«IAAF неправа, но не хочу провоцировать»: Шубенков о серебре ЧМ по лёгкой атлетике и выступлении под нейтральным флагом

Россиянин Сергей Шубенков, завоевавший серебро в беге на 110 метров с барьерами на чемпионате мира по лёгкой атлетике в Лондоне, в интервью RT рассказал, что помешало ему одержать победу и какие эмоции он испытывал, выступая в статусе нейтрального спортсмена. По словам атлета, его ободряли выкрики российских болельщиков с трибун. Также Шубенков заявил, что в тяжёлый период, когда российские легкоатлеты оказались в изоляции, он «очень сдружился» с Еленой Исинбаевой.
Шубенков о своём серебре на чемпионате мира по лёгкой атлетик
  • РИА Новости
  • © Антон Денисов

Сергей Шубенков изначально считался главным претендентом на медали в крайне усечённом составе сборной России, выступающей на ЧМ по лёгкой атлетике в Лондоне под нейтральным флагом. Именно на него в беге на 110 м с барьерами возлагались особые надежды как на действующего чемпиона мира. В итоге победить Шубенкову не удалось, он остался вторым, уступив бегуну из Ямайки Омару Маклеоду. Но это серебро действительно можно признать равноценным золоту. Сергей сумел остаться на уровне топ-спортсменов, несмотря на выпавший из карьеры 2016 год и украденные у него Олимпийские игры в Рио, на которых он мог стать одним из главных героев. Теперь Сергей готов к новым победам. 

«Последние два барьера я совсем «слил»

— Можно ли сказать, что это серебро с золотым отливом, учитывая всё, что происходило с российской командой?

— Надо отметить, что эту фразу всё-таки сказал не я. Конечно, если быть честным, не отношусь к серебру как к награде высшей пробы. Разумеется, я хотел взять золото. И всё вроде бы к этому шло. Набрал хорошую форму, по сезону всё складывалось так, как должно было. Но сам чемпионат мира — это совершенно особый турнир. Мне тяжело дались забеги здесь, как предварительный, так и полуфинал. Финал тоже получился очень нервным. Что ж, в этом году чемпионом стал Маклеод. Мне остаётся только радоваться тому, что я вернулся, если можно так выразиться, на большую беговую дорожку. Плюс, с третьего ЧМ подряд увожу медаль. В 2013-м в Москве была бронза, в 2015-м в Пекине — золото, и теперь вот — серебро.

— Победить вам помешали излишние эмоции?

— Это тоже. Хотя с нервами справиться всё-таки удалось. В принципе с тренером мы уже примерно разобрались, почему я пробежал дистанцию за 13,14 секунды, а не быстрее. Но даже если бы я избежал некоторых помарок, мог бы показать результат на пару сотых лучше, что всё равно не позволило бы стать чемпионом. Маклеод совершенно чётко меня обгонял.

— На шестом—седьмом барьере показалось, что вы даже вышли в лидеры. Видели это? Оценивали ситуацию на других дорожках или смотрели только вперёд?

— Конечно, во время забега я ничего не видел — глазеть по сторонам было просто некогда, но потом уже посмотрел повтор. На самом деле я бежал первым даже до седьмого—восьмого барьера. Я ушёл лидером со старта, шёл по крайней дорожке, но Маклеод потихоньку меня догонял и в итоге достал. Я это прекрасно чувствовал, хотя Омар был через дорожку от меня.

— Почему так получилось?

— Последние два барьера я совсем «слил», что называется. Но, повторюсь, это вопрос двух сотых секунды, которые глобально никак не изменили бы ситуацию. Главное: больной скорее жив, чем мёртв. Стараюсь позитивно смотреть на вещи, всё-таки это третья медаль ЧМ подряд!

«Мы с Исинбаевой сдружились»

— Российские болельщики были на стадионе?

