем переварить случившееся. Видимо, накапливается усталость, и сил ни на что не остаётся. Эмоции приходят, когда мы находимся в отпуске. (Смеётся).

М.К.: Когда мы прилетели из Будапешта, у меня было такое состояние, словно на следующий день надо было снова тренироваться. Светлана сказала, что у неё точно такие же ощущения. А при этом у нас только начался отпуск.

— Какой старт самый сложный с точки зрения психологии?

М.К.: Самый сложный старт для меня — чемпионат мира 2013 года в Барселоне, когда я только-только попала в сборную России. Для меня это был дебют, и, конечно, я испытывала огромное волнение, потому что хотелось показать свой максимум и не подвести команду и главного тренера Татьяну Покровскую. На втором месте для меня — недавно завершившийся чемпионат мира в Будапеште. В технической программе мы с Александром, к сожалению, проиграли итальянцам. Тогда я испытала разочарование, но потом в нас сыграла спортивная злость. На произвольную программу мы вышли настроенными только на победу. С моральной точки зрения пришлось очень непросто, но мы справились.

С.К.: Удивительно, но Олимпийские игры в 2016-м получились самым лёгким стартом для меня. (Смеётся). Мы привыкли к олимпийскому бассейну, потому что прилетали в Рио неоднократно и проводили тренировки. Атмосфера была очень хорошей. Пусть эмоциональный фон вокруг всей сборной России в связи с допинговыми скандалом был не самым благоприятным, в нашем виде спорта никакого негатива и близко не было. Я настолько была уверена в своих партнёршах, что чувствовала себя как за каменной стеной. Всегда думала, что на ОИ буду испытывать колоссальное волнение, но этого не произошло.

Больше всего переживала, как и Михаела, перед первым ЧМ — в 2011-м. В этот момент на кону твоя карьера: либо ты пойдёшь дальше, либо нет. Очень волнительно мне было перед сольной произвольной программой в Будапеште. Переживала за итоговый результат. Наверняка сказалось, что я впервые выступала в четырёх дисциплинах. До этого было меньше, а в Венгрии я все восемь дней держала себя в напряжении.

— Но ведь практически до последнего момента было непонятно, допустят ли сборную России к ОИ или нет.

С.К.: Я привыкла себя ко всему готовить. В любых ситуациях стараюсь найти плюсы. Настраивала себя на то, что даже если нас не пустят в Рио, в моей карьере будут ещё и другие игры. Не думала о том, что недопуск станет крахом и катастрофой. Разумеется, мы были счастливы, когда нам сказали, что сборная России допущена до соревнований. Нужно себя правильно настраивать и мыслить позитивно.

— Почему этот скандал не повлиял на ваш вид спорта?

С.К.: Потому что в синхронном плавании не поможет никакой допинг. Мы сидим под водой, задыхаемся. (Смеётся). Сколько бы допинг-проб у нас ни брали, никаких нарушений со стороны российской команды не было.

М.К.: Мы очень серьёзно относимся к лекарствам. Если нам назначают какой-то препарат, обязательно звоним врачу сборной России и консультируемся с ним. В этом вопросе нужно быть ответственным.

— Михаела, как вы переживали за сборную России на Олимпиаде?

М.К.: Сидела, скрестив руки, перед телевизором. Я была уверена в девочках. Даже сейчас, когда вспоминаю их выступление, мурашки бегут по коже. Вот такая энергетика у сборной России. Видно, что они лучшие.

С.К. Смотреть всегда тяжелее, чем выступать.

  • Каланча: «В синхронном плавании не поможет никакой допинг»

«Без грима нас почти никто не узнаёт»

— В фигурном катании, например, есть самые сложные прыжки, за которыми наблюдаешь с замиранием сердца. В вашем виде спорта есть такие элементы?

М.К.: Это поддержки.

С.К.: Да, здесь не всегда бываешь уверен в том, получится или нет. Но даже если что-то пошло не так, девочки обычно что-то быстро придумывают. Судьи видят, что всё хорошо прошло, значит и правда всё нормально. Арбитры же не знают, какие поддержки мы будем делать, они первый раз видят программу.

— Если это делает сборная России, то так и надо…

С.К.: Да, именно! (Смеётся).

— Сколько времени занимает подготовка к выступлению: костюм, макияж…

М.К.: Постановка номера и его отработка занимают примерно полгода, а костюмы подбираем за два месяца до соревнований.

— А уже перед самим выступлением?

М.К.: Сборы начинаются примерно за два часа до старта.

С.К.: У меня всё проходит быстрее. (Смеётся). Всё зависит от программ. Мы зачёсываем волосы пищевым желатином. От этого болит голова, но красота требует жертв, и мы готовы терпеть.

М.К.: Представительницы некоторых стран спят с желатином. Бывает такое, что нужно соревноваться два дня подряд, и спортсмены прямо так и ложатся. Я не понимаю, как так можно.

— Зачем они так поступают?

М.К.: Чтобы на следующий день не тратить время на причёску. Желатин долго смывается под горячей водой.

— Может, лучше выступать вообще без макияжа?

С.К.: Мне, например, нравится, что нас не узнают. Во время соревнований мы выглядим иначе, чем в реальной жизни.

— Светлана, вы не хотите, чтобы вас узнавали?

С.К.: Я предпочитаю спокойную жизнь. Не хочу, чтобы ко мне подходили, фотографировались, хотя в Будапеште ко мне с такой просьбой обратилась женщина с дочкой. Мне было приятно, хотя я и удивилась.

М.К.: Внимание болельщиков очень ценно. Здорово, когда у тебя просят автографы, просят сфотографироваться, шлют огромное количество сообщений с поздравлениями. Это невероятные эмоции.

— Вы считаете свой вид спорта сексуальным?

М.К.: Это лучше у мужчин спросить. (Смеётся).

С.К.: Кто-то наверняка хочет видеть более открытые купальники, но у нас есть строгий регламент по этому поводу. Видимо, наш вид спорта не очень сексуален, ведь синхронное плавание не слишком популярно в стране.

— Вы хотите, чтобы ваш вид спорта стал более популярным? Больше трансляций соревнований, больше болельщиков и стран-участниц?

С.К.: Один из шагов к популяризации был сделан в 2015 году, когда в программу чемпионатов мира включили смешанные дуэты. Только по этой причине интерес резко возрос, ведь хватало негативных отзывов по поводу того, что молодые люди будут участвовать в соревнованиях. Но большинству всё-таки эта инициатива пришлась по душе. На следующий чемпионат мира включили ещё одну дисциплину, где будут исключительно поддержки. Сейчас наш вида спорта переименовали. Через некоторое время посмотрим, правильные ли шаги предпринимаются. Надеюсь, что всё делается правильно.

— Михаела, расскажите, как образовался ваш дуэт с Александром Мальцевым.

М.К.: Это произошло в 2016 году. У нас был восстановительный сбор в Дубае. Наши тренеры — Татьяна Покровская и Гана Максимова — предложили мне такой вариант. Я согласилась. Мы выиграли чемпионат Европы, а на первенстве мира взяли золото и серебро.

— В фигурном катании романы между партнёрами в дуэтах не такая большая редкость. Как обстоят дела в вашем виде спорта?

М.К.: У нас с Александром рабочие деловые отношения. Мы дружим.

— А у коллег?

М.К.: Знаю, что у бразильского дуэта роман. Они встречаются уже года полтора.

— Как у вас обстоят дела с личной жизнью?

С.К.: У меня всё хорошо. (Смеётся). У меня есть молодой человек, мне с ним вполне комфортно. Он у меня спортсмен. Статистика говорит, что спортсмены чаще всего находят себе пару из своей сферы деятельности.

М.К.: У меня тоже всё хорошо, но молодого человека нет. (Смеётся).

— Светлана, ваш молодой человек как-то комментирует ваши наряды, ваш внешний вид?

С.К.: Он меня полностью поддерживает, ему всё нравится. Нет такого, что он говорит: «У тебя очень открытый купальник». Он редко смотрит мои выступления, потому что очень переживает. Он занимается плаванием и подводным плаванием.

  • Каланча расскала, как образовался её дуэт с Александром Мальцевым

«Мы можем не ограничивать себя в еде»

— Как часто вас узнают на улицах?

М.К.: Чаще всего это происходит после соревнований. Но люди не подходят в торговом центре с вопросами: «Извините, пожалуйста, это не вы случайно выступаете в микст-дуэте, можно с вами сфотографироваться?» Мы много времени проводим на сборах, поэтому особо нигде не гуляем.

— Как вы отдыхаете после соревнований и тренировок?

М.К.: Обязательно едем на море, а в перерывах между тренировками я люблю почитать. И обязательно спим. Сейчас отпуск проведу в Греции.

С.К.: Обычно отправлюсь в Дубай. Я там уже 500 раз была и с удовольствием вернусь снова. Мы с Михаелой любим вместе отдыхать и друг другу не надоедаем. Даже выходные вместе проводим, а в бассейне видимся 24 часа в сутки.

М.К.: Иногда так бывает, что от Светы мне приходит такое же сообщение, которое я сама хотела написать ей. Одна голова на двоих. (Смеётся).

— Какие у вас есть ограничения по еде? Наверняка, когда вы отправляетесь в отпуск, вам много чего нельзя…

С.К.: Главное правило — вернуться из отпуска целыми и невредимыми.

— Некоторым спортсменам запрещают заниматься экстремальными видами спорта: сноуборд, горные лыжи.

М.К.: Да, подобными вещами лучше не заниматься.

С.К.: На коньках нам нежелательно кататься, потому что стопа подвижная, а там она зафиксирована. Высока вероятность того, что будет подвёрнута нога.

М.К.: Я вообще на коньках ни разу не стояла.

— Как вы питаетесь?

М.К.: Мы кушаем всё, потому что калории сжигаются на тренировках, но перед соревнованиями я ограничиваю себя в сладком. Особенно если партнёр мне скажет: «Михаела, мне что-то тяжело тебя таскать».

С.К.: Мы правда едим всё. Даже когда мы тренируемся в бассейне, у нас стоит тарелка с едой для поддержания сил. Перед стартами я себя ни в чём не ограничиваю. С такими тренировками никакие диеты не нужны.

— Михаела, а ты Саше не говоришь, что он поднабрал несколько килограммов?

М.К.: В нашей программе есть такой элемент, где я толкаю партнёра. Чувствую, мне стало тяжелее это делать. Я его спрашиваю об этом, а он отвечает, что стал чуточку больше весить. Но ничего. Я только подкачалась. (Смеётся).

— Насколько в этом плане влияют лишние граммы? 

М.К.: Я замечаю даже лишние 500 граммов.

С.К.: Сразу тяжелее находиться под водой. Возникает ощущение, будто весишь тонну. Но сильно худой быть тоже нельзя, иначе просто не хватит сил. Поэтому необходимо держать баланс, чтобы и визуально выглядеть красиво, и достаточной силой обладать. Мы должны смотреться стройными и мощными.

— Вы говорили, что можете есть всё. Есть ли какие-то секреты в вашем рационе, направленные на сохранение стройности фигуры?

М.К.: Конечно, обязательно кушать углеводы, белки. Но в сладком себя приходится ограничивать, так как от него быстрее поправляешься.

С.К.: У меня была даже такая проблема, что приходилось специально перед соревнованиями набирать пару килограмм, чтобы не казаться сильно худой. Ведь я как солистка обязана выглядеть презентабельно. Но, естественно, я питалась не пиццей и шаурмой, а нормальной едой. (Смеётся).

  • Российские синхронистки рассказали о своём питании

«Если бы не спорт, ушла бы в бальные танцы»

— Светлана, вы на чемпионате мира приняли участие сразу в четырёх дисциплинах. Может, и в миксте силы попробуете?

С.К.: Нет-нет. Я уже говорила, что у Саши Мальцева прекрасная партнёрша. И я не хочу лезть в их с Михаелой работу. Александр у нас один такой, и у них отличный тандем.

— Где же взять новых Александров Мальцевых?

М.К.: В спортивных школах. На самом деле в некоторые из них уже набирают мальчиков, например, в школу Марии Киселёвой и Анастасии Давыдовой (многократные Олимпийские чемпионки. — RT).

С.К.: Мальцев пока остаётся единственным в своём роде, но, думаю, лет через десять, когда ребята подрастут, конкуренция в мужском синхронном плавании будет очень высокой.   

— Если бы не синхронное плавание, чем бы вы занимались?

М.К.: Наверное, хореографией, потому что до синхронного плавания ходила на бальные танцы. Собственно, потом я сделала выбор в пользу первого. В синхронное плавание пришла довольно поздно по меркам этого вида спорта — в восемь лет, причём даже плавать не умела. Но мне с ходу сказали: «Прыгай в воду».

С.К.: Я тоже занималась танцами, причём, когда мама решила меня отвести на синхронное плавание, была рада, что покончу с ними. Сразу сказала танцам до свидания. Чем занялась, если бы не синхронное плавание? Часто задаюсь этим вопросом, но ответить на него сложно, ведь никто не знает, по какому сценарию тогда сложилась бы жизнь.

М.К.: Судьба — интересная штука. Когда я делала выбор между синхронным плаванием и бальными танцами, то склонялась к последним, так как в плавании меня постоянно ругали. До сих пор помню тот решающий день. Мы с мамой приехали в бассейн, и она спросила, что я выбираю. Ответила, что буду заниматься танцами. Но почему-то именно в этот вечер тренер по синхронному плаванию похвалила меня впервые в жизни. Я очень удивилась и решила остаться. С тех пор прошло 16 лет.

«Китаянок мы никогда не пустим к себе на тренировку»

— В спорте бывают случаи, когда кто-то из иностранцев пытается пристроиться к российской команде и потом одерживает победы. Например, венесуэлец Рубен Лимардо стал олимпийским чемпионом в фехтовании после тренировок с российской сборной. К вам соперницы обращались за помощью?

М.К.: К нам приезжала сборная Бразилии. Но они наши друзья, и мы помогаем девочкам. Они разучивают нашу технику.

С.К.: Бразильянки тренируются с нами и пребывают в состоянии полнейшего шока. (Смеётся). На самом деле сборная России полностью закрыта для ведущих сборных планеты, тех, которые попадают в финалы чемпионатов мира. А команды из второго—третьего десятка иногда приезжают к нам на сборы. Всё это естественно согласовывается с главным тренером сборной Татьяной Покровской. Важно, чтобы никто не выведал наших секретов.

— А в чём причина дружбы с бразильянками?

С.К.: У Татьяны Николаевны там живёт дочь вместе с семьёй. Мы, кстати, тоже каждый год ездим в Бразилию на сборы, как и они к нам. Но, разумеется, китаянок сто процентов мы бы никогда к себе не пустили.

— Почему бразильянки остаются в шоке от ваших занятий?

М.К.: Просто они увидели, по сколько часов мы тренируемся в день и как мы тренируемся. Это действительно очень тяжёлый труд.

С.К.: Фактически ты сидишь в бассейне глубиной три метра, не касаясь дна, и очень редко подплываешь к бортику. Приходится постоянно работать. Это очень сложно. Но со временем ко всему привыкаешь.     

— Что секретного могли бы увидеть на ваших тренировках китаянки?

М.К.: Главный секрет успеха сборной России в синхронном плавании — это наш легендарный тренер Татьяна Николаевна Покровская.

С.К.: Российским синхронисткам с детства закладывается уникальная техника. Когда девочка попадает в сборную, она только приумножает эти знания. Как таковых секретов нет, просто идёт долгая отработка элементов, которые представительницы других стран выполнить не в состоянии. Ты трудишься по 10—12 часов в сутки. Тренировки начинают напоминать день сурка. Однако эта пахота приносит нам победы.

М.К.: Например, один элемент, чтобы всё было идеально, можем отрабатывать до 20—30 раз, а это около 40 минут. Все восемь человек должны выполнять его синхронно.

— Если другие сборные начнут тренироваться по 10—12 часов в день, вряд ли они обойдут вас.

М.К.: Поверьте, они работают не меньше нашего. Просто многое зависит от того, как ты тренируешься. Недостаточно просто механически повторять элементы. Их нужно выполнять с душой.

С.К.: Татьяна Николаева в таких случаях часто говорит нам: «Девочки, вы сделали элемент тяп-ляп, а теперь повторите с душой». Чтобы на соревнованиях показывать лучший результат, приходится работать на максимуме.

  • Колесниченко и Каланча рассказали, почему сборная Бразилии была шокирована тренировками российских синхронисток

— Михаела, ты намерена попробовать свои силы в других дисциплинах, помимо микста?

М.К.: Я уважаю мнение Татьяны Николаевны. Где она скажет работать, там и буду. Моя заветная мечта — завоевать олимпийскую медаль.  

С.К.: Если на чемпионате мира команда была представлена 14-ю синхронистами, то на ОИ поедут только девять, при этом они выступят лишь в двух видах программы — дуэт и группа. Микст и соло пока, к сожалению, не включили в программу Игр. Чтобы Михаеле попасть на ОИ, ей нужно выступать в группе.

— То есть вы подтягиваете её в группу?

С.К.: Она и сама настоящий боец по духу. У нас все девочки большие молодцы и знают, чего хотят. Михаела умная девочка. Она движется в правильном направлении.

«То, что никто не курит и не пьёт, даже не обсуждается»

— Михаела, расскажи о происхождении своего имени.

— Я родилась в столице Молдавии Кишинёве. Вся моя семья оттуда. В Молдавии моё имя довольно распространенно. А вот в России я, наверное, единственная в своём роде.

— А друзьям нравится имя Михаела?

С.К.: Мне, например, очень. Не нравится только, что его постоянно неправильно пишут — через «э», тогда как нужно через «е».

М.К.: Кстати, да, хотя произносится действительно как Михаэла.

С.К.: Постоянно защищаю её. Если кто-то неправильно пишет имя в социальных сетях, могу в комментариях поправить человека.

М.К.: Света — настоящий друг. Она защитит и поддержит в любой самый сложный момент. За это я ей очень благодарна. Иногда, конечно, дуемся друг на друга, но потом обе понимаем, что между нами серьёзная дружба. Разные ситуации бывают. Всё-таки у нас женский коллектив, если не брать в расчёт Сашу Мальцева.

— А какие вы в интернете?

С.К.: Довольно скучная. Могу выложить фотографии, посмотреть что-то, вот и всё. На большее времени просто не остаётся.

М.К.: Не могу сказать, что серьёзно занимаюсь своими соцсетями, хотя в принципе везде зарегистрирована.

— У популярных спортсменов сотни тысяч подписчиков.

М.К.: У меня, кажется, тысячи четыре, а у Светланы — раза в два больше.

С.К.: Да, люди, которые болели и переживали за нас, потом активно подписывались. После ЧМ количество фолловеров резко увеличилось. Это очень приятно. Спасибо всем огромное. Но отношусь к этому спокойно. Миллион подписчиков мне просто ни к чему.

— Как к увлечению спортсменок соцсетями относится Покровская?

М.К.: Нам ничего не запрещают, но мы сами понимаем, что можно выложить, а что не стоит. Фото из клубов не выставляем, хотя и не ходим туда. (Смеётся).

С.К.: Действительно, часто выбираться куда-то не получается, и девочки у нас умные. Так что в вопросах соцсетей никаких разногласий с тренерским штабом нет и никогда не было.

— Вы ни разу не были в ночном клубе?

М.К.: Бывает, на день рождения пригласят в какой-нибудь ресторан, где можно потанцевать. Но всё проходит чинно и благородно.

С.К.: Все остаются в рамках приличия. То, что никто не курит и не пьёт, даже не обсуждается. В нашем виде спорта, если ты попробуешь курить, просто задохнёшься в бассейне. Алкоголь же бывает на столах только по праздникам, например, на Новый год. И то мы обычно получаем всего три дня выходных, в которые хочется банально выспаться.

— Если куда-то выбираетесь, стараетесь продемонстрировать свои длинные ноги?

М.К.: На эту тему слышим много комплиментов, особенно когда надеваем платье. Люди говорят: «Девушки, у вас такие красивые ноги». Но за них, наверное, нужно благодарить родителей. Вообще, когда ребёнок приходит заниматься синхронным плаванием, тренер в первую очередь смотрит на конституцию мамы и папы. Всех подряд в этот вид спорта не берут.

С.К.: Сразу же смотрят, загибается ли у ребёнка стопа. Если да — всё супер. А если коленочки прогибаются — ещё лучше. Сейчас очень многим детям отказывают ещё на стадии набора в спортивную школу. В наше время отбор был куда менее строгим. И даже больше скажу: если бы я пришла заниматься синхронным плаванием в наши дни, меня бы не взяли, потому что я была толстенькой, как пончик. Любила покушать.

— Так может всё зависит от прилежности и работы на тренировках?

С.К.: Необязательно говорить ребёнку «нет», если он немного толстенький. С такими тренировками, как в синхронном плавании, он точно похудеет. Форма ноги тоже важна, но со временем стопа разрабатывается.

— Вы бы хотели, чтобы у вас было меньше тренировок, но больше турниров?

М.К.: Обычно нам нужно полгода работы, чтобы показать на соревнованиях максимальный результат. Если же мы будем больше ездить по турнирам, то не успеем подготовить программу по-настоящему высокого уровня.

С.К.: Мы давно привыкли, что у нас в год бывает один—два старта, и нам нужно много времени, чтобы отточить свои композиции. Если соревнований будет больше — уровень наших выступлений сразу упадёт. Мы будем выходить в бассейн «сырыми». Мотивация? Раньше меня мотивировало олимпийское золото, но когда выиграла его, поняла, что всё равно не могу без синхронного плавания, без тренировок и выступлений. Синхронное плавание — это моя жизнь, как бы тяжело ни приходилось порой. Продолжаю работать, потому что мне это нравится.

М.К.: В отличие от Светланы я ещё не выигрывала олимпийские медали, поэтому для меня золото ОИ — цель номер один.

— Как долго вы готовы оставаться в спорте на профессиональном уровне?

С.К.: Пока есть силы и возможность. В среднем в синхронном плавании девочки плавают до 30 лет. Так что всё ещё впереди.

— Самый известный ветеран в вашем виде спорта?

С.К.: Из тех, кто плавает сейчас, — Александра Пацкевич (двукратная олимпийская чемпионка из России. — RT), которой уже 28. Эльвира Хасянова (трёхкратная олимпийская чемпионка. — RT) поехала на свои третьи ОИ в Лондоне, когда ей было уже 31.

— Как долго сборная России будет оставаться на вершине пьедестала в синхронном плавании?

М.К.: Всё зависит только от нас, от того, как мы будем тренироваться. Надеюсь, наша гегемония не закончится никогда.

С.К.: Пока Татьяна Николаевна с нами, всё будет хорошо. Вместе с этим нужно много работать, трудиться и понимать, для чего всё это. Посмотрим, как дальше будет развиваться ситуация. Разумеется, соперницы делают всё, чтобы сместить нас с вершины. Надеюсь, у них ничего не получится. Нам остаётся просто работать, показывать максимальный результат и идти к своей цели.

Вступайте в нашу группу в VK, чтобы быть в курсе событий в России и мире
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Спорт
Загрузка...
Наука