— Конечно. Видел наши флаги. Некоторые даже проходили на трибуны в полной амуниции, в костюмах сборной. Самое интересное случилось на старте. Перед тем как прозвучит выстрел судьи, все болельщики традиционно затихают. Это очень захватывающее зрелище — огромный стадион вдруг замолкает. И вот в этой наэлектризованной тишине слышится крик: «Серёга, давай»! (Смеётся.)

— Одиноким себя не чувствовали?

— Ни в коем случае. Знаю, что поддержка была. Люди болели и переживали. В России многие ночь не спали, чтобы посмотреть мой финальный забег. Потом были звонки с поздравлениями. Удивительно, но родители получили их даже больше, чем после ЧМ в Пекине, когда я выиграл золото.

— После финиша у себя в Instagram вас поздравила Елена Исинбаева. Сама она вам не писала? Может, позвонила?

— Звонить — не звонила, но сообщение отправила. Мы ведь с ней очень сдружились в тот тяжёлый период, когда российские легкоатлеты оказались в изоляции. Теперь с ней периодически созваниваемся и переписываемся. Елена успела пожелать мне удачи даже перед финальным забегом, а потом искренне поздравила. Не скрою, мне это приятно.

«Петь гимн в гостинице запрещено»

— Не было желания после финиша, наплевав на все запреты, крикнуть «Россия!» или как-то ещё напомнить о своей национальности?

— Нет. Мы ведь прекрасно понимаем, куда приехали. Перед началом турнира нам раздали специальный кодекс поведения, в котором подробно расписано, чего делать нельзя. Даже во Всероссийской федерации лёгкой атлетики (ВФЛА) просили ни в коем случае не идти на конфронтацию. Если бы я нарушил установленные IAAF правила, меня бы не поняли.

— В гостинице не пытались петь российский гимн?

— Это же напрямую запрещено. Не хочется провоцировать людей. Но моя позиция по этому вопросу не изменилась. Мне кажется, IAAF была неправа с самого начала, ещё с ноября 2015-го, когда ВФЛА исключили из состава международной федерации. Но на турнирах я стараюсь вести себя корректно.

Также по теме
Российский легкоатлет Сергей Шубенков Серебро с золотым отливом: россиянин Шубенков стал вторым в беге на 110 метров с барьерами на ЧМ в Лондоне
Россиянин Сергей Шубенков завоевал серебряную медаль в беге на 110 метров с барьерами на чемпионате мира по лёгкой атлетике в Лондоне....

— Вы уже привыкли ездить на соревнования в нейтральном статусе?

— Не придаю этому большого значения. Весь вопрос ведь упирается только в цвет моего комбинезона. Правда, на церемонии награждения не поднимут флаг России. Это обидно. А если брать другие турниры, например, Бриллиантовую лигу, то там вообще все бегут в одинаковой форме, а награждение даже не проводится. Если же брать ЧМ в Лондоне, то мы живём в одном отеле вместе со всеми, ездим на том же транспорте, тренируемся на одном стадионе.

— Какое вообще отношение к команде со стороны легкоатлетов из других стран? Косые взгляды не бросают?

— Не стал бы говорить конкретно о командах. Я общаюсь с отдельными спортсменами и тренерами из других стран. Ко мне отношение самое позитивное. Меня всегда рады видеть. Люди говорят, что я не должен был пропускать прошлый год и что они действительно сожалеют по этому поводу. С тем же Маклеодом мы после финального забега обнимались не один раз. Он бесконечно рад меня «порвать». Это нормально.

— Какие у вас планы на будущее? Останетесь в Лондоне до конца ЧМ?

— Сегодня меня ждёт церемония награждения, которая, надеюсь, получится приятной. Но сезон ещё не закончен. В среду улетаю домой в Барнаул. Впереди два этапа Бриллиантовой лиги. Хочу взять реванш у Маклеода за поражение в Лондоне. Один раз мне удалось у него выиграть.

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе важных новостей.
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